Нино Бурджанадзе: прагматик среди горячих мужчин

0

Политическим кумиром грузинской «царицы» Нино была и остается экс-премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер. Бурджанадзе очень сожалеет, что пообщаться им так и не довелось (их намеченная в 2004 году встреча сорвалась из-за смерти одного из самых любимых в США президентов Рональда Рейгана). Однако наша героиня с самого начала своей политической карьеры заочно многому научилась у Железной леди.

По стопам отца

Нино Анзоровна Бурджанадзе родилась 16 июля 1964 года в Кутаиси, который в средние века был столицей древнего грузинского царства. Вероятно, при выборе будущей профессии она ориентировалась на отца Анзора Бурджанадзе, который долгое время занимал высокие посты в Грузии и тесно общался с тогдашним президентом государства Эдуардом Шеварднадзе. Теперь Анзор занимается бизнесом – ему принадлежат крупнейшие в стране предприятия по производству хлеба.

Сама Нино неоднократно рассказывала, что уже в детстве серьезно увлеклась политикой, посмотрев фильм «Посол Советского Союза» о первой в мире женщине-после Александре Коллонтай. Отец девушки поддержал ее увлечение, хотя и предупредил, что ей будет несладко на политическом поприще.

После школы Нино собиралась ехать в Москву поступать в Институт международных отношений. Родители сначала одобрили решение дочери, но потом побоялись отпускать вчерашнюю школьницу одну в столицу. Пришлось ей остаться дома и поступить в Тбилисский государственный университет на юридический факультет, впрочем, особого труда это для нее, золотой медалистки, не составило. После окончания университета Буржанадзе все-таки добилась своего – она попала в столицу СССР. Ей удалось поступить в аспирантуру МГУ и в 1990 году успешно защитить кандидатскую диссертацию в области морского права. Однако Нино не стала задерживаться в Москве и вернулась домой – преподавала в университете, параллельно работая юридическим консультантом ряда грузинских министерств.

Хотя лидер партии лейбористов Шалва Нателашвили не считает Нино Бурджанадзе сильным юристом, но вспоминает, что в тот период она вызывала в нем симпатию как среднего уровня научный сотрудник, специальность которого – международное морское право – была тогда очень редкой в Грузии.

Путь Бурджанадзе в большой политике начался в 1995 году, когда она была избрана в парламент страны по спискам «Союза граждан Грузии» – партии ныне покойного Зураба Жвании, там она возглавила Комитет по юридическим вопросам и законности. После переизбрания в 1999 году наша героиня стала во главе Комитета по внешним сношениям.

О семье Бурджанадзе и о том, как она попала в парламент, ходили разные нехорошие слухи. Тот же Шалва Нателашвили заявлял, что она – дочь коррумпированного человека, миллионера, который в голодные годы гражданской войны в Грузии потратил на свою семью взятый в Турции государственный кредит в размере 30 миллионов долларов. Нателашвили также заметил, что именно на одну часть этих денег Анзор Бурджанадзе купил для дочери сначала место в парламенте, а на вторая часть позволила ей стать председателем парламента.

Провал «революции роз»

Переломным для Бурджанадзе и ее соратников стал октябрь 2003 года, когда в Грузии прогремела «революция роз». Ходили слухи, что ее организовали и профинансировали Соединенные Штаты, однако не стоит забывать, что в те годы Грузия находилась в тяжелейшем экономическом положении. Бюджет страны был практически пуст, царила тотальная безработица, и люди зарабатывали на жизнь, уезжая в ближнее и дальнее зарубежье. Неудивительно, что многие в стране хотели перемен и свержения власти президента Шеварднадзе.

Сама Нино уверена, что именно Эдуард Амвросиевич довел страну до катастрофы. И утверждает, что во многом виновато и его окружение, которое не смело спорить со своим шефом и убеждать его изменить политику. Бурджанадзе рассказывала, что ее отношения с президентом незадолго до начала революции окончательно испортились, так как она была единственной, кто позволял себе спорить с главой государства. Дошло до того, что он перестал брать трубку, когда спикер парламента хотела с ним побеседовать.

Во время революции Михаил Саакашвили и его соратники вывели на улицы Тбилиси около 100 тысяч человек. Уже перед самым штурмом главной президентской резиденции Шеварднадзе во избежание кровопролития сложил с себя полномочия главы государства. Революционеры, среди которых была и Бурджанадзе, ликовали! Они объявили народу, что начнут новую политику, направленную на повышение благосостояния граждан и экономики в целом.

Нино вспоминает, что период революции забрал у нее огромное количество сил. Только представьте, она собрала вещи и три недели вообще не покидала стен парламента, следя за развитием событий. К тому же, в это время спикер выполняла обязанности президента страны. Саакашвили, Жвания и Бурджанадзе днями напролет обсуждали их дальнейшие шаги в реорганизации государства. Нино говорит, что не замечала, когда и что ела и пила. А некоторые события тех напряженных месяцев вообще выпали из ее памяти.

Тогда Саакашвили и Бурджанадзе повели курс на евроинтеграцию. Их возмущала позиция России, которая, по их мнению, была категорически против такой политики и позволяла Грузии обращаться в Евросоюз только через Москву.

Когда Михаил Саакашвили в 2004 году выдвинул свою кандидатуру на пост президента, Бурджанадзе горячо его поддержала. Говорила, что на тот момент она сама сознательно оказалась от президентского кресла, во-первых, потому, что на ее взгляд, большая власть очень ограничивает свободу человека. Во-вторых, не хотела раскола Грузии, который неминуемо бы произошел, баллотируйся она в президенты. Страна попросту бы разделилась на два лагеря сторонников Саакашвили и Бурджанадзе.

После выборов Нино вновь стала председателем парламента. Однако ее дружба с Саакашвили не выдержала всех испытаний. Окончательный разрыв между ними произошел после трагических августовских событий 2008 года в Южной Осетии, хотя непонимание и напряженность их отношений наметились гораздо раньше.

Это произошло спустя несколько месяцев после того, как не стало Зураба Жвании. Неожиданная и подозрительная смерть премьера «правительства роз», по официальной версии наступившая в результате удушения газом, стала первой приметой распада в правящей команде. А Нино Бурджанадзе с самого начала причисляли к группе Жвании.

Затем она отказалась от работы в следующем парламенте. Ушла потому, что ей не дали права по своему усмотрению составить хотя бы часть списка правящей партии. Ее неожиданный уход – вечером, когда стало известно о разрешении ситуации, – послужил поводом для заявления президента Грузии. Михаил Саакашвили рассказал, что недоволен решением Бурджанадзе. А сама госпожа спикер думала иначе. «Если ты ценна для команды, тогда команда тоже должна считаться с тобой», – говорила она.

Потом Саакашвили отобрал у своей противницы положенную ей охрану и служебный автомобиль.

В Грузии на этот счет поговаривают, что Саакашвили и Бурджанадзе не могут поделить бизнес. Отец – Анзор Бурджанадзе, как уже упоминалось, один из самых крупных бизнесменов Грузии, а муж Нино – Бадри Бицадзе, бывший военный прокурор, до сих пор работает главой пограничной полиции страны. О конфликте интересов говорят давно: ведь муж и жена занимали посты в законодательной и исполнительной ветвях власти, а отец-предприниматель якобы всегда имел поддержку дочери.

Ловушка, которой можно было избежать

Бурджанадзе совсем отвернулась от Саакашвили после грузино-российского конфликта. Теперь она стоит во главе оппозиции, ежедневно устраивающей в Грузии акции протеста, направленные на смещение с должности действующего президента.

Однако наша героиня уверена, что в потере Грузией Южной Осетии и Абхазии решающую роль сыграла Россия. По ее мнению, Россия всегда старалась провоцировать грузин на конфликт. В первый раз им удалось избежать военной операции, когда Владимир Путин в 2007 году подписал указ об особенных отношениях с властями отколовшихся грузинских автономий.

«То, что произошло в августе 2008 года — это чистая провокация со стороны южных осетин, – уверена грузинский политик. – Никто ведь не верит, что Россия пыталась остановить Кокойты (президента Южной Осетии). Это Кокойты обстреливал грузинские села, имея поддержку и прямое указание России».

Но и Саакашвили она не оправдывает. «Когда бомбят твои села и города, нужно было сделать все, чтобы, зная, что тебя провоцируют, воздержаться от того, чтобы попасть в эту ловушку, – говорит Нино Анзоровна. – Никто даже не задумался над анализом того, как южные осетины и абхазы получают гражданство РФ. А ведь эти действия абсолютно незаконны. Давайте просто представим себе, что Германия начнет раздавать свои паспорта жителям российского анклава на Балтике – Калининградской области, а потом заявлять о защите государственных интересов? А ведь все помнят, что до Второй мировой войны Калининград назывался Кенигсбергом и принадлежал немцам».

Открытое противостояние с Саакашвили не может не отразиться на его бывшей соратнице. В последнее время доходами лидера оппозиции заинтересовалась налоговая полиция, которая оштрафовала ее почти на миллион долларов. Внимание  налоговой инспекции привлек факт покупки госпожой Бурджанадзе дачи, расположенной на территории госрезиденции. Рыночная стоимость дачи определяется в 12 млн. лари, тогда как в сделке указана комичная цена – 1 лари. Налоговики утверждают, что к ним не поступало декларации об этой покупке, и поэтому Бурджанадзе было выслано налоговое требование выплатить 1 млн. 526 тыс. лари – то, что причитается госказне.

Многие склонны считать, что подобный выпад в сторону экс-спикера связан именно с политикой. Сама  Нино Бурджанадзе расценивает претензии налоговиков методом давления и запугивания, дабы отвлечь ее от оппозиционной деятельности.

По закону у Бурджанадзе есть еще время, чтобы подать протест на претензии налоговой инспекции. Если ответчик  откажется выплатить всю требуемую сумму, дачу могут конфисковать и выставить на аукцион. В свою очередь, экс-спикер подала в суд иск на Саакашвили в ответ на обвинения ее в сотрудничестве с российскими спецслужбами.

Сила в семье

В редкие часы досуга Нино Бурджанадзе любит слушать классическую музыку, с удовольствием ходит в театр, выращивает цветы и возится с домашними животными. Дома у нее две собаки – пудель и кавказская овчарка, птицы, аквариумные рыбки… А любовь к театральному искусству ей передалась от отца. Анзор Бурджанадзе в свое время учился в Тбилисском театральном институте и был однокурсником выдающихся грузинских актеров.

Плюс ко всему Нино считают женщиной утонченной и со вкусом, чему способствуют и ее материальные возможности. В одежде, как и в музыке, она отдает предпочтение классике: элегантные фасоны, пастельные тона – никаких излишеств. Несколько раз Нино признавалась в любви к некоторым маркам известных дизайнеров и дорогим бутикам. Но эти откровения дорого ей стоили – в нищей Грузии на лидера оппозиции многие ополчились.

Во время любых невзгод Нино поддерживают любимый муж Бадри, с которым она познакомилась еще в студенческие годы, и два сына. Супруг с пониманием относится к тому, что его жена неделями может не бывать дома. Для Нино он настоящий друг и опора, она считает, что без него никогда бы не достигла сегодняшних высот.

Разделяют взгляды матери и сыновья. Правда, когда была революция, и она сутками работала и общалась с демонстрантами, младшему сыну, которому тогда было 10 лет, очень не хватало материнской любви. Подросток упрашивал Нино бросить работу – он считал, что мама должна быть мамой, а не спикером парламента.

Помимо любимых людей, Нино находит утешение в религии. Интересно, что крестилась она сравнительно поздно – в 20 лет. В то же время, она живет по принципу – «на Бога надейся, а сам не плошай», и старается не докучать Небесам своими просьбами, а решать текущие проблемы самостоятельно.

Подготовила Анна Попенко

Поделиться.

Комментарии закрыты