О.Бузина: «Если Богу будет угодно, то без крови разбежимся»

0

Скандально известный писатель и журналист Олесь Бузина рассказал во время он-лайн-конференции на From-Ua о том, испытывает ли он давление со стороны властей, какой государственный строй был бы идеальным для Украины и почему он не хочет уехать жить заграницу.

«Отрадно было видеть Ступку, который говорил про Русь»

– Кто по национальности ваша мама и ваш папа? С какой нацией вы идентифицируете себя?

– И моя мама, и мой папа – украинцы. Моя мама родилась на Черниговщине, в семье раскулаченных, ее папа умер в 1940 году, ее дедушка был во время Первой мировой войны царским офицером. Многие образованные крестьяне в связи с военными потерями становились офицерами. Это произошло и с моим прадедушкой, т.е. маминым дедушкой Андреем Бубырём. Мой папа происходит из старого казачьего рода, он родился на Восточной Украине в бывшем сотенном казачьем местечке Куземин. Сотенное местечко – это центр сотни. В советские времена это было просто очень большое село, больше чем 1000 дворов, с двумя кирпичными заводами и художественной мастерской. Все мои предки жили на Украине. В 19 веке их называли малоросами, в 17 – просто русскими или русинами, как называли тогда население Украины. Среди моих предков такие фамилии, как Гайдамака, Гусак (девичья фамилия моей бабушки по мужской линии), Юрченко (девичья фамилия моей мамы). Никаких других корней у меня нет – только казаки и крестьяне.

Я называю себя и украинцем, и русским, потому что для меня украинец – это такой русский. До революции это называлось триединым русским народом, состоявшим из малорусов, белорусов и великорусов. Сейчас это, наверное, лучше называть суперэтносом, по Гумилеву. Знаете, как немцы – которые живут в Германии, Австрии и Швейцарии, но чувствуют свою духовную близость. Даже книжный рынок у них единый. Новинка, которая выходит в Швейцарии, тут же попадает в книжные магазины Берлина и Вены, к примеру. Я чувствую себя прямым потомком тех, кто населял Киевскую Русь. А это население называлось русскими. Русь для меня – это глубокое духовное понятие, очень позитивное по смыслу. Оно несет в себе прежде всего любовь. При этом я не отрицаю, как уже говорил, независимости Украины и двуязычности украинской культуры. Или, если хотите, двуязычности русской культуры, потому что тот же Шевченко до революции считался русским писателем.

– За что вы цените Николая Васильевича? И что значит Николай Васильевич для вас как художника?

– Гоголь – это самый глубокий прозаик, когда-либо писавший об Украине. Я его невероятно ценю. У него есть коротенькое произведение – "Очерк об истории Малороссии". Уже написав "Тайную историю Украины-Руси", я перечитал его и обнаружил, что концептуально он написал совсем молодым человеком то, что я развернул в книжку на 320 страниц. Я не знаю, случайно ли это совпадение, или я в детстве читал эту его статью, а потом забыл о ней, и она проросла через 20 лет в моем мозгу, но это так. В детстве я читал Гоголя по однотомному изданию начала 20 века с "ятями" и твердыми знаками. Эта книжка до сих пор есть в моей библиотеке. Когда-то моя мама в пору своего послевоенного детства выменяла ее за подушку.

– Почему творчество Гоголя практически отвергнуто на Украине – русский язык произведений или та "жесть", которую он написал в "Арабески. Из истории возникновения Малороссии"?

– Украинскому официозу Гоголь не нужен, потому что он говорит правду. В одной из газет я прочитал признание сына Ющенко, что он даже в школе читал "Бульбу" только в сокращенном украинском переводе из хрестоматии. Слава Богу, хоть на премьеру фильма "Тарас Бульба" пришел. Может, задаст потом пару вопросов отцу. Мне бы хотелось, чтобы эти вопросы были от имени Остапа, хотя сына Ющенко зовут Андрей.

– Понравился ли вам фильм "Тарас Бульба"?

– Фильм "Тарас Бульба" мне очень понравился. Отрадно было видеть Ступку, который говорил про Русь.

– Как вы относитесь к экранизации "Вурдалака?"

– Мечтаю снять такой документальный фильм. Учитывая настроение умов, даже смягчил бы для этого название. Чтобы люди спокойно услышали, что я хочу рассказать им о подлинном Шевченко, который был очень противоречивым человеком, и в жизни, и в идеологических взглядах. К сожалению, для такого фильма пока нет возможности. Это та цензура, о которой мы только что говорили. Но я думаю, что такой фильм я когда-нибудь сниму.

– Понимаете ли вы, что за похожий на «Вурдалака» опус про Пушкина в России вам пели бы анафему? И это было бы правильно!

– Первое похожее произведение написал еще в 60-е года российский интеллигент, более того – коренной россиянин, потомок священников Андрей Синявский. Сейчас его книжка считается классикой. Жаль, что вы про нее не слышали. А я ни у кого не списываю. Хотя про Пушкина у меня будет художественная вещь с элементами фантастики.

– Есть ли у вас желание осветить неизвестные стороны жизни другого "столпа" украинской литературы Ивана Франко – так же обстоятельно, как и у Шевченко?

– Про Ивана Франко есть отдельная глава в книге, которую я сейчас пишу – в продолжении "Тайной истории Украины-Руси".

– Зачем вы написали «Гарем для женщин»?

– Моя книжка называется немножко не так – "Верните женщинам гаремы". Я писал ее потому, что был молод, и больше всего на свете меня интересовали женщины, их душа и их тело. Но в этом году мне уже исполняется 40 лет, а в этой книжке есть рассказы, которые я писал первокурсником! Мне хотелось писать о женщинах с юмором. Иногда с жестким юмором, но честным. Я рад, что умным женщинам эта книжка нравится. Хотя есть и другие, которые ничего в ней не понимают или делают вид, что не понимают.

– Украинская литература построена на принципе нытья: "Як нас гнобили". Ни одной общечеловеческой и вненациональной идеи нет. Что вы скажете о творчестве Загребельного? Как по мне – жуткая нудятина!

– Я знал Загребельного лично. У него есть очень хороший роман – "Юлия". Поверьте, это замечательная проза. Мужская. Честная. Абсолютно свободная от привычной украинской нудятины. К концу жизни эту нудятину Загребельный сумел преодолеть. Он становился все более свободным человеком и писал все лучше. Кстати, Загребельный невероятно много читал. Я был у него дома. Павел Архипович был настоящий книгоед.

Не приглашают в ток-шоу, потому что скажу то, что их не устраивает

– Являюсь давним читателем Интернет-газеты "Сегодня", на страницах которой вы ведете свой блог и радуете нас – читателей – субботними историями. Как относится редакция издания к вашим, мягко говоря, неудобным для украинской власти взглядам на историю и события сегодняшнего дня? Имела ли газета какие-либо проблемы, преследования из-за ваших публикаций?

– На газету подавали в суд из-за моих публикаций. Я подал ответный иск, и мы выиграли. Потому что пишу я очень корректно и только на основании реальных доказательств. Фантастикой не занимаюсь. Редакция меня поддерживает. Я всегда работал в комфортных местах – "Киевских ведомостях", "2000", теперь в "Сегодня". Со всеми сохранил хорошие отношения. Те люди, которые со мной работали, знают меня лучше, чем критики со стороны.

– Возникали ли у вас споры с Национальной экспертной комиссией Украины по вопросам защиты общественной морали. Например, насчет вашей книги «Верните женщинам гаремы»? Как вы считаете, нужна ли Украине НЭКВЗОМ или подобный орган? Ваше мнение о состоянии цензуры на Украине?

– Споров с цензурой по поводу книги "Верните женщинам гаремы" пока не возникало. Первое издание книги вышло еще в 2002 году. Потом я его дополнил и напечатал еще 2 издания.

Национальную экспертную комиссию считаю абсолютно бесполезным бюрократическим органом. С юридической точки зрения он не соответствует Конституции, в которой записано, что цензура на Украине запрещена. НЭК – это просто синекура.

А цензуры официально как бы нет, но по факту она всегда есть. Ее приходится ломать или обходить.

– Оказывает ли на вас давление нынешняя власть?

– Конечно, оказывает. Обратите внимание: меня не приглашают в ток-шоу, потому что я там скажу то, что их не устраивает. Это такая форма давления на меня власти: а давайте-ка перекроем кислород! Но власть всегда будет опаздывать. Она оседлала телевизор, а свободное слово захватывает Интернет. Я поставил себе на днях кабельный телепакет с сотней телеканалов, и оказалось, что совершенно не хочу смотреть УТ-1, что мне не интересен 5 канал, и даже Шустер. Поток информации такой, что нынешние потуги украинской власти остановить свободу слова в телепространстве напоминают потуги бобра построить ДнепроГЭС.

Ни Запад, ни Москва не станут вкладывать деньги в сепаратистские проекты на Украине

– О каком государстве Украина вы мечтаете?

– Я мечтаю, чтобы граждане Украины любили друг друга, невзирая на политические разногласия. Мне хотелось бы, чтобы это была федеративная страна, с широкими возможностями для развития украинского и русского языков, с преподаванием их в школе, с кинопроизводством, с крепкой промышленностью и возможностью использовать все выгоды, которые дает ее транзитное положение между Востоком и Западом. Мне хотелось бы, чтобы украинские псевдодемократы перестали быть марионетками США, а "регионалы" начали бы действительно защищать своих избирателей, а не спекулировать ими.

– Как считаете, может быть, все беды происходят из-за того, что разные взгляды на Западной Украине и на Юго-Восточной: политические, экономические, язык, героика и т. д. Не пора ли нам разойтись, как словаки с чехами?

– Западная и Восточная Украина действительно очень разные. Но в ближайшее время мы не разойдемся. Для этого нет предпосылок. Через Украину проходит газовая труба в Европу из России. Ни Запад, ни Москва не станут вкладывать деньги в сепаратистские проекты на Украине. Вообще, сепаратизм Юго-Востока, Крыма, Закарпатья или Галиции – это миф. Жители этих разных регионов просто являются стихийными федералистами. Я думаю, в будущем Украина будет федерацией, как Германия, Россия, Швейцария или США. Это сгладит большинство противоречий в стране. Не нужно навязывать в Крыму украинский язык, это вредит и украинскому языку, и Украине. Построить украинскую империю по типу развалившейся российской не получится. Другое время. В Европе все стремится к культурному многообразию.

– Как вы видите развитие ситуации на Украине в ближайшее время? Та ситуация, которая сложилась сейчас, крайне нестабильна и создаётся впечатление, что мы летим в пропасть… Я понимаю, что предсказательство – дело тяжелое и неблагодарное, но вы хорошо знаете нашу историю и можете дать четкие аналогии с вашей точки зрения.

– Говоря об украинской ситуации, я скорее сравнивал бы не с прошлым, а с нынешним положением у соседей. Например, в Германии мировой кризис практически незаметен. Евро стабильно, все заводы работают. Некоторые проблемы были только у "Опеля". Но у них новый инвестор, и сейчас ситуация наладилась. Наши проблемы из-за того, что Тимошенко и Ющенко – плохие государственные менеджеры. 4 года до кризиса они занимались только политическими разборками и радовались искусственному экономическому росту на дешевых кредитах. Теперь этот мыльный пузырь лопнул. Это будет уроком для тех политиков, которые заменят Витю и Юлю. А утонут они, держась друг за друга.

– Кого вы хотели бы видеть во главе Украины и как вы относитесь к воссоединению ее с Россией?

– Как я отношусь к воссоединению Украины с Россией? Представьте, что это произошло. Тогда все наши внутренние беды наши бездари стали бы опять валить на Россию. Спросите у России, хочет ли она объединяться с Украиной. Что касается меня, то я считаю, что Украина и дальше должна оставаться суверенным государством. Надо учиться быть взрослыми и отвечать за свои поступки. Но я считаю, что для будущей обновленной Украины союз с Россией по типу Евросоюза очень полезен. Это означало бы, что члены этого союза поочередно председательствовали бы в нем. Например, в этом году Белоруссия, в следующем – Казахстан, еще через год – Украина. Мне кажется, что такая или подобная модель рано или поздно возникнет.

Кого бы я хотел видеть во главе Украины? Компетентного, честного политика, который не рассказывал бы про руки, никогда не кравшие, а просто бы не крал и не потворствовал низменным инстинктам в народе. Если мы заслужим, Бог нам такого пошлет.

В ближайшее время "Окаянные дни" не закончатся. Слишком далеко зашел процесс общегосударственного разврата. За националистов выдают себя обыкновенные жулики и воры. В тех, кто пытается говорить правду, ищут врага. Реальной свободы слова нет. Она вырождается или в бесконечные пустые ток-шоу на олигархических каналах, или в безответственное Интернет-хамство. Но я не думаю, что с этим нужно мириться.

– Что вы думаете о разделении украинцев на "свидомых" и малорусов, возможно ли разделение Украины на "Малороссию" и "Галичину"?

– Малоросы и галичане – это действительно два разных мировоззрения. Реально украинцы на них и делятся. Специалисты по этнологии называют такие объединения людей субэтносами. На Украине ситуация осложняется тем, что Галиция является частью западной цивилизации, а Восток Украины (можно называть его Малороссией или Малой Русью) входит в цивилизацию восточную. С другой стороны – между восточной и западной цивилизациями не такая уж глубокая пропасть, как кто-то думает. Если появится конструктивная объединяющая идея, украинцы, несмотря на этнические различия, будут чувствовать себя нормальными гражданами одного государства. Если такая идея не появится, в будущем (но я думаю, не завтра или послезавтра) Украина действительно может распасться, как когда-то распалась Киевская Русь – на Галицкое, Черниговское, Киевское, Суздальское и другие княжества.

Если Богу будет угодно, то без крови разбежимся. Если нет – будем жить дальше в коммунальной квартире. Мне кажется, что лучше всего тут подошли бы методы федерализма. К сожалению, не только Запад или Восток Украины, но и вся Украина в целом как политический организм самостоятельно решить этот вопрос не может. Она слишком зависит от центров влияния за ее пределами. И как ни странно, меньше всего такой демонтаж Украины сейчас нужен Москве.

Новый имперский проект в Киеве

– Есть ли, на ваш взгляд, альтернатива Тягнибоку сотоварищи?

– Думаю, что Тягнибок больше всего хотел бы избавиться от имиджа опасного человека в украинской политике. Меньше всего он хотел бы, на мой взгляд, реального повторения событий 30-40 годов на Украине. Да, он вешает портрет Бандеры, но я думаю, что сам он не Бандера. Другое время и другие политики. Успех Тягнибока в Тернополе – это свидетельство кризиса БЮТ и последствия той гуманитарной политики, которую с 1992 года проводили Кравчук, Кучма и Ющенко. Они любовно растили украинский постбандеровский национализм. Оказалось, что на Западе Украины это направление теперь съедает электорат тех, кто его породил. Лично я не вижу большой разницы между Тягнибоком и Ющенко или Тимошенко. То, что у них в голове и в реальных делах, у Тягнибока на языке. Зря делают из него какого-то монстра. Тимошенко, например, – это настоящая опасность для Украины. А Тягнибок – просто ускоритель процессов самоорганизации на Востоке Украины. Сейчас обязательно появится аналогичная сила, только с противоположным идеологическим знаком. И это
не фантастика.

– Есть ли у вас знакомые и друзья, которые были очарованы Майданом и были его активистами? Если есть, то что они говорят сегодня? Согласны ли вы с тезисом, что технологии украинского Майдана ноября 2004 года и января 1933 года в Германии являются идентичными?

– Мои друзья, как и я, были против Майдана. Они уже тогда знали, что это обычный «развод». Это была политическая пирамида, в результате которой выиграли Тимошенко и Ющенко. Потому они не были Майданом разочарованы. С другой стороны, я был приятно удивлен, встретив среди энтузиастов Майдана тех, кому нравилась моя книжка «Вурдалак Тарас Шевченко».

– Украина и все мы обречены на периферийное существование (в науке, культуре, политике, экономике и т.д.), пока мы не вернемся в наше историческое русло – наш имперский проект. Каким он должен быть – это пока из области фантастики. Как думаете, произойдет ли в мозгах народа когда-нибудь настоящая революция, смена тренда и осознание своего истинного места в мире для следующего рывка вперед? Или блуждание за евро-фантомами, а реально – прозябание и запустение, которое мы с вами констатируем, это уже навсегда?

– Новый имперский проект обязательно будет на землях восточных славян. Никто не может отменить законы истории. Когда пала империя в Киеве, она поднялась в Москве и Петербурге. Если провидению будет угодно, то столица империи вернется в Киев. Конечно, многим это не понравится, скажут, что жить дорого, что киевляне такие же заносчивые, как москвичи раньше, что смотрят на всех свысока. Ну а если честно, мне бы хотелось, чтобы Киев стал центром обновленного союза евразийских государств – независимых, но очень взаимосвязанных. Дальние родственники половцев живут сейчас в Казахстане, потомки волжских булгар населяют Татарстан в России. Мне нравятся девушки и белой, и монголоидной расы – те самые красные половецкие девки, за которыми ходил князь Игорь. Мы очень взаимосвязаны. Больше, чем некоторые себе представляют. Поверьте, я очень люблю Европу. Мне нравится жить в Италии неделями, но, к сожалению, нет такой возможности. Это очень дорого. Я живу скромно. Мой автомобиль – «форд» 14-летней давности – стоит сейчас не
больше трех тысяч долларов. Ни особняков, ни заводов, ни счетов в банке у меня нет. За годы украинской независимости не заработал даже на новую квартиру. В то же время, бывая в той же Италии, отдыхая от нашего психоза, я все равно упорно возвращался на Украину, хотя мог бы присоединиться к обычным украинским заробитчанам. Я, между прочим, очень люблю строить и, кроме складывания слов в книжки, люблю складывать кирпичи в дома. Но все равно постоянно чувствую, что жить и строить мне нужно только на Украине, поэтому и не уехал ни на Запад, ни в Москву или Петербург, где мне тоже психологически очень комфортно.

Мне 40 лет. Но я до сих пор занимаюсь спортом – плаваю, бегаю, качаюсь на турнике и брусьях. Наверное, литература – это для меня тоже признак такой же спортивности. Буквально 2 дня назад я сидел, ожидая своей очереди у зубного, и подумал: неужели тебе хотелось бы не иметь 11 судебных процессов (кстати, я их все выиграл), доносов на тебя, нападений, а также трех популярных книг, и сидеть тихим, незаметным Акакием Акакиевичем Башмачкиным. Или растением. Нас и так постоянно пытаются превратить в овощ, так стоит ли помогать своим врагам? Они только мечтали бы, чтобы я уехал в теплую страну. Но вы знаете, что они настолько жадные, что ни разу не предложили мне даже путевки в писательский дом творчества в Ирпене, а не то что на Гавайях.

Украина – это моя страна. Никому ее я не отдам. Если кому-то рядом со мной в этой стране неудобно – это их проблемы.

– По вашему мнению, почему провалились разрекламированные акции Партии регионов? Потому, что ПР предала своих избирателей или потому, что люди больше верят Тимошенко? Или другие причины?

– Я думаю, что Тимошенко особенно не верят. У нее тоже плохо с народной поддержкой. Но и «регионалы» не верят тому, что проповедуют. Когда они начнут действительно бороться за свой электорат и отстаивать его права, а не свои должности в будущем гипотетическом правительстве, народ это почувствует. «Регионалам» не хватает искренности. Они столько раз сдавали назад и бросались в объятия Ющенко, что теперь за них будут голосовать только потому, что на Востоке еще больше не любят Юлю, Витю Ющенко или Яценюка. То есть не из-за любви, а потому что лучших пока нет.

– Не хотите ли вы уйти в политику? Таких людей, как вы, обладающих широким и трезвым умом, мировоззрением и чувством иронии, очень не хватает в нашей.

– Я не хочу уйти в политику. Но если вынудят – то придется в нее уйти.

Источник –From-Ua

Поделиться.

Комментарии закрыты