Один Байрон: «Стереотипы о себе придумали сами русские»

0

Вернувшись с любимого Байкала, актер полон вдохновения и сил: в восьмом сезоне «Интернов» его героя Фила ждет напряженная пора, как, впрочем, и других героев сериала: появление новой практикантки снова нарушило шаткое равновесие в клинике, а Семен Лобанов и Алексей Быков раскроют зрителям некоторые тайны своей личной жизни.

«Если раньше действие фильма происходило в основном в больнице, то в новых сериях пространство расширилось и переместилось в квартиры героев. Если говорить о моем Филе, то его тоже ждут перемены. Прежде в больнице он был новичком, а сейчас – свой парень», – делится планами «русский американец».

«Нет, я не Байрон, я другой»

Прожив восемь лет в России, Один Ланд Байрон устал объяснять каждому новому знакомому, что к великому поэту он не имеет никакого отношения – среди его предков не было ни одного англичанина – одни скандинавы, датчане и шведы. Но все-таки в нем проскальзывает что-то от мятежного поэта – кому еще взбредет в голову променять благоустроенную Америку на суровую и непредсказуемую Россию?  

В отличие от своего героя Фила Ричардса, актер приехал в Москву хорошо подготовленным. В доме Байронов обожали добрые советские мультфильмы и комедии Гайдая, Рязанова, Данелии. «Никогда не думал, что вы пьете целыми днями водку, а по Красной площади гуляют медведи. Мне кажется, большинство стереотипов о себе придумали сами русские, – рассуждает актер. – Для меня Россия всегда представлялась в некоем романтическом образе. Такая далекая, холодная страна, где люди творят в темноте. Она прежде всего была для меня связана с театром, с искусством, – рассуждает актер. – Жизнь тут такая заманчивая, сложная, далекая, дикая. Почему-то это меня завораживало».

В то же время Один признает, что только путешествие помогает по-настоящему почувствовать, что такое дом и семья: «Пожив в России, я понял, что Миннесота – это то, куда хочется возвращаться», – откровенничает актер. – Недавно мы с братом купили участок в Америке, на родной земле, в штате Висконсин. Сейчас мы думаем, что можно с ним сделать». К слову, брат Одина – такой же неутомимый путешественник. Сейчас он живет в Непале и фотографирует старинные пагоды.

Когда на факультете музыкального театра, где учился юноша, объявили набор студентов, желающих принять участие в культурном обмене со школой-студией МХАТ, Один одним из первых поднял руку. В ту пору он переживал бурное увлечение симфоническим оркестром Валерия Гергиева и давно хотел взглянуть своими глазами на родину своего кумира. Кроме того, сыграв в паре малобюджетных постановок, молодой человек понял, что ему не хватает классического актерского образования. Мало кто знает, что программа большинства американских театральных институтов не предусматривает даже самого поверхностного знакомства с системой Станиславского. Молодые режиссеры, ударившись в перформанс, полагают ее устаревшей, а актеры, привыкнув к глубокомысленному ширпотребу, просто не хотят забивать себе голову. Одина воспитывали иначе, поэтому он категорически не приемлет дилентантского подхода и профанации в искусстве. «Я занимался классическим балетом и оперным пением не для того, чтобы потом выходить на сцену Мариинки, а потому, что это необходимая основа. В школе студент должен прежде всего познакомиться с основами. Не нужно сразу вскакивать в современное искусство», – объясняет актер. Просто интеллектуалка-мать очень не хотела, чтобы ее дети походили на персонажей Михаила Задорнова, над каковыми она и сама любила посмеяться. Поэтому Один и его старший брат с детсадовского возраста были загружены до предела: иностранные языки, спорт, музыка, танцы. Зато сейчас актер свободно говорит по-датски, по-французски и по-итальянски, а знания «великого и могучего» ему хватает не только на односложные реплики в ситкомах, но и на монолог принца Датского в переводе Пастернака.

Не имей сто рублей, а имей сто друзей

Даже не верится, что Один приехал в Москву, почти не зная языка. Зачитанный до дыр разговорник оказался совершенно бесполезен. В минуты отчаяния молодой человек даже хотел вернуться домой, распрощавшись с мечтой, но его поддержали чуткие педагоги – руководитель курса Константин Райкин и специалист иностранного отдела МХАТ Елена Лисина, которая помогла иностранному студенту разобраться в парадоксальной логике русской грамматики. А еще молодого актера приятно удивили отношения между студентами: он ожидал жесткой конкурентной борьбы, но одногруппники дружно взяли шефство над заморским гостем. Когда в студии ставили «Гамлета», Один неожиданно для самого себя получил главную роль. Казалось, вот где раздолье для завистников, тем более что американец сам стеснялся своего везения и сильно переживал из-за своего акцента. Но никому и в голову не пришло над ним смеяться – напротив, все партнеры по спектаклю поддерживали его, как могли, уверяя, что в его произношении чувствуется некий особый шарм. «Когда я вышел к зрителям в первый раз, мне было очень страшно! Возникло ощущение, что я просто выучил какие-то звуки и верю, что они что-то значат для людей в зале», – вспоминает Один, награжденный престижной театральной премией «Золотой лист» за свой первый спектакль.

И лишь одна ложка все время норовит испортить бочку меда: Байрон совершенно разучился жить по законам джунглей. Отработав пару контрактов в Лос-Анджелесе, актер зарекся связываться с американскими антрепренерами – отныне он работает в США только по приглашению. Но конкуренция для него – не самоцель: вместо того, чтобы растрачивать здоровье и нервы в очередном крысином забеге, Один продолжает открывать для себя непостижимую русскую душу русской глубинки. Он уже изучил все маршруты Золотого Кольца и Владимирской Руси, а недавно съездил еще и в Иркутск, подарив себе четверо суток живописных пейзажей за стеклом неторопливого вагона. Но больше всего актеру нравится седой Байкал, чем-то напоминающий озеро Верхнее, на берегах которого он вырос. «Приезжая домой, я всегда тоскую по Москве. Жить в России – сплошное приключение! Даже боюсь возвращаться в Америку. В прошлом году я провел полгода дома и все время читал Пушкина, – признается Один. – Постоянно жить в своей стране – это же скука смертная!»

Все лучшее – детям

На съемках «Интернов» сложилась точно такая же непринужденная обстановка, как и в студии: «Над сценарием мы работаем совместно и додумываем его прямо на съемочной площадке. Иван Охлобыстин, естественно, тут же понимает, будет шутка успешной или нет. Мне приходится слегка тяжелее, в особенности, когда встречаются медицинские понятия. Дома немедленно открываю Интернет и читаю, что это такое, а позже немало раз работаю с текстом, чтобы не забываться на площадке», – рассказывает Байрон.

Что примечательно, роль американского интерна Фила Ричардса, как будто специально написанную для чудаковатого парня из Миннесоты, досталась Одину совершенно случайно. После второстепенных ролей в сериалах «Иван Грозный» и «Город грехов»

актер-перфекционист решил сделать паузу и все-таки добить проклятую русскую фонетику, но снова вмешались заботливые товарищи, бегавшие по всем кастингам без разбора. Узнав, что в сценарии ситкома, в точности срисованного с американского сериала Scrubs, есть герой-американец, кто-то из друзей дал продюсеру телефон агента Байрона. Недостаток неожиданно превратился в достоинство – едва ли не впервые Один смог по-настоящему расслабиться перед камерой.

Да и сейчас актер, несмотря на неистребимый акцент, прекрасно справляется с пьесами Островского на подмостках знаменитого «Сатирикона» и мечтает создать свой собственный театр на пару со своим другом и единомышленником Казимиром Лиске, чтобы познакомить россиян с оригинальным жанром сторителлинга.

В прошлом году Байрон и Лиске привезли в Киров на фестиваль «Новый театр – детям» свою первую постановку «Лафкордио». Смешная и грустная история про льва, который научился стрелять и потерял свое «Я», рассказанная на два голоса, не оставила маленьких зрителей равнодушными: ребятишки посмелее даже вступали в диалог с актерами прямо из зала. «Лично для меня современные увлечения детей – это только симптомы, – делится впечатлениями Один. – Такие вещи, как фашизм или видеоигры, где много насилия, – не показатель того, что эти дети плохие. Настоящая проблема – в другом: людям не хватает контакта, чего-то интересного в жизни. Не за что зацепиться, нет людей, которые бы по-настоящему интересовались бы детьми, помогали бы им расти. Поэтому молодежь сама находит себе плохое занятие», – рассуждает актер.

Подготовила Анабель Ли,
по материалам vtabloid.com; peoples.ru; progorod43.ru; dosug.samara24.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты