Олег Блохин: «С одной стороны я — диктатор, с другой — демократ»

0

О самой яркой звезде советского футбола приходилось слышать разное. Но в одном сходятся все: Олег Блохин — человек, который всегда имеет свое мнение и никогда не стесняется его высказать.

— Вы работали в связке с Андреем Балем и Юрием Роменским в сборной Украины. Интересно, матчи национальной команды в отборочном цикле ЧМ-2010 смотрели вместе с коллегами?

— Такого не было ни разу, я практически все поединки наблюдал по телевизору, и только выездной матч с Грецией — на стадионе. Игру сборной мы в клубе, конечно, обсуждали. У нас даже есть общая позиция. Но выносить ее на суд общественности не буду.

— Рассказывают, что Михайличенко позволял игрокам выпить пива после игры. А как вы относитесь к такому сочетанию — футбол и алкоголь?

— У меня принципиальная позиция по отношению к футболистам — делайте, что хотите, но мои режим и требования соблюдать неукоснительно! Я, конечно, не буду бегать за игроками по ресторанам или следить, чем они занимаются дома. Но на тренировке же все видно… Сейчас уже не те футболисты пошли, чтобы после выпитой накануне бутылки водки выйти на поле и что-то показать. А еще я постоянно пытаюсь донести до их сознания, что спортивный век очень короток, поэтому надо стремиться в отведенные, скажем, десять лет активной карьеры, использовать свои возможности и шансы по максимуму. Хотя бы для того, чтобы обеспечить себе будущее. Ну а если уж человеку так важно расслабиться, то есть в конце концов отпуск и выходные. Получается, с одной стороны я — диктатор, с другой — демократ (улыбается).

— Олег Владимирович, у меня такое впечатление, что у вас поднакопилась куча материалов для новой книги. Не думали об этом?

— Поднакопилась — не то слово! Но пока таких планов нет, времени просто не хватит.

— А назовите тогда свои любимые книги?

— «12 стульев» Ильфа и Петрова, «Три товарища» Ремарка.

— Все с цифрами связаны. Может и «Три мушкетера»?

— С удовольствием перечитал и «Трех мушкетеров», и их продолжение. А по поводу литературных пристрастий вообще, то тут такое дело… Все очень индивидуально. Кому-то, например, Михаил Булгаков очень нравится, а я его «Мастера и Маргариту» трижды начинал и трижды бросал. Ну не мое это. Я привык, видимо, мыслить более реально. А тут — Маргарита на метле летает, кот через стены проходит… Очевидно, нужно было поймать то состояние, в котором находился автор, когда писал (смеется).

— Фильм «Мастер и Маргарита» не смотрели потом?

— Фильм больше понравился, чем книга. Но в кинематографе я отдам пальму первенства «Крестному отцу». Там актеры очень хорошие.

— Среди ваших знакомых, наверное, немало мастеров кино и сцены?

— С Аль Пачино я, конечно, не общался. А вот с Евгением Леоновым и Андреем Мироновым доводилось. Известные актеры бывали у нас на базе в Новогорске, где проходили сборы национальной сборной СССР — фильмы привозили, просто общались. Миронов, помнится, даже ездил с нами на ЧМ-1982 в Испанию — поддержать команду. Да и мы в бытность игроками в театры регулярно ходили, особенно если бывали в Москве или Питере. Нас Валерий Лобановский к этому делу приучал. Помню, у команды две тренировки в день, а наставник ведет игроков на спектакль «Три мешка сорной пшеницы», который продолжается, по-моему, более четырех часов. Некоторые из нас, бывало, прямо в зале и засыпали…

А самая удивительная встреча с представителями актерского мира произошла у меня в Монреале, в 1976-м, во время Олимпиады. Представляете, зашли с Леней Буряком в супермаркет, а там — Владимир Высоцкий с Мариной Влади курточку выбирают. Мы познакомились, поговорили немного, а потом они нас пригласили в гости на виллу, которую снимали. Мне тогда еще Высоцкий кассету свою записал и подарил, но у меня кто-то из гостей ее в итоге стащил. Владимир Семенович в те годы был под запретом, но мы все его очень любили, слушали его песни. Настоящая звезда!

— Но в 1976-м вы тоже уже были достаточно известной личностью…

— Ну, «Золотой мяч» как раз получил. Может быть… Может быть… Хотя все равно мы с Буряком были в легком шоке, встретившись с Высоцким. Тем более, что он узнал нас первым.

— Скажите, а у вас сейчас не появилось мысли сводить футболистов в театр?

— Думаю, что ребята не пошли бы. А вот на хороший КВН или на «95-й квартал» они, думаю, отправились бы с удовольствием. В театр даже не знаю, кто сейчас и ходит!

— А в кинотеатр?

— Недавно был с детьми. Смотрели забавный мультик, кажется, «Ледниковый период»-3. Но тут главное, что дочерям понравилось.

— Как вы относитесь к дубляжу фильмов на украинский язык?

— Иногда уровень дубляжа просто не соответствует масштабу ленты и все портит. Это не значит, что Блохин не любит украинский язык. Я просто говорю, что вижу и думаю. Да, мы живем на Украине и должны бы говорить на украинском, но чтобы это стало общепринятой практикой, нужно время. Я, например, учился в русской школе и мне удобней говорить на этом языке. Так что, теперь кто-то вправе говорить, что Блохин не патриот своей страны, как это однажды заявили мне на пресс-конференции? Глупости! Лучше я буду нормально говорить на русском… Вот иногда слышишь, как кто-то с телеэкрана пытается говорить на украинском, но языка не знает, так просто ужасаешься.

— И вы не требовали, когда тренировали сборную, чтобы футболисты выучили гимн?

— Меня смущало, что команда не выигрывает, а то, что один игрок во время исполнения гимна прикладывает руку к сердцу, а другой этого не делает, меня меньше всего волновало! И потом, многие не все слова гимна знали, многие не любят и не умеют петь. Я, кстати, слова гимна точно знаю. Андрей Баль всегда пел их у меня над ухом. Но повторюсь: настоящее проявление патриотизма футболистом, это когда он выходит на поле и действительно бьется в матчах за страну.

Николай Васильков
«Новая»

Поделиться.

Комментарии закрыты