Олег Меньшиков: «Я сыграл собирательный образ тренера»

0

Народной любовью этот актер обязан не рекламе, таблоидам и тусовкам, а исключительно самому себе, своим ролям.

«Некиношное лицо»

Меньшиков дебютировал в кино еще в 1980 году: он сыграл главного героя Шурку Доминиани по прозвищу Шурок в героической драме Сурена Шахбазяна «Жду и надеюсь». Эта работа стала настоящей удачей для девятнадцатилетнего студента. Знаменитый режиссер Роман Балаян именно на съемках этой картины отметил: «Я сразу почувствовал: очень одаренный мальчик. Может быть, и сверходаренный. Какое-то некиношное лицо — умное, интеллигентное. Остроумен, весел, иногда трогателен».

В 1981 году Меньшиков окончил училище и поступил в Малый театр, но там он долго не задержался и уже на следующий год перешел в Театр Советской Армии. Тогда же Олег снялся в эпизодической роли юноши-призывника Кирилла в фильме Никиты Михалкова «Родня», а затем в небольшой роли в драме Романа Балаяна «Полеты во сне и наяву».

Когда Михаил Козаков приступил к своей новой картине «Покровские ворота», то быстро определился с актерами. Лишь на роль студента Костика долго не находилось подходящей кандидатуры. И в этот момент Козакову помогла его жена. Совершенно случайно она увидела по телевизору дебютный фильм Меньшикова. Молодой актер ей понравился, и она, записав его имя, посоветовала мужу. Козаков тут же дал своим ассистентам задание найти этого самого Меньшикова. В то время Олег еще учился на последнем курсе Щукинского училища и заканчивал съемки в «Родне». Как только артист появился на съемочной площадке, всем сразу стало ясно: вот он, настоящий Костик.

Но тут возникли непредвиденные сложности. Оказалось, что Меньшиков уже был утвержден на роль в картине Юлия Райзмана «Частная жизнь». И тогда Зорин, которому не хотелось терять актера, написал Райзману письмо. Он утверждал, что никак не видит фильм без Меньшикова. И Райзман пошел навстречу. На экран «Покровские ворота» вышли в 1982 году и сразу сделали Олега Меньшикова любимым и популярным актером.

«Мечтаю создать театральный клуб»

Оценив техничность и обаяние молодого артиста, режиссеры стали охотно приглашать его сниматься. В фильмах Меньшиков исполнял разножанровые роли, становясь то романтическим героем плаща и шпаги, то рассеянным светским волокитой, то морским офицером. Картины Михалкова «Утомленные солнцем» и «Сибирский цирюльник» принесли актеру немало наград и прекрасных откликов от критиков. Однако Олег не любит хвастаться своими успехами, ведет предельно замкнутый образ жизни, редко появляется на тусовках, не приглашает на премьеры родственников и друзей и крайне неохотно дает интервью журналистам.

«Будь моя воля, я бы все эти звания и премии давно отменил, – говорит Меньшиков. – Ведь зачастую их получают не очень заслуженно, благодаря деньгам и связям. А это в корне неправильно. Считаю, что такие награды – пережиток прошлого, атавизм, присущий соцсистеме. Когда-то Фаина Раневская очень тонко подметила переизбыток титулованных артистов в России. Приглашая одного из своих друзей на спектакль, она говорила: “Приходите в этот театр, там очень много никому не известных народных артистов”».

Меньшиков не любит рассказывать о своей личной жизни. В студенческие годы у него был роман с сокурсницей Викой Сорокиной. «Они встречались около двух лет. Но потом Вика уехала в Англию и там вышла замуж, – рассказал друг Меньшикова актер Андрей Галушко.- По прошествии многих лет они встретились в Лондоне, куда Олег ездил на гастроли. И Вика попросила: “Скажи мне только одно слово — “останься”, и я брошу ради тебя все, уеду с тобой”. Но Олег не сказал. Тогда у него уже была другая любовь — Маргарита Шубина, актриса Театра им. Моссовета».

Об этом романе Меньшикова в актерских кругах вспоминают, как о самом длительном и ярчайшем в его жизни. Их близкие отношения длились несколько лет: Олег даже познакомил Маргариту со своими родителями, а Шубина, говорят, даже признавалась подругам, что собирается замуж за Меньшикова. Но она торопила события – Олег и не собирался тогда жениться. После ссоры последовал разрыв, и оба актера переживали его болезненно. «А вообще поклонниц у Олега всегда было много,— вспоминает Андрей Галушко.— И романов тоже. Женщины его просто обожают! И не только благодаря импозантной внешности и таланту. Олег — очень добрый и искренний человек».

После разрыва с Маргаритой Шубиной Меньшиков практически перестал появляться на светских вечеринках в сопровождении женщин. За все время актеру лишь однажды приписали роман с цирковой гимнасткой Людмилой Колесниковой. Но потом в жизни Олега появилась Настя Чернова. Говорят, ее с актером познакомили друзья на концерте Михаила Жванецкого. Как рассказывает сама Анастасия, предложение Олег сделал ей по телефону в день ее рождения спустя два с половиной года после первой встречи.

Правда, условием актера было: никакой шумной свадьбы. Они просто расписались в присутствии близких друзей. Насте было все равно, мечта всей её жизни сбылась. О свадьбе, кстати, широкая общественность узнала только через год. Это благодаря тому, что Меньшиков не брал жену на съемки и мероприятия, вообще ни с кем о ней не говорил. Актер решил сразу отделить личное от общественного, может, потому и не помогал молодой выпускнице ГИТИСа найти роли. Настя так и не сыграла в кино, хотя понятно, что при помощи мужа могла бы быть уже известной актрисой.

Олег не позвал жену и в Театр Ермоловой, где играет сейчас сам. А 4 апреля исполнился год с тех пор, как Меньшиков стал и художественным руководителем этого одного из старейших репертуарных театров России. Он сменил на этом посту Владимира Андреева, возглавлявшего театр более 40 лет. Символическим итогом творческого года, как считают в театре, стала премьера спектакля «Портрет Дориана Грея», в котором Меньшиков играет роль лорда Генри. По замыслу режиссера Александра Созонова, цифровые технологии являются ключевым постановочным решением, создают эффект виртуальной реальности.

Недавно Меньшиков заметил, что в Театре Ермоловой могли бы не только идти спектакли, но и проводиться выставки, перфомансы, показы российских модельеров. Артист напомнил, что театр начинал свой 87-й сезон после большого ремонта, который продолжается и сейчас. Планируется, что к концу года будет открыта и малая сцена. Меньшиков мечтает, что будет создан и целый «театральный центр» с собственной школой, библиотекой, двумя малыми залами и даже кинозалом. Актер оговорился, что словосочетание «театральный центр» ему не слишком нравится, и это мог бы быть «театральный клуб» в английском понимании этого слова.

Неожиданный образ

Хотя сейчас актер много времени посвящает своему театру, он сразу же согласился сыграть в новой картине «Легенда №17» – так ему понравился сценарий. Фильм рассказывает, как хоккеист Валерий Харламов, забивший в матче СССР-Канада две шайбы, мгновенно взлетел на вершину мирового хоккейного Олимпа. Кстати, у самого Олега Меньшикова есть и свои воспоминания о том времени: во время игр суперсерии 1972 года между Россией и Канадой актеру было 12 лет, и он хорошо помнит, что творилось в это время в СССР. «Вся страна болела за нашу команду, улицы буквально вымирали, когда шли матчи. Хоккеисты были национальными героями», – рассказывает актер. В картине «Легенда №17» ему досталась роль тренера Харламова, Анатолия Тарасова. Многие тут же сказали, что они не похожи внешне, однако режиссер Николай Лебедев с этим не согласен: «В то время, которое мы показываем в своем фильме, Тарасов был в том же возрасте, что и Меньшиков сейчас. Мы даже нашли фотографии, где они очень похожи друг на друга».

Лебедеву говорили, что Олег Евгеньевич – очень сложный в работе человек, но они сразу нашли общий язык: «У нас была одна сложная ситуация, после чего мы ударили по рукам, перешли на “ты”, он сказал: “Запомни, я тебя никогда не подведу”. И сдержал свое слово. Он всегда был моим тылом, и это было здорово. Я думаю, что ему тоже со мной было неплохо, потому что мы действительно подружились. Меньшиков мне говорил: “Ну, что, какую картину будем следующую делать? Давай придумаем”. Я надеюсь, что со временем мы найдем историю, которая опять его по-новому покажет. Я не знаю, примут ли зрители такой его образ, но, на мой взгляд, он сделал удивительную роль, сильнейшую. Многие говорят, что это лучшая роль в его жизни. Я так не думаю, потому что у него были прекрасные роли в “Утомленных солнцем”, в “Покровских воротах”, но сегодня – это настоящая творческая победа. Я от всей души его поздравляю, и буду очень рад, если зрители и критики оценят совершенно новый его образ, неожиданный, в другом возрасте, в другом состоянии».

Меньшиков же утверждает, что не играл Анатолия Тарасова, а воплотил именно собирательный образ тренера, каким его себе представлял. Но примером и ориентиром для него был, конечно же, Тарасов. В картине у Меньшикова столь же важная роль, как и у Данилы Козловского, сыгравшего Харламова. Ведь Лебедев сделал акцент на взаимоотношениях ученика и учителя. «Драматургически история была выстроена таким образом, чтобы зритель ощутил, насколько важно гармонизировать собственную жизнь, соразмерить все ее сущностные элементы, не отказываясь ни от одного из них, не принося одно в жертву другому, – говорит режиссер. – Только тогда можно стать по-настоящему счастливым и состоявшимся человеком. Если ты отказывается от чего-то важного ради другого, быть может, даже не менее важного, ты просто можешь разрушить свою жизнь. Надо искать баланс в собственном существовании. Об этом говорит с экрана и Меньшиков, то есть Тарасов: “При чем здесь Канада? Ты что, ради Канады играешь в хоккей? Тебе надо себя реализовать, выполнить предназначение свое, найти адекватное воплощение своему призванию”».

На премьеру фильма пришла Татьяна Тарасова, дочь легендарного тренера. «Я здесь с чувствами, переполняющими мою душу любовью к хоккею», – говорила она. Тарасова рассказала, что к создателям ленты у нее есть всего лишь одна претензия: ее отец был блондином, а у Меньшикова волосы выкрашены в черный цвет. А в остальном Татьяне Анатольевне понравился тот образ, который показан в картине: «Это действительно очень хорошая работа, она показывает, в каком состоянии был тогда отец, каким он был».

Скрупулезная достоверность в картине лишь в исторических деталях. Но вот, например, нападающий из легендарной тройки Харламов-Петров-Михайлов Борис Михайлов уверяет: без труда простит создателям фильма любой художественный вымысел. «Сценарист видит действия и Валерки, и Вовки, и меня другими глазами, – говорит Борис Михайлов. – Они просто играют, профессионально играют – уверен в этом. А уж буду ли похож – ну, переделают меня!»

Специально для фильма пришлось не только сшить хоккейную форму для игроков сборной 70-х, но и заказать полторы тысячи клюшек старого образца. Постановкой хоккейных сцен занимался канадец Джоди Стейсек, который работал над голливудскими блокбастерами «2012» и «Начало». Фильм снимали сразу на трех видах пленки. Детство хоккеиста – на 16-миллиметровой, годы расцвета его карьеры на пленке 35 мм, а канадский матч на суперсовременном цифровом оборудовании. Внимательный зритель, конечно, эту режиссерскую задумку оценит. Но главное, на что надеются создатели «Легенды 17», – публика не должна упустить идею картины – смелость и любовь к своему делу способны менять мир.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам KM.ru, Kino-teatr.ru, TvKultura.ru, «ТелеШоу», Metronews.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты