Топ-100

Ольга Остроумова: «Про себя иногда говорю, что я искренна до глупости»

0

Культовой актрисой СССР она стала, сыграв в фильмах Станислава Ростоцкого «Доживем до понедельника» и «А зори здесь тихие».

«Я долго сохраняла замечательную детскую наивность»

Ольга Остроумова родилась 21 сентября 1947 года в городе Бугуруслане Оренбургской области. Её папа был школьным учителем физики, мама занималась домашним хозяйством. В конце жизни отец Ольги написал книгу, сам переплел ее в четырех экземплярах, для каждого из своих детей — «Исповедь пасынка века». «Он рассказал все, чтобы мы понимали, кто наш отец, кто дед, прадед», – говорит Ольга.

Три поколения мужчин в её семье были священниками. Дед, протоиерей Алексей Остроумов, прошел лагеря, он был слаб здоровьем, и другие заключенные, чтобы оградить его от расправы, даже выполняли за него норму на лесоповале. «Нам прислали дело деда из оренбургского архива, – рассказывает Ольга. – Он, оказывается, давно реабилитирован, о чем мы не знали. А дело состряпали за то, что он кому-то дал денег, чтобы корову купили — семью-то надо было кормить. А они представили, будто он кого-то подкупал. Дед страдал из-за того, что был священнослужителем. Он и умер “в органах”. В те годы собирались ввести огромный налог с церквей. Дед был против и пошел к кому-то говорить об этом. Там, в кабинете, и умер».

Семья Остроумовых долгое время считалась социально неблагонадежной, меняла города, пока не осела в Куйбышеве. Там совершенно случайно школьница Ольга сыграла свою первую роль.

Однажды подружка привела ее во Дворец пионеров на празднование Нового года. Неожиданно вышло ЧП – не объявилась Снегурочка. Вместо нее быстро нарядили Остроумову. А через несколько дней в городской газете появилась Олина фотография с подписью: «Девочка прекрасно справилась с ролью Снегурочки». Ну как после такой рецензии не мечтать о карьере актрисы! Окончив школу, Ольга отправилась в Москву поступать в ГИТИС, это был единственный институт, который она знала.

Первой ролью Остроумовой в кино стала роль Риты Черкасовой в ленте Станислава Ростоцкого «Доживем до понедельника». Ольге уже тогда удалось завоевать сердца зрителей – еще бы, ведь она сыграла самую красивую девчонку в классе! «Во время съемок я училась на втором курсе, по возрасту недалеко ушла от тех старшеклассников, что были героями фильма, – вспоминает актриса. – К тому же, как провинциалка дольше сохраняла замечательную детскую наивность. Мы сидели за партами и, раскрыв глаза, смотрели, как играли в фильме Вячеслав Тихонов, Нина Меньшикова, Ирина Печерникова – замечательные актеры. А что стоило видеть за работой режиссера Станислава Ростоцкого! Нам всем просто очень повезло».

«В жизни она такая же Женька Комелькова»

А затем была самая знаменитая роль Остроумовой – и тоже у Ростоцкого, в картине «А зори здесь тихие». Обаятельная, дерзкая Женька Комелькова принесла Ольге народную любовь. До этого сценарий фильма лежал у неё полгода, а актриса все не удосуживалась его прочесть. Когда же прочитала и поняла, что это замечательный материал, то уверенная уже, что опоздала, сама позвонила Ростоцкому и попросила дать возможность попробоваться.

Она быстро убедила режиссера, что он обязан взять ее в фильм. Проба была спешная и удивительно простая. Как известно, Женька должна была петь. «Я не знал тогда, что Оля еще к тому же умеет играть на гитаре, и поэтому несколько удивился, что она согласилась петь на пробе, – рассказывал Ростоцкий. – Мы пришли в огромный павильон, в котором уже строилась наша декорация для “воспоминаний”. Оля присела на барьер строившейся цирковой арены, взяла гитару и запела “Он говорил мне…”. Она пела тогда не так, как потом в картине, без всякой шутливости и ироничности. Она пела всерьез, но так, как поют большие драматические актрисы.

Потихоньку подошли рабочие, строившие декорацию, осветители и стали слушать. Нам даже не пришлось наводить тишину. Она установилась сама собой. И я вдруг увидел, что у Оли прекрасные Женькины волосы, огромные Женькины зеленые глаза, я почувствовал Женькину лихость и Женькину чистоту и застенчивость».

А потом были съемки в Карелии. И тут Ольга испугалась. Она поняла, какая ответственность была перед ней: перед другими актрисами, у которых она отняла эту роль; перед зрителем, уже успевшим по книге и спектаклям полюбить этот образ; перед съемочной группой. А вместе с ней испугался и режиссер, ударившись в поиски подходящей внешности для героини. «Мы замучили ее гримами, перекраской волос и примерками гимнастерок, – вспоминал Ростоцкий. – Но, слава богу, мы вовремя одумались. И внутренние качества образа начали выходить на первый план и рождать внешнюю убедительность».

«Оля – совершенно неординарный человек, – говорит Елена Драпеко, сыгравшая роль Лизы Бричкиной. – Можно быть хорошей актрисой и красивой женщиной, но не быть личностью – так вот, это не про Остроумову. Я не всегда соглашаюсь с ее высказываниями, порой довольно жесткими, но отношусь к ней с уважением, потому что она имеет собственное мнение и никогда не боится его высказывать. В жизни она такая же Женька Комелькова, как и в фильме. Она красива и внешне, и изнутри, Бог многое дал ей, но и она многое отдала людям».

Два года после фильма «А зори здесь тихие…» Остроумова не снималась – ее постоянно звали на роли, похожие на Женьку. До тех пор, пока Евгений Матвеев не предложил совсем другой характер – Маню в «Судьбе». С режиссером она подружилась, как и с Ростоцким: «Эти люди позволяли мне говорить то, чего не позволяли другим. Например, Матвееву я могла сказать: “Ну что вы 10 минут березки показываете? Нельзя так долго, действие важнее!” Однажды он мне сказал: “Святое не трожь”», – смеется Остроумова.

В 1974 году в фильме «Любовь земная» актрисе пришлось играть с Матвеевым постельную сцену. «Я долго думал, как быть, чтобы Оля не чувствовала себя скованной, – рассказывал артист. – Положил ее в постель, накрыл лоскутным одеялом, а сам лег сверху одеяла. Только сняли, Оля поднимается и говорит: “Ну, вы даете, Евгений Семенович. Вы бы еще ватные штаны надели!”»

«Спасли меня дети»

Из-за напряженной работы в театре Остроумова часто отказывалась от предложений работать в кино, особенно в конце 90-х, поскольку не хотела предавать профессию ради денег. Тем не менее, новое поколение зрителей узнало актрису, в том числе благодаря сериалу «Бедная Настя», в котором она сыграла главную злодейку княгиню Долгорукую. Ее партнером по фильму стал Даниил Страхов. Молодой актер был потрясен темпераментом и талантом Ольги Михайловны: «Она – потрясающий человек и прекрасная актриса. Женщина, достойная того, чтобы о ней говорили все мужчины мира».

Хотя свое счастье она нашла не сразу. Своего первого мужа юная Оля встретила во время учёбы в ГИТИСе. Но семейную жизнь сначала осложнило распределение: молодой супруг был направлен в далёкий Ашхабад, а Остроумова поступила в Московский ТЮЗ. Здесь-то она и познакомилась с режиссёром Михаилом Левитиным, роман с которым окончательно разрушил брак актрисы.

Когда Остроумова поняла, что по уши влюбилась в Левитина, она не стала скрывать это от мужа и обо всём ему рассказала. А вот её новый избранник, который, кстати, тоже был женат, с признаниями торопиться не стал, сказав лишь, что сделает это «несколько позже». После развода с первым мужем роман Остроумовой с Левитиным продлился ещё несколько лет, пока наконец не завершился законным браком. В 1975-м у них родилась дочь Ольга, а в 1983-м — сын Михаил. Но даже дети не смогли укрепить хрупкий брак актрисы и режиссёра.

Левитин оказался человеком малопригодным для брака. Он и сам это позже неоднократно признавал, заявляя в различных интервью, что не любит семейную жизнь. Поговаривали, что Левитин долгое время изменял Остроумовой, а она терпела, пока, наконец, спустя 23 года совместной жизни не подала на развод. «Нервы не выдерживали, зачастую были мысли о самоубийстве, – вспоминает актриса. – Спасли меня только дети, ради них должна была держаться и делать вид, что все нормально, хотя осталась с ними, совсем маленькими, на нищенскую зарплату. А ведь была сначала какая-то невероятная любовь. Как-то прочитала повесть, которую бывший муж написал про нас. Она заканчивается словами: “Прости меня, моя звезда”. Ну спасибо и за это». В заявлении о разводе Ольга указала причину: «Из-за безудержной любви мужа к свободе».

«Валя – самый сложный из всех моих детей»

Главным мужчиной в жизни Ольги Михайловны стал ее третий супруг, известный актер Валентин Гафт. Он ухаживал за ней очень красиво. Однако Остроумова поначалу побаивалась своего кавалера, поскольку он пользовался репутацией человека сурового и язвительного. Впрочем, очень скоро она поняла, что всё это только маска, за которой скрывается ранимая душа. По словам актрисы, всё шло прекрасно, как вдруг Гафт исчез на четыре месяца. «Что же это? Надо же как-то объясниться», — думала Ольга в тот момент. Но у нее было чувство, что это не конец: закончился первый акт, дали антракт. Через четыре месяца прозвенел звонок: «В общем, я не могу без вас». И у актрисы как-то сразу стало легко на душе. «Давайте тогда начнём второй акт», – сказала она.

«В детстве я, как и всякая девчонка моего поколения, начитавшись “Алых парусов”, мечтала о сказочном капитане, который увезет именно меня в прекрасную и далекую страну, – говорит Остроумова. – Потом сказка все отдалялась, и вот – когда я уже ждать перестала! – мой капитан явился ко мне в образе умудренного жизненным опытом и убеленного сединами “графа с душой ребенка”. С тех пор я ощущаю такую мужскую заботу, что чувствую себя полностью защищенной, и это меня греет.

Нужно было прожить такую отвратительную пору жизни, когда на первый план выходят материальные ценности, потратить столько сил на эту мышиную возню, чтобы вновь понять и выстрадать то, в чем ты была уверена в юности: мир держится на сострадании, доброте, ответственности, прежде всего по отношению к твоим самым близким людям».

Остроумову и Гафта в киношных кругах называют идеальной парой. «Домашнего Валю можно охарактеризовать одним словом – ребенок. Причем самый сложный из всех моих детей, – рассказывает о муже актриса. – Совсем не молчун, постоянно со мной разговаривает, спорит. Вообще, чтобы сохранить в семье хорошие отношения, нужно, чтобы это желание исходило с двух сторон. А у нас как бывает: одна сторона хочет, вторая — нет. Почему-то все считают, что инициатором должна быть женщина. Я с этим не согласна. Ты сохраняешь, сохраняешь, а там все наглеют и наглеют. Меня подруги ругают, говорят, что я сама избаловала своих мужей. Но мужчины так быстро избаловываются, что со временем не могут по-другому. А я всегда все могу».

Из-за болезни мужа – в начале августа у актера случился сердечный приступ, врачи поставили ему диагноз инфаркт миокарда –  никаких праздников устраивать Остроумова не станет. Она вообще не придает значения круглым датам: «Раньше корила Валентина, что он не помнит дату нашей свадьбы — мы расписались 17 июля 1996 года, хотя знали друг друга гораздо дольше. А сейчас не трогаю, да и сама забываю. Гораздо важнее — наши внуки. У дочери Оли – 4-летний Захар, а у сына Миши — 3-летняя Полина. Она хоть и маленькая, но уже такая “бой-баба”, – смеется актриса. – А Захар – настоящий лирический герой».

Дочь Остроумовой служит в московском театре «Эрмитаж», до этого работала у Петра Фоменко. А сын окончил гуманитарный университет, работал на радио, потом пошел на высшие режиссерские курсы к Владимиру Хотиненко. Сейчас работает на «Мосфильме» у Карена Шахназарова. «Я никогда не была детям помощницей в плане трудоустройства, – говорит Остроумова. – Бывает, когда снимаюсь, не знаю даже, кто продюсер. Это раньше работали на студии с режиссером.

Сейчас все иначе. Хотя многие мои коллеги после съемок поддерживают отношения с продюсерами. Я не такая. Можно сказать, что я по жизни правдорубка. Но я называю это прямолинейностью, а не правдолюбием. Про себя иногда говорю, что я искренна до глупости!»

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Сегодня», «Смена», «Мое!», People’s History, Kino-teatr.ru

Share.

Comments are closed.