Павел Гудимов: «Сожгли не галерею, сожгли меня»

0

Недавно у музыканта и дизайнера Павла Гудимова произошло неприятнейшее событие. Неизвестные сожгли его арт-центр «Я Галерея» в Киеве, где на протяжении нескольких лет проходили выставки современного искусства. Павел до сих пор в шоковом состоянии, но сдаваться не намерен. Он утверждает, что все его запланированные акции пройдут в назначенное время, но уже в другом месте, а за ходом расследования этого дела он будет следить лично.
— Павел, расскажите, что все-таки произошло? Кому вы так насолили, что неизвестные устроили поджог?

— Ответить на этот вопрос очень тяжело, теряюсь в догадках. Этот инцидент связывают со многими событиями, которые произошли за последнее время в моей жизни, даже есть предположение, что это рейдерство. Хотя какое отношение это сейчас имеет к столь отдаленному уголку Подола, где, собственно, и находится арт-центр? Кроме того, это не наше помещение, а съемное… Другие поджог связывают с презентацией, посвященной общественной толерантности и запрещению фильма «Бруно». После пожара появилось много версий, и я вижу, что некоторые даже пытаются спекулировать ими. Кто-то связывает это с политикой, хотя наш арт-центр — аполитичная организация. И лично я стараюсь держаться на расстоянии от процессов в украинской политике, потому как считаю, что это слишком далеко от культуры. Кто-то считает, что это как-то связано с гей-лесби-тематикой, ведь это тоже острая для Украины тема, а такими действиями ее можно еще более заострить.

— Тут поподробнее. Гей-лесби-тематика была основной версией, которая и сейчас гуляет по Интернету. Так в чем там было дело?

— Мы предоставили помещение «Я Галереи» для обсуждения вопросов толерантности представителей меньшинств. Шла речь о запрещении фильма «Бруно» и еще какой-то книги. Считаю это нормальной практикой — предоставлять помещение для подобных мероприятий. И эту версию кто-то активно муссирует. Конечно, может, она и имеет место, потому что после этого события в галерее разбили окно, а уже через несколько дней ее подожгли.

— Как это произошло?

— Мне позвонили почти в три ночи первого октября и сказали, что галерею подожгли. Буквально через пять минут я был на месте, увидел разбитое окно, дым, который валил оттуда. Через двенадцать минут приехала «пожарка», потом примерно столько же тушили огонь. Тушили водой, к сожалению, пострадали книги, картины, кое-что намокло, и потом три часа мы убирали воду. Мой администратор Александр получил тяжелейшее отравление. Это было как в каком-то страшном сне. Поджигатели выбрали самое удачное время для этого — не час ночи и не пять утра, когда люди еще не все заснули или уже проснулись, а именно три — когда самый крепкий сон. Никто не видел, кто это мог сделать, никакие камеры не зафиксировали. Потом сразу прибыла следственно-оперативная группа, зафиксировали, что это поджог, взяли вещественные доказательства, в частности бутылку с горючей смесью, которая не разбилась. А вот все, что было в галерее, превратилось в кучу мусора — там вообще трудно что-либо отыскать. Особенно неприятно то, что там как раз выставлялся художник Артем Волокитин с экспозицией «Герой» — она связана с семейными ценностями. И если ее и привязали к какой-то тематике, то, мне кажется, это из-за полного непонимания процессов в искусстве и полного незнания его. Да, на всех работах была изображена оголенная натура. Но это один из символов чистоты. Это прием, который присутствует в искусстве еще со времен Древней Греции. Артем работал над этой выставкой целый год. Во время пожара в помещении была температура 400—500 градусов по Цельсию, сгорел верхний слой краски, теперь смотришь на эти картины как через коричневый фильтр.

Это очень неприятный инцидент, и я хочу, чтобы милиция не расслаблялась, а искала виновников.

— У милиции есть подозреваемые относительно вашего дела?

— Если и есть, то мне пока ничего не говорят — идет следствие. Насколько я знаю, было много встреч и допросов. И в ближайшее время я все-таки надеюсь услышать основные версии от милиции.

— У вас и вашей команды какой сейчас настрой? Будете, засучив рукава, все восстанавливать или подождете какое-то время?

— Сейчас помещение испорчено настолько, что в нем сложно находиться, очень большая токсичность, потому что расплавились пластмасса, светильники, бытовая техника, и все это дает ядовитые испарения. Нам нужно очистить это помещение. Страховая компания пока не реагирует на этот инцидент. Мы, конечно же, будем ремонтировать помещение. В связи с этим у нас возникли определенные сложности: сдвинулся график выставок, например. Поджог я рассматриваю и как попытку приостановить нашу работу. Может, кому-то не нравится наша определенная свобода и незаангажированность, потому что галерея — это частная институция, и мы можем позволить себе делать всевозможные выставки. Инцидент получил всемирную огласку, многие галереи выразили мне свою поддержку и соболезнования. И, как оказалось, в мире не было прецедентов, когда бы сжигали художественные центры или галереи.

— Сколько времени займет восстановление галереи?

— По предварительным подсчетам строителей, это может занять от полутора месяцев до полугода. Это событие до сих пор не может уложиться в моей голове. Сожгли не просто галерею, сожгли меня. Инцидент очень плохо пахнет, потому что, если бы пожарные среагировали менее оперативно, могли погибнуть люди.

— Если бы всего этого не случилось, какие планы у вас были на данный период?

— 14 октября должна была открыться новая выставка. Но на время мы откроем филиал «Я Галереи», где будем продолжать работать над разными проектами. Такое количество планов — и такая подножка, что слабость проявлять и скулить на тему «как все ужасно» не хочется, хочется просто идти дальше.

— Почему в последнее время от вас нет новостей как о музыканте?

— Мы с музыкантами сейчас готовим новый альбом, последние два года были заняты именно этим. И если говорить о масштабных новостях, то они появятся только при выпуске первых синглов. Это практика всего мира. Выпуск нового сингла планируем на вторую половину осени. Сейчас мы пишем новый материал и ведем концертную деятельность со старой программой.

— В свете выборов вас уже успела завербовать какая-нибудь политическая сила?

— Было несколько предложений, но я от них отказался. Не вижу в этом никакого смысла. Иногда думаю, что, возможно, я бы взялся агитировать за какого-то из кандидатов, если бы он мог мне гарантировать построение культурных центров по типу «Я Галерии» по всей Украине. Мне не нужны гонорары, я хочу, чтобы люди по всей стране имели возможность видеть, что делают наши художники. А все эти туры в поддержку кого-либо… Для многих артистов это просто компромисс и возможность заработать деньги.

— Вы не думали над тем, что, когда восстановите галерею, сделаете какую-то выставку или инсталляцию, посвященную случившемуся пожару?

— О нет! Это абсолютно попсовая идея. И я не хочу возвращаться в будущем к этой теме — хочется все отремонтировать и забыть!

Мария Токарева,
«Новая» (novaya.com.ua)

Поделиться.

Комментарии закрыты