Топ-100

Павел Табаков: «Стараюсь ничего не спрашивать у папы»

0

Сын Олега Табакова Павел рассказал о своих знаменитых родителях, о том, почему живёт в общежитии и какой пример ему подаёт старший брат.

– Павел, как вы попали в фильм «Звезда»?

– Узнал, что идёт кастинг. Вместе с однокурсником пришёл на пробы, выбрали меня. Это был мой первый опыт, я ничего не ждал, просто хотел увидеть, как это происходит. Мне всё было в новинку, в диковинку, не так, как в театре, который привычен с детства.

– Девушка, в которую влюблён ваш герой фильма, одержима страстью стать не просто актрисой, но обязательно звездой. Она хочет ради этой цели себя максимально переделать, улучшить, готова буквально на всё. Вам понятно такое желание?

– Как желание самосовершенствования – да, понятно. Хочется становиться лучше от работы к работе. Это должно быть у каждого артиста, мне кажется. Особенно у того, кто начинает свой путь. У меня такое стремление очень обострено. Если же говорить только о внешности, то менять я ничего не хочу. Никто из папиных учеников, которые стали знаменитыми артистами, ничего не делал со своим внешним обликом, это было бы глупо. Надо пользоваться тем, что тебе дано природой.

– Когда вы принимали решение стать актёром, советовались с родителями?

– А я ещё не принял решения. Пока что мне нравится эта профессия, но это не значит, что я буду артистом всю жизнь. У меня перед глазами пример старшего брата Антона. Он в 30 лет всё бросил – театр, кино, ушёл совсем в другую деятельность, которая его увлекла. Достиг успеха, стал известным ресторатором.

– Так что не зарекаетесь от разных жизненных поворотов?

– Нет, абсолютно. Но сейчас у меня выпускной курс в Театральном колледже Олега Табакова, надо думать о трудоустройстве. Если я получу предложение от театра пойти работать, то обязательно пойду.

– Как вообще складываются судьбы выпускников?

– Из первого выпуска десять человек взяли в стажёрскую группу «Табакерки». Троих определили в МХТ. Двое пошли учиться дальше. Один понял, что актёрство – это не его, и ушёл из профессии. Мне нравится быть актёром, и в ближайшие два-три года я точно буду заниматься только этим. Сейчас репетирую сразу в трёх спектаклях. Ещё хочу получить высшее образование. Люблю учиться.

– Это правда, что вы живёте в общежитии колледжа?

– Да. Точнее сказать, больше сплю там. У нас с девяти утра до девяти вечера занятия, репетиции, пластика, музыка. Если ездить каждый день домой, пришлось бы много времени тратить на дорогу. К тому же общежитие – настоящая школа жизни, учишься контактировать, ладить с другими людьми.

– Материально отец обеспечивает?

– Нет. После выпуска спектакля «Год, когда я не родился» стараюсь жить самостоятельно. Летом ездил в Америку, приятель дал ключи от своей квартиры. Один, на берегу океана – это был кайф.

– По-английски говорите свободно?

– Да, языком занимаюсь с пяти лет, спасибо родителям, что заставляли учить. Теперь младшая сестра идёт по моим стопам, ей хорошо даётся английский. Она учится в школе при британском консульстве. Закончит, сможет без экзаменов поступить в МГИМО или Высшую школу экономики, актрисой вряд ли будет, как мы думаем. Хотя кто знает, ей только восемь лет.

– Свободно владея языком, планируете карьеру на Западе?

– Для начала надо у себя дома кем-то стать, чтобы было к чему вернуться. Владимир Машков, большой артист, в своё время уехал решительно, всё тут бросил, жил в США, получил две-три роли и понял, что там в первый ряд не получается прорваться. Так я не хочу.

– Что с кино?

– Прошлой весной снялся у Андрея Прошкина в фильме «Орлеан» по сценарию Юрия Арабова. Я по сюжету сильно и безответно влюблён в беспутную героиню Елены Лядовой. Много хороших артистов – Виталий Хаев, Виктор Сухоруков. История смешная и грустная, немного мистическая. Должен был у Николая Лебедева в «Экипаже» играть сына Владимира Машкова, но не получилось. Пришлось бы ради съёмок отказаться от репетиций, этого я не могу себе позволить, театр для меня всё-таки на первом месте.

– Когда вы впервые вышли на сцену?

– В двенадцать лет. Это была пьеса «Лунное чудовище» про геноцид армян. Не могу сказать, что понимал тогда ответственность момента, хотелось только оттарабанить свой текст и уйти.

– Страшно было?

– Ну естественно. По-настоящему я понял, что такое работа над ролью, когда репетировал в спектакле Константина Богомолова «Год, когда я не родился». Я сразу почувствовал, что нашёл своего режиссёра.

– Марина Зудина, ваша мама, актриса классической актёрской школы, мне кажется, совершенно по-новому открылась, когда сыграла в спектаклях Константина Богомолова «Идеальный муж», «Чайка», «Карамазовы». Это было трудно для неё?

– Ей очень нравится совместная работа, даже если и были трудности, сейчас полное доверие и понимание, мама обожает эти спектакли.

– Вы спрашиваете у родителей совета в театральных делах?

– Когда идут репетиции, стараюсь ничего не спрашивать ни у мамы, ни у папы, потому что самый главный человек в это время – режиссёр, который ставит спектакль, и я должен создавать тот рисунок роли, который ему нужен.

– Кроме театра, что входит в сферу ваших интересов?

– Стараюсь думать только об учёбе и работе.

– А девушки? Потом?

– У меня была подруга, полтора года мы были вместе, наши родители познакомились, всё было хорошо. Но я не готов ещё к тому, чтобы связывать себя прочными отношениями. Может быть, лет через семь-девять, не раньше. Искусство меня занимает больше всего.

– Кого бы вы назвали своим ориентиром в профессии? Есть такой артист?

– Сергей Валентинович Сосновский. Для меня он образец. Когда ещё подростком я играл в «Лунном чудовище», там был артист, который меня без конца ругал, а Сосновский мне помогал, подсказывал, объяснял. Испытываю к нему огромное уважение, любовь и благодарность, восхищаюсь им как артистом и человеком. Родителей я осознанно не беру, потому что они – целый огромный и совершенно отдельный мир для меня. Но быть на кого-то похожим я не хочу, надо прежде всего быть личностью.

Ольга Галицкая,
«Невское время»

Share.

Comments are closed.