Павел Воля: «Никогда не ставлю деньги на первое место!»

0

Один из самых популярных и узнаваемых резидентов Comedy Club Павел Воля активно выступает с концертами.

– Вы, Павел, много гастролируете. Появились ли у вас какие-нибудь неадекватные фанаты?

– Мне очень повезло с поклонниками, у них замечательный вкус. Пользуясь случаем, передаю всем привет и говорю «спасибо». Самая неадекватная ситуация – когда ты едешь в лифте, и туда заходит человек, явно не готовый к встрече с тобой. Начинает тыкать в тебя пальцем, пятится назад и кричит: «Ой, вы же он!» Конечно, я – «он»! Я таких людей называю «определители пола».

– Поклонницы, наверное, одолевают звонками?

– Не знаю, откуда узнают мой номер. Мне постоянно звонили какие-то непонятные люди и несли всякую ахинею. И пару лет назад я перестал брать трубку на незнакомые номера. Если такого номера нет в записной книжке – шансов пообщаться нет. Или пиши смс, или общение не состоится. У меня просто нет времени на эту чушь.

– А как вы реагируете на то, когда узнают на улице?

– Я человек адекватный, поэтому понимаю степень своей популярности. И готов к тому, что меня будут узнавать на улицах. Но я никогда не стремился к популярности, не думал, что нас будут показывать по телевизору. И уже тем более не думал, что буду собирать аншлаги в двухтысячных залах. Представляете, сколько желающих за деньги послушать те сумасшествия, которые приходят в мою голову! И это здорово, потому что все, что я люблю в своей профессии – это писать шутки и рассказывать их людям.

А вот дальше идет не самая приятная сторона популярности – все со мной хотят сфотографироваться. Когда человек обращается с такой просьбой, сразу возникает гамма спутанных чувств. Я думаю, что не заслужил, представляю, как они потом выбросят эту фотографию. Бывает, прилетаешь в Домодедово после 6-7 городов. Половина лица мятая, половина – в кармане. И кто-то вдруг тебя узнает! Начинает размахивать руками, тыкать в тебя пальцем. Подбегает сфотографироваться, за этим человеком бежит толпа. И ты целый час стоишь с натянутой улыбкой и всех обнимаешь. И отказать нельзя, потому что ты уже разрешил первому. Как я смогу объяснить второму, третьему и так далее, что они хуже? Самое страшное, когда после двухсотого человека подходит первый и говорит: «Что-то мы сразу не сообразили, надо было всей компанией сфотографироваться». И к тебе начинают подходить уже компашками.

– То есть, отказать людям вы не можете?

– Вот где я теперь категорически не фотографируюсь, это в холлах гостиниц. Они же любят развесить снимки: «У нас был Шуфутинский», «У нас была Ирина Аллегрова», «Группа “Божья коровка”». Я сейчас перечисляю имена, а сам даже не знаю – живы они вообще или нет. Однажды приезжаю в Магадан, и меня просят сделать снимок для отеля. Я говорю: «Да, конечно, только для начала посмотрю, кто у вас еще фотографировался». Захожу в холл и вижу фото Незлобина в обнимку с каким-то китайским поваром. Подпись: «Известный юморист Незлобин (справа)». Тогда я понял, что мне необязательно фотографироваться для этого отеля, раз уж здесь могут перепутать Незлобина с китайским поваром. И с тех пор стал отказывать.

– А когда-нибудь мечтали, чтобы люди перестали вас узнавать? Чтобы популярность прошла, и вы стали для всех невидимкой?

– Не так давно была подобная история. Летом мы с женой Лясей перемещались на самолете внутри Европы. Так как за свои деньги мы летаем эконом-классом, нам попадаются три кресла. Жена садится у окна, я посередине, а с краю – какой-то мужик, который оказывается русским. Он здоровается, говорит, что сразу нас узнал, а мы про себя думаем: «Ну, сейчас начнется!» Но он оказался вполне адекватным парнем, рассказал, что ему нравится мой юмор. Потом переключился на Ляйсан. Типа, я люблю вас с детства, мне так нравятся ваши прыжки, смотрел все чемпионаты мира. Я ему сразу сказал: «Так, чувак, давай завязывай, снова переключайся на меня».

И тут идет стюардесса, которая продает пиво, орешки, шоколадки и прочую ерунду. Мужик говорит: «Дайте мне пиво!» Я решил тоже взять, а Лясе заказал кучу всяких шоколадных батончиков и прочей ерунды. Сосед наш выпил полбутылки и уснул. А мне почему-то расхотелось пить пиво, и я стал налегать на Лясины сладости. Тут жена захотела в туалет. Я говорю: «Сейчас разбужу его», но супруга уговорила меня не делать этого. «Пусть спит, – говорит. – А то потом будет всем рассказывать, что “эти с ТНТ” всю дорогу туда-сюда ходили». А так как в прошлом моя жена – гимнастка, она решила просто перешагнуть через мужика. Я поднял столик соседа, взял его пиво и пропустил Лясю. Весь салон с интересом наблюдал за тем, как она задирает ногу и перешагивает через спящего соседа – он даже не проснулся. А открыл глаза именно в тот момент, когда я, уже поставив назад его столик, намеревался вернуть на место недопитое пиво.

Вы бы видели его выражение лица! Я готов был сквозь землю провалиться. Оставалось только с придурковатым лицом спеть: «Почувствуй нашу любовь». То есть, мужик решил, что я зажмотился открывать свою бутылку и решил глотнуть из его. Одарив меня пренебрежительным взглядом, он отвернулся и захрапел дальше. Я думал, что когда прилетим, объясню ситуацию и извинюсь. Но такого шанса у меня не было. Как только сел самолет, он открыл глаза, вскочил и побежал к выходу. Мне кажется, он даже выбил дверь, лишь бы не встречаться со мной. Вот в таких ситуациях я и думаю: «Лучше бы меня никто не знал!»

– Вы так откровенно издеваетесь над звездами в Comedy Club. Никто из них никогда не высказывал претензий? Может, как-то изощренно мстили? И не было такого, что звезды обещали приплатить, если вы не будете «опускать» их?

– Пока ни одного такого дурачка не было. (Смеётся.) А вообще Comedy Club – это наш дом. Люди приходят к нам в гости, поэтому о каких обидах может идти речь?! Я же не прихожу к кому-то домой с претензиями. Не нравится – не приходите. А так на каждом столе у нас стоит микрофон, высказывайся в свое удовольствие, о чем хочешь, тебя никто не сдерживает. Все обиды, если таковые есть, можно выплеснуть на месте!

– Судя по концерту, закон о мате, вступивший в силу в России 1 июля, вас не коснулся.

– Вы предлагаете мне ездить с концертами и говорить: «В России происходит пипец, какая фигня!» Кого они из нас собираются сделать? Культурных людей? Не думаю, что от этого культура возродится. Я как филолог скажу, что мат – это, конечно, нехорошо: грязь в речи и все такое. Но знаете, в чем цель мата? Это возможность показать наибольшую степень своей эмоции. Вот зачем нам мат! Есть ситуации, в которых без мата никак не обойтись. Представьте себе, вам проезжает машина по ноге, а вы говорите: «Ай-ай-ай! Боль невыносимая. Как нехорошо! А он еще взял и уехал. Негодяй! А нога-то как вздувается! Наверное, уже не смогу наступать на нее. Догнать бы этого водителя да обесчестить, да нога не ходит. Что ж ты натворил! Продуманный ты человек!» А матом это уместилось бы в паре слов. Я бы на месте законодателей выпустил другой закон. Есть высшее образование – ругайся матом. Нет – пошел вон. Если человек образованный – пусть самовыражается как хочет.

– Вы – артист разговорного жанра, телеведущий, киноактер, музыкант, ди-джей. Какая из этих ипостасей для души, а что является лишь способом заработка?

– Все, чем я занимаюсь – в первую очередь для души. На мой взгляд, это залог успеха любого начинания. Поэтому я никогда не ставил и не буду ставить деньги на первое место.

Марина Хоружая
«Берег»

Поделиться.

Комментарии закрыты