Пирс Броснан: «Несчастий в моей жизни хватит на троих»

0

Многие считают его баловнем судьбы, хотя на самом деле путь Пирса к экранному успеху, а, главное, к счастью в личной жизни был очень тернистым.

«Для родного отца у меня нет слов осуждения»

Пирс Броснан родился 16 мая 1953 года в маленьком ирландском городке. Его мать Мэй в неполные девятнадцать лет осталась одна с ребенком: муж бросил ее, и Пирс впервые увидел отца в 36 лет. А в четыре года, после того как мать поступила в Лондоне на курсы медицинских сестер, мальчик был передан на воспитание бабушке и дедушке. После их смерти шестилетний Пирс попеременно жил у дальних родственников.

Он чувствовал себя брошенным и никому не нужным. И так продолжалось до десяти лет, когда его мама снова вышла замуж и забрала сына к себе. «Я ее не осуждаю, – говорит актер. – Она все сделала правильно. Какие перспективы ждали ее в ирландском провинциальном городке Нэвене? Да еще с ребенком на руках? А в Лондоне она познакомилась с моим отчимом Биллом Кармайклом, который оказался хорошим человеком. Он заменил мне отца. И для родного отца у меня нет слов осуждения, как и каких-либо чувств по отношению к нему. Помню, в дверь моей квартиры позвонили. На пороге стоял человек в видавшем виды пальто и старомодной шляпе. “Вы Пирс Броснан?” – спросил он. И, получив утвердительный ответ, произнес: “Я твой отец, ты меня никогда не видел, я ушел из дома, когда ты и слова “папа” произнести не мог».

Броснан вспоминает, что был потрясен. Они посидели, выпили чай, а потом отец попросил разрешения сделать несколько фотографий. На том и расстались.

То была их первая и последняя встреча. О матери Пирса, своей бывшей жене, отец даже не спросил. А скоро в одном из таблоидов появилось слезливое интервью с мистером Томом Броснаном «Встреча с Пирсом Броснаном, моим сыном». Оно было проиллюстрировано теми самыми фотографиями, которые отец сделал при их встрече. Через два года пришло известие о его смерти.

В школе Пирса считали романтиком. В 16 лет приятель познакомил его с актерами одного из театров. Под их влиянием Броснан поступил учиться в лондонский центр драматического искусства. Постепенно его начали вводить в спектакли, а в 25 лет застенчивый красавец встретился с австралийской актрисой Кассандрой Харрис, которая до этого была замужем за братом известного английского артиста Ричарда Харриса. Пирс в это время играл проходные роли в театре, а еще подрабатывал в продуктовом магазинчике на западе Лондона – это пополняло его более чем скромный бюджет.

Через два года Броснан и Кэсси, как он ласково называл потом жену, сыграли свадьбу. Харрис шутила, что принесла в дом неплохое приданое – двух детей от первого брака, Шарлотту и Кристофера, которых Пирс сразу же усыновил. А вскоре у них родился общий сын – Шон.

Долгое печальное прощание

Именно Кассандра уговорила мужа переехать в Голливуд. Она сразу поверила в его талант и предсказала, что за океаном его ждет блистательная карьера. Сама Кассандра до знакомства с Пирсом успела сняться с Роджером Муром в одном из фильмов Бондианы. Так агент 007 впервые вошел в жизнь Броснана. Но, соединившись брачными узами с Пирсом, Кэсси всецело посвятила себя мужу и детям. А Броснану только это и было нужно – наконец-то, он получил то, чего был лишен в детстве: уютный дом, нежную любовь чуткой и умной женщины.

В Америке и вправду дела у Броснана складывались, как нельзя лучше. Известность ему принесла роль главного героя в детективном телесериале «Ремингтон Стил». В семье, наконец, появился достаток. Был куплен дом в Малибу, на самом берегу океана, жизнь казалась безоблачной. Но и сейчас на лице у Броснана появляется гримаса боли, когда он вспоминает тот проклятый день, когда вечером у Кэсси вдруг случился приступ острой боли внутри живота. Потом боль утихла, однако вскоре приступ повторился. Увы, личный доктор не нашел ничего опасного. А когда несколько месяцев спустя провели более детальное обследование, диагноз оказался страшным: злокачественная и очень запущенная опухоль. Интенсивная химиотерапия позволила продлить жизнь несчастной женщины еще на пару лет.

Пирс никогда не спрашивал Кэсси, было ли ей страшно: «У меня не хватило на это мужества. А вот мне вначале было очень страшно. Это ошеломляет, шокирует, ужасает. Потом, когда осознаешь, что любимый человек умрет не сегодня, не завтра и не через неделю, в доме возникает особый ритм жизни – ритм долгого печального прощания. Все замедляется, мелкие поступки приобретают огромное значение, случайные слова становятся значительными».

Порою, казалось, что болезнь отступила, и тогда в Пирса вселялась надежда: может быть, все обойдется.

Увы, чудо не состоялось. Кэсси умерла на руках у Броснана сразу после того, как они всей семьей отметили одиннадцатую годовщину их свадьбы. А незадолго до этого, сидя у ее кровати, он поклялся, что больше никогда не женится.

«Скорбящий отец, который неплохо устроился»

Когда Кэсси не стало, оказалось, что самое трудное – не борьба с тоской, не ведение домашнего хозяйства, а утешение детей. Что касается женщин, то долгое время Пирс, по его словам, смотрел «сквозь них». Так продолжалось до тех пор, пока на светском приеме он не увидел Татьяну Патиц, которая считалась одной из пяти самых красивых манекенщиц мира. Пирс долго не мог разобраться в своих ощущениях. Девушка явно нравилась ему. Но разве он не дал себе обет не завязывать серьезных отношений, а, тем более, жениться на ком-либо?

Пирс встречался с Татьяной, они изредка гуляли в городских парках, иногда заглядывали в рестораны.

Близость с этой неглупой и очень привлекательной девушкой несколько скрашивала его одиночество, позволяла на время забывать о тоске. К тому же, как однажды выяснилось, дети успели прознать о его романе и отнеслись к этому с одобрением, радуясь, что папа стал чаще улыбаться.

Но все же общаться с Татьяной становилось сложнее.

Сначала Броснан не понимал причины, почему она замыкалась в себе, делалась раздражительной. И, наконец, последовал взрыв. Произошел он после того, как Пирс в очередной раз поинтересовался, чем Патиц озабочена и почему столь суха, общаясь с ним. В ответ услышал: «Я жду, когда ты предложишь переехать к тебе». А когда Пирс осторожно возразил, что неплохо было бы оставить все, как есть, Татьяна выпалила то, что накопилось у нее в душе: «Так обращаются со шлюхами. Ужин, секс и никаких обязательств. А мне надо устраивать свою жизнь. Я хочу иметь семью, детей». На такой ноте и завершился столь многообещающий роман.

Пирс встречался с Барбарой Орбиссон, Джулианой Филлипс, но они также хотели серьезных отношений. И тогда Броснан решил впредь иметь дело только с теми, кто не будет от него ничего требовать, воспринимать его исключительно как мужчину, с которым можно неплохо проводить время. За глаза его стали называть «скорбящим отцом, который неплохо устроился». А у него на душе была пустота, дошло до того, что Пирс стал выпивать, у него пропал аппетит, нарушился сон.

Но тут фортуна вновь повернулась к нему лицом.

Броснану предложили сыграть роль Бонда, о которой он давно мечтал. Однако Пирс все время помнил, как продюсеры поступили с ним за пару лет до этого: «Бонд был важным незаконченным делом моей жизни.

Когда меня пригласили на пробы в 1986 году, я был уверен, что моя судьба круто изменится. Мой сериал закрывался, но вдруг мне показали пункт в контракте, по которому я должен был по завершении ленты год еще оставаться в распоряжении телеканала.

С юридической точки зрения дело обстояло так: в течение этого периода телевизионщики могли предложить мне любую работу, и я не имел права отказаться. Устно они уверяли, что это чистая условность, и что мы расстаемся. Поэтому, когда мне предложили сыграть Бонда, я сказал: “Да” – и начал готовиться к съемкам. Мы сделали официальные фотопробы, и я стал сниматься в эпизодах, которые должны были идти на фоне титров. А за два дня до истечения срока контракта с NBC мне заявили, что телекомпания намерена занять меня в мини-сериале “Благородный дом”. Когда они позвонили мне домой, было семь часов вечера. Я повесил трубку и сказал Кэсси: “Все кончено”. Два дня спустя было официально объявлено, что Джеймса Бонда сыграет Тимоти Далтон».

У него это вышло не совсем удачно, так что продюсеры вновь обратились к Броснану. Пирс сыграл в четырех лентах о Бонде и стал одним из ведущих голливудских актеров. Однако он не может сказать, чем больше обязан своему успеху – удаче, расчету или таланту. «Я знаю многих актеров, которые гораздо талантливее меня, – говорит Броснан. – Эти люди могут мгновенно перевоплотиться в любого героя и найти в нем недостижимую для меня глубину. Но им не удалось прорваться наверх. Мне же повезло. Но если я расскажу о моей жизни, вы увидите, сколько в ней было несчастий – на троих хватит! Это чертовски тяжело – быть актером и мечтателем одновременно».

«Кили меня не ревнует»

А кроме того, он встретил новую любовь. Это произошло в Мексике, куда Броснан приехал для участия в общественной акции по защите окружающей среды. В отеле Пирс обратил внимание на миловидную молодую женщину. И, как в случае с Кэсси, был очарован с первого взгляда. А бывшая модель, но теперь уже тележурналистка, Кили Шей-Смит не упустила случая взять интервью у популярного актера. С этого и началось их знакомство. Они стали перезваниваться, встречаться, дружить. А однажды Пирс и Кили остались ночевать вместе.

Дети настороженно восприняли появление в доме другой женщины. Но Кили быстро завоевала их доверие: для младшего сына Шона сама готовила еду, смотрела вместе с ним телевизор, помогала делать уроки. Старшие – Шарлотта и Кристофер, оценили ее ненавязчивое внимание, такт, с которым она повела себя в доме. А Пирс был тронут, видя, как его новая возлюбленная чтит память той, которая ушла навсегда, но чей дух, словно незримо, присутствует под этой крышей. Кили не намекала, что хотела бы узаконить отношения даже тогда, когда у них с Пирсом родился сын Дилан. А еще через несколько лет – Парис.

Пирс решился сделать предложение Кили лишь после того, как они семь лет прожили вместе. Уже назначили день бракосочетания, разослали приглашения, но незадолго до торжественного дня Шон попал в автомобильную аварию и пострадал так сильно, что Броснан отложил церемонию и прервал все съемки, чтобы дежурить у постели сына. Прошел год, прежде чем Пирс и Кили все же официально узаконили свои отношения.

В фильме «Умри, но не сейчас» девушку агента 007 сыграла Холли Берри. По настоянию режиссера Ли Тамахори, постельная сцена между главными героями в картине снята, как никогда прежде, откровенно.

Настолько, что в США эпизод подвергся цензуре, и американскому зрителю показывают «облегченную» версию. И все же журналисты интересовались у Пирса: не ревнует ли его жена? Рассмеявшись, актер пояснил: «Моя Кили хорошо знает цену таким кадрам, а также чего они стоят лично мне. Попробуйте изображать страстного любовника, когда на площадке – десятки людей, на вас направлены несколько камер, а под простынями прячется режиссер, дающий указания, как лучше повернуться. Вряд ли у разумного человека такая ситуация может вызвать ревность».

А Холли, успевшая крепко подружиться с Пирсом, рассказывала: «Какая ревность? Вы бы посмотрели на него, когда он говорит о семье – лицо у него начинает светиться, как рождественская елка».

Сейчас у Пирса своя продюсерская компания, он много снимается в кино. Недавно он вместе с Эваном Макгрегором снялся в новом политическом триллере Романа Полански «Призрак». Броснан предстал в образе премьер-министра Великобритании, Макгрегор сыграл писателя, которому поручили закончить мемуары политика. По словам Броснана, обстановка во время съемочного процесса была очень дружелюбной: работать в такой обстановке было приятно: «Все актеры – прекрасные люди. Никто на съемочной площадке не кричал, не пытался ставить себя выше других. И Эван в этом смысле служил для всех примером».

После роли в «Призраке» Броснан начинает работу над картиной Bonded. Но речь в ней пойдет вовсе не об агенте 007, а о труде рабов. Также актер сыграет полицейского в истории о мексиканском подростке, проданном в рабство в Америку собственным отцом.

Когда его подругу Елену заставляют работать в секс индустрии, он понимает, что надо что-то делать и становится беглецом и героем. В обеих картинах вместе с Пирсом сыграет его сын Шон, который уже несколько лет снимается в кино. Броснан не против того, чтобы его дети становились артистами: «Я помогаю тому же Шону знакомиться с нужными людьми.

Но вот дальше всего в жизни он должен будет добиваться уже сам».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Частная жизнь», Piercebrosnan.narod.ru, [email protected]

Поделиться.

Комментарии закрыты