Питер Джексон: «Мы сделали триллер из "Хоббита 3"»

0

На пресс-конференции в рамках проведения выставки Comic-Con-2014 режиссер Питер Джексон и актеры Бенедикт Камбербэтч, Энди Серкис, Эванджелин Лилли, Кейт Бланшетт и Орландо Блум обсуждали заключительную часть трилогии – "Хоббит 3: Битва пяти воинств".

– Питер, к тому времени, как третья часть изменила название с "Хоббит 3: Туда и обратно" на "Хоббит 3: Битва пяти воинств", были ли готовы какие-нибудь постеры со старым названием?

– Да, один, и я храню его. Со временем он станет очень ценным. Но вообще никаких постеров мы не выпускали. Но приятно, что у меня есть один.

– Как меняется тон повествования от первого к третьему фильму?

– Тон повествования изменяется по очень понятной схеме – от довольно наивного и невинного до мрачного. К тому времени, как мы закончили работу над третьей частью, которая является самой эмоциональной и напряженной из трех, я думаю, именно она стала моей любимой, если честно. Это не просто слова. В ней есть нотки триллера. Когда вы досмотрите фильм до конца, вы почувствуете, что самое время продолжить повествование в "Братстве кольца". Появится ощущение, что путешествие продолжается. Я всегда держал в голове шесть фильмов. Спустя годы, когда все закончится, мир, показанный в этих фильмах, будет существовать в серии из шести частей. Именно с этой позиции будущие поколения будут его воспринимать.

– Бенедикт и Энди, как долго вам пришлось тренировать свои голоса для ваших персонажей?

Бенедикт Камбербэтч: Недолго, потому что я понижал регистр голоса. У меня наготове всегда было много меда и имбиря. Когда мы начинали работать с технологией захвата движения и первыми сессиями, а после – на стадии постпродакшн, я делал это без модуляций. Я разогревал голос, затем делал специальную заминку и молчал в перерывах.

Энди Серкис:
В процессе работы мы поняли, что передать размер персонажа с помощью голоса можно, пропустив голос актера через спикеры, а далее варьировать его тональность. Это очень пригодилось со Смаугом и Конгом – создавать ощущение масштаба и силы, и объема легких. Если ты играешь дракона в 150 футов или гориллу в 25 футов, очень трудно передать мощь такого персонажа, используя только силу собственного голоса. Дыхание – действительно важная часть в создании правдоподобного персонажа, и об этом надо всегда помнить.

– Бенедикт, если в "Пустоши Смауга" вы только разогревались, то в "Битве пяти воинств", наверняка, "сорвались с цепи"?

– Да, это так. Я пикирую вниз и творю то, что невозможно в книгах, стоящих на книжных полках по всему миру. Но я вам больше ничего не скажу, кроме того, что было круто участвовать в следующей части этого путешествия. В третьем фильме вас ждет потрясающе страшный конец.

– Питер, как собираетесь превзойти сражение в "Возвращении Короля" сражением в "Битве пяти воинств"? Это было трудно?

– На сражении держится основная сюжетная линия. И я, в принципе, не думаю о ней, как о битве. Любое сражение – самодостаточно и автономно. У нас же развитие всех персонажей происходит по ходу этой битвы. Когда они ввязываются в драку, развитие повествования набирает обороты. То, что происходит в середине сражения, изменяет линии некоторых персонажей. Сидят ли они на привале или сражаются, битва все равно является частью повествования. Весь фильм будет очень напряженным, с элементами триллера, как я уже сказал. В битве всегда можно убить одного или двух героев, и бог знает, скольких еще. Поэтому, возможно, несколько персонажей погибнет в третьей части. Мы можем себе позволить те эмоции, которых у нас в "Хоббите" еще не было. Мы определенно готовы к битве в этом фильме.

– Вы можете рассказать о создании Тауриэли, персонаже Эванджелин Лилли, которой нет в книге?

– Создание Тауриэли было чисто техническим решением, и в нем нет ничего захватывающего. В книге Бильбо и гномы попадают в плен в Лихолесье, а затем бегут из него. Толкиен написал о тамошнем короле, но даже не назвал его по имени. В книге это просто событие, которое случилось с гномами во время их путешествия, но мы захотели немного расширить эльфийскую тему. Для сюжетной линии нужны три персонажа – вы не создадите линию с двумя героями. Итак, у нас был Трандуил, эльфийский король, и его сын Леголас. Нам нужен был третий, и мы приняли намеренное решение ввести героиню, потому что эльфийские женщины считаются очень сильными. В основном, нам просто была нужна горяченькая штучка. Вот и все. Мы хотели развить историю, которая зародилась в Лихолесье, и поддерживать ее на протяжении всего фильма.

– Эванджелин Лили, каково было сыграть героиню, которой нет в книге?

– Если забыть о том, что фанаты горели желанием съесть меня на обед, я считаю, что мне повезло открыть месторождение золота. Ни у кого не было в голове устоявшегося образа моей героини – как она должна выглядеть или вести себя. Так что у меня был карт-бланш. Никто не мог сказать мне, какой должна быть Тауриэль, кроме Питера Джексона, Фрэн Уолш и Филиппы Бойенс. Нашей главной целью была демонстрация отличий между Тауриэлью, принадлежавшей к низшей касте эльфов, и высшими эльфами, которых вы видели во "Властелине колец". И я твердо решила не пересматривать трилогию, потому что, если бы я сделала это, я бы бессознательно стала подражать Кейт Бланшетт. Я бы просто не смогла остановиться.

– Орландо, Кейт, расскажите о том, как вы вернулись к своим персонажам из "Властелина колец", с какими трудностями столкнулись?

Орландо Блум: Мы долго обсуждали с Питером и Фрэн, есть ли смысл в появлении Леголаса в "Хоббите", какова будет арка повествования и его история? Поскольку Леголас не упоминается в книге "Хоббит", у нас была возможность вернуться и придумать, чем он занимался до того, как появился в "Братстве кольца". Они действительно все продумали, так что, вы все увидите в конце.

Кейт Бланшетт: У вас есть доверие и фанбаза, некоторые представители которой являются также поклонниками книг, а некоторые любят именно то, что создала наша команда. И лично я верю, что самое значимое достижение "Хоббита" заключается в том, что он, как и многие прекрасные литературные произведения, ожил и зажил собственной жизнью.

– Питер, а вы не планируете заняться "Сильмариллионом" Толкиена?

– А вы сами не хотите? Дж. Р. Р. Толкиен продал права на экранизацию "Хоббита" и "Властелина колец" в конце 60-х, но "Сильмариллион" не был даже дописан. Часть книги написал сам Толкиен, а остальное после его смерти дописал его сын. Он же и опубликовал книгу. Так что, права на экранизацию "Сильмариллиона" никогда не продавались, и владельцы не заинтересованы в обсуждении экранизации с кем-либо. Вот такая ситуация.

Источник – Collider (перевод kinonews.ru)

Поделиться.

Комментарии закрыты