Топ-100

По прозвищу Стриж

0

Молоденькие девушки влюблялись в него без оглядки, дамы бальзаковского возраста восторгались «душкой Стржельчиком», партнерши по сцене называли его рыцарем русского театра. «Он такой был жизнелюбивый человек, даже сердился очень смешно, – вспоминала актриса Людмила Макарова. – Если он рассердился, казалось, все, жизнь плоха. Через день это все проходило, и Владик опять был Владиком: изящным и элегантным».

От начинающего до народного

Владислав Игнатьевич Стржельчик родился 31 января 1921 года в Петрограде, куда его отец, выходец из Польши, попал после Первой мировой. Стржельчик был поздним ребенком, рос обыкновенным мальчишкой, когда ему было всего пять лет, родители прочили его в музыканты. Владислав пел в хоре мальчиков при ленинградской капелле и даже всерьез дирижировал военным оркестром в Александровском саду! Стржельчик пронес любовь к музыке сквозь всю свою жизнь, однако судьбу связал с театром.

Он успел в ранней молодости пройти учебу в Школе-студии БДТ (мастерская замечательного Бориса Бабочкина), сняться перед самой войной в фильме Юлия Райзмана «Машенька», где минимальная по словесному и игровому материалу роль белогвардейского офицера потребовала от начинающего актера немалого мужества: его героя выбрасывали вниз головой с четвертого этажа. Пройдя войну с первого до последнего ее дня рядовым 92-й стрелковой дивизии, Владислав вернулся в БДТ в 1946 году и остался в нем навсегда.

Ленинградцы старшего поколения помнят молодого неотразимого Стржельчика, прирожденного героя-любовника с чертиками в глазах, аристократа, превосходно сыгравшего в 1946 году в американской пьесе «Дорога в Нью-Йорк», а чуть позже, в 50-х – в таких спектаклях, как «Шестой этаж» французского поэта и драматурга Альфреда Жарри, «Синьор Марио пишет комедию» итальянца Николаи. В кино освоение классического репертуара началось для Стржельчика в позабытых ныне фильмах-спектаклях, таких как «Враги», «Слуга двух господ», «Достигаев и другие». В 1959-м Владислав блестяще сыграл Цыганова в горьковских «Варварах» на сцене БДТ, а через год вышла на экраны замечательная лента «Воскресение» по роману Льва Толстого со Стржельчиком в роли графа Шенбока. Вскоре он сыграет Кулыгина в товстоноговских «Трех сестрах», а следом за ними (уже заслуженным артистом РСФСР) — Репетилова в знаменитом «Горе от ума».

Судьба не уготовила ему ни «ухода» в Москву, как Смоктуновскому, Дорониной или позднее, Борисову, ни негласной опалы, как Юрскому. Он вырос в БДТ до народного СССР, Героя социалистического труда и лауреата многих премий, включая самую последнюю — профессиональный приз «Золотой софит».

«Клуб Поклонников Славы Стржельчика»

Друзья и коллеги называли Владислава Стриж вовсе не потому, что им было трудно каждый раз выговаривать сложную польскую фамилию. «У него была такая кличка, прозвище Стриж. И он очень похож на эту птицу, которая свободна, независима, которая являет собой знамение весны, радости, голубого неба. Вот это был Стриж, Владик Стржельчик».

Он всегда умел блестяще импровизировать на сцене, не терялся во время внештатных ситуаций. Однажды в Большом драматическом шла пьеса из американской жизни «Этот пылко влюбленный». Играли как раз Владислав Стрежельчик и Алиса Фрейндлих. В момент бурного признания на авансцену вышел здоровенный котяра, уселся ровно посреди сцены спиной к залу и внимательно, переводя взгляд с Фрейндлих на Стрежельчика, стал следить за «американцами». Зал, в свою очередь, наблюдал уже только за котом. В конце концов, это надоело Стрежельчику, и он вышел из положения. «А это,— сказал он партнерше, указывая рукой на животное, — наш американский кот Васька». Зал рухнул от хохота.

А вот еще одна история, рассказанная Арменом Джигарханяном: «Играли мы всякую революционную чепуху в советское время. Доходило до анекдота. У знаменитого актера Артюхова в ленинградском БДТ, где режиссером был великий Товстоногов, первенец родился. Понятно – пеленки, бессонные ночи, жуткий недосып. А мы играем пьесу, очень такую революционную, один из соавторов – Георгий Капралов, штатный кинокритик из “Правды”. Владислав Стржельчик Баумана играл.

Дожидаясь своего выхода на сцену, Артюхов за кулисами заснул, вот так, стоя. Его встряхнули: “Артюхов, твой выход!” И вот он, не очухавшись, выбегает на сцену, бросает реплику Стржельчику-Бауману: “Владислав Игнатьевич, Баумана убили!” (А надо было – “Подвойского”). Стржельчик, не моргнув глазом, говорит скорбным тоном: “Жаль, хороший был коммунист”. Самое смешное, что в зале – ну никакой реакции, какая разница, кого там замочили!»

Неслучайно, когда в 1991 году Стржельчика чествовали в связи с его 70-летием, юбилей напомнил те старые капустники, которыми БДТ некогда славился не меньше, чем своими репертуарными спектаклями. Это было искрящееся театрализованное действо, полнейший антипод былому советскому официозу, причем на игривый лад всё это мероприятие с самого начала настроил тогдашний министр культуры РСФСР Юрий Соломин, подписавший ее приветствие юбиляру: «Адъютант Вашего Превосходительства»! И никакая почетная грамота за подписью Бориса Ельцина не придала юбилею серьезности. На редкость требовательный к себе Стржельчик был вообще против организации этого юбилея, считая, что нечего, мол, устраивать «пир во время чумы». Однако на самом празднестве он великолепно выглядел — уж никак не на 70! — светился обаянием и артистизмом, плясал канкан с молодым кордебалетом Музкомедии, вел в танго восхитительную Нину Ургант, целовался напропалую с «маленькими лебедями», исполнил вместе с другими артистами песню из спектакля «Четвертый», — словом был что называется и в форме, и в ударе.

Кстати, КПСС на этом чествовании расшифровывалось как «Клуб Поклонников Славы Стржельчика», отчего «Слава КПСС!» звучало совсем по-новому.

«Я тебя люблю, но главное в моей жизни – сцена»

Театр для Стржельчика был храмом, поэтому он нетерпимо относился к артистам, позволявшим себе выйти на сцену «не в форме». В таких ситуациях гнев его был страшен. На одном из спектаклей партнер играл «под градусом», и Владислав Игнатьевич решительно заявил: «С этим артистом я на сцену больше не выйду никогда!»
 
Провинившемуся актеру пришлось уйти из театра, а Стржельчик потом ужасно переживал: категоричность дорого ему обходилась.

Трудно поверить, что в юбилейном интервью 1991 года Владислав Стржельчик сетовал: за последние десять лет не сделал в театре ничего значительного. Но в словах этих — не столько правда о реальной ситуации, сколько взыскательность художника. За те десять лет, на театральную бедность которых Стржельчик жаловался в 1991 году, он сыграл с Алисой Фрейндлих Берри Кэшмена в пьесе Нила Саймона «Последний пылкий влюбленный». Бостонский продюсер Натан Шлезингер триумфально провез этот дуэт по Америке, а в самом Петербурге спектакль несколько лет подряд держал марку самого кассового.

В те же годы Стржельчик сыграл Актера в горьковском «На дне», профессора Серебрякова в «Дяде Ване» и Тетерева в возобновленных «Мещанах». Тогда же Владимир Спиваков пригласил его участвовать в вечере, где исполнялась оратория Генделя «Мессия»: Стржельчик читал новеллу Стефана Цвейга, посвященную Генделю. Спиваковский замысел имел огромный успех и был воплощен не только на сцене БДТ, но и в Московском зале имени Чайковского.

Вдова артиста, Людмила Шувалова, рассказывала о супруге: «Когда мы поженились, он меня сразу же предупредил: “Я тебя люблю, но имей в виду: главное в моей жизни – театр”. Я поняла, что ничто не должно мешать его работе». До брака с Людмилой Стржельчик уже был женат. С Шуваловой он познакомился в Сочи, где был с театром на гастролях. Людмила приходила на все спектакли, но все же пообщаться с Владиславом удалось ей только на концерте симфонического оркестра. Тогда администратор зала представила девушке троих молодых артистов ленинградского БДТ. Один из них и был Стржельчик.

Роман закрутился мгновенно, вскоре актер ушел и семьи, хотя у него как раз родился ребенок. Позднее это остановило Шувалову от того, чтобы иметь своих детей:
 
«Я понимала, что Владислав уходил от трудностей, так распался его первый брак. Проблемы быта угнетали его, раздражали, мешали его творчеству. И я прекрасно знала, что если у нас появится ребенок, это все только испортит. Чтобы его растить, мне пришлось бы бросить работу, а это означало – потерять Владислава, он бы все время уезжал на гастроли один. А я его очень любила, хотела быть с ним и знала, что ему нужно то же самое. Я думала, какой найти выход. Родить ребенка и взять няню? Но денег на это у нас не было, жили мы небогато. И тогда я решила не рожать. Испугалась трудностей, думала, что не справлюсь. Отказала себе в удовольствии иметь ребенка. Но признаюсь честно, я никогда об этом не жалела. Моя жизнь была наполненной любимым мужчиной».

Но Стржельчик отнюдь не отличался верностью. О любвеобильности артиста в Ленинграде той поры ходили легенды. Женщин он обожал и к каждой обращался не иначе как «солнце мое любимое!» Рассказывали даже, что в театр со всей страны приезжали женщины с детьми, чтобы показать малышам их настоящего папу.
 
Некоторые мамаши, видимо, чувствуя себя правыми, просто давали своим детям его фамилию.

Однажды Стржельчик закрутил роман с молодой художницей по костюмам Юлией, знал об этом весь БДТ. У девушки родился сын, которого назвали Димой Исаевым.

Вдова артиста Людмила Павловна Шувалова говорит, что ничего не знает о внебрачных детях Стржельчика, и в частности о Дмитрии. Правда это или нет, но в БДТ до сих пор судачат о том, что именно Шувалова наложила табу на тему «отцов и детей» — якобы она запретила костюмерше дать мальчику известную фамилию. Сам Дмитрий говорит, что все детство провел за кулисами Большого драматического театра. После окончания ЛГИТМиК он несколько лет мыкался по городским театрам, играл в водевилях и думал навсегда завязать с профессией. Но потом Исаев перебрался из Питера в Москву, женился на балерине. И стал активно сниматься в кино, даже несмотря на отсутствие у него знаменитой в кинематографическом мире фамилии. Зритель знает его по ролям цесаревича Александра в «Бедной Насте» и Николая Ростова в «Войне и мире». Однако об отце говорить он не любит.

«Легче поставить новый спектакль, чем заменить Стржельчика»

18 февраля 1995 года в телефонном разговоре с Натаном Шлезингером Алиса Фрейндлих дрожащим голосом сообщила об инсульте Стржельчика. Это случилось, когда в БДТ заканчивались репетиции шекспировского «Макбета», грандиозного спектакля в постановке нового главного режиссера театра Темура Чхеидзе. Владислав Стржельчик с большим подъемом играл короля Дункана. И ничто не предвещало трагедии.

Но через полтора месяца после звонка Алисы Фрейндлих в Бостон врачи установили, что это не инсульт, а злокачественная опухоль мозга. 6 апреля в нейрохирургическом институте на Маяковской Владислава Игнатьевича оперировали. Надежд на осеннюю премьеру «Осенних встреч» в Америке уже не осталось.

Шансы на жизнь сохранялись до середины августа, когда врачи констатировали образование новой опухоли и смертельных метастаз. 11 сентября артиста не стало.

14-ого Санкт-Петербург проводил его в последний путь на Волковское мемориальное кладбище, где на знаменитых Литераторских мостках покоятся рядом с великими мастерами литературы великие артисты — Толубеев, Копелян и Стржельчик. После похорон Стржельчика главный режиссер БДТ Чхеидзе скажет: «Мне легче поставить восемь новых спектаклей, чем заменить Стржельчика в тех восьми, которые он играл в свои 74 года».

Подготовила Лиина Лисицына,
по материалам «Зеркало недели» , «Киевский ТелеграфЪ» , TvKultura.ru, Akter.kulichki.net

Share.

Comments are closed.