"В торт для Пугачевой добавляю ром"

0

Главный звездный кондитер России Александр Селезнев — о том, как лепил «миллион алых роз» для Пугачевой, какие сладости любит Киркоров и о своей особой шоколадной диете.

— Вы готовили для многих звезд: Пугачевой, Галкина, Киркорова. Что они чаще всего заказывают? Простые блюда или им всяческие изыски подавай?

— Интересно, что очень часто просят как раз то, что особенно любили в детстве. Вот, например, на 45-летие Филиппа Киркорова мы делали для него огромный торт с короной. Я у него спрашиваю: «Филипп, какой ты хочешь торт, каким он должен быть внутри?» А он говорит, что очень любит «птичье молоко». Я думаю, что это у него — вкус детства. В итоге мы решили, что сделаем ярусы торта «птичье молоко», но с разными начинками: с клюквой, с халвой, с малиной.

Если же говорить об Алле Борисовне, то она очень любит свежие ягоды, клубнику со взбитыми сливками — ничего тяжелого. Поэтому, когда я делаю для нее торт, то кладу ванильный сахар, самые свежие фрукты. В качестве прослойки использую миндальный бисквит — пропитываю его сиропом, добавляю туда ликеры. Либо ром. Я всегда стараюсь ее чем-то удивить. И для меня это каждый раз настоящий вызов и испытание. Однажды я преподнес ей торт «Миллион алых роз». И все многочисленные розочки на нем я сделал из мастики вручную. Именинница была в полном восторге.

— А вам приходилось пробовать то, что Пугачева сама приготовила?

— Конечно. К примеру, я пробовал курицу с карри и кабачками, которую она сама готовила. И могу сказать, что чуть не упал со стула от такого удовольствия. Я не думал, что меня можно удивить, но ей это удалось. Было очень и очень вкусно!

— Как вам, кондитеру, удается сохранять хорошую физическую форму?

— Просто нужно знать меру. Например, мой завтрак — это две чашки кофе и шоколадные конфеты. В день человек должен съедать по 100 грамм шоколада. Это такая шоколадная диета, и от этого даже можно похудеть — будете, как я. Потом часов в 12 часов я обедаю, а вечером ужинаю помидорами и моцареллой. Разъедаться нельзя!

— Когда вы начали готовить, почувствовали, что вам это интересно?

— Отец от нас ушел рано. Мне было всего четыре года, только-только родился брат, а отец ушел к другой женщине. И, соответственно, матери нужно было и за нами присматривать, заботиться и одновременно работать. А мне надо было забрать брата из садика, привести его домой, накормить, помыть, уложить спать. Могу сказать, что где-то лет с шести-семи я уже мог приготовить плов.

— Детство у вас было непростым…

— В пять лет я потерял слух. Я болел свинкой и краснухой — это дало осложнение на уши. Соответственно, у меня небольшие дефекты речи, мне пришлось заново учиться говорить. Это уже сейчас я вставил слуховой аппарат и могу слышать все. Когда я первый раз им воспользовался, то испытал настоящий шок. Потому что услышал, как поют птицы, как жужжит холодильник, как шумят машины. Я думал: «Боже, Боже, как люди живут и все это слышат!»

— А правда ли, что вам пришлось в свое время работать на рынке?

— Правда. Это было, когда завод, на котором работала мама, закрыли. Я взял машинку и вязал вещи на продажу. Почему-то особым спросом пользовались колготки. Вот они у меня были нарасхват, как горячие пирожки.

— Вы готовите изысканные многоярусные торты. Наверное, в детстве вы были сладкоежкой?

— В то время, когда я был ребенком, не было ни такого изобилия, ни возможностей попробовать подобное. На самом деле, сладости в детстве я ел очень редко. Но очень любил блины. Помню, как просыпался в выходные с пониманием того, что мне не нужно идти в школу, и, чувствуя, как вкусно пахнет на кухне — бежал туда. Мама стояла у плиты: нанизывала на вилку кусочек сала, смазывала им сковородку, потом наливала тесто — и выпекала тоненькие блинчики. А утром покупала свежую сметану… И мне кажется, что в то время это было для меня самым вкусным блюдом — настоящим и лучшим десертом.

Алекс Панченко,
«Сегодня»

Поделиться.

Комментарии закрыты