Топ-100

Раймонд Паулс: «Я был на краю пропасти»

0

Композитор Раймонд Паулс (12 января ему исполнилось 77 лет) рассказал о своей любви к "горькой", встречах с Примадонной и внуках, с которыми он не хочет заниматься музыкой.

– Говорят, ваша мама вышивала жемчугом. Это правда?

– Мама родилась в селе, закончила лишь несколько классов. Моя семья была очень простая, рабочая. Поэтому они должны были уметь делать все. Этим и жили. Отец зарабатывал мало.

– А отец работал стеклодувом?

– Да, он работал стеклодувом! Конечно, это необыкновенный вид искусства. Во-первых, человек должен иметь талант, во-вторых, здоровье. Это очень тяжелая профессия, которая только забирает здоровье. А как это все откладывается на легких! Раньше даже стеклянные бутылки дули люди, автоматики не было. Никакой! Рабочие надували своими легкими. Это очень тяжелый труд.

– Ваш отец еще играл на ударных инструментах?

– Да, в каком-то клубе он там немного подрабатывал.

– Откуда у ваших родителей была тяга к культуре?

– Я не знаю. Отец простой рабочий, мама – тоже. Только сейчас я начинаю понимать, что сделал для них плохого, а что хорошего. Я, конечно, виноват в этом. Только теперь ко мне пришло понимание, сколько хорошего они сделали для меня. К сожалению, мудрость приходит в таком возрасте, когда уже многое изменить нельзя. К сожалению, мы понимаем, что не успели сказать много хорошего людям, которые уже "погасли". Это приходит к нам позже, поэтому надо спешить творить добро!

– Вы сами начали работать в очень раннем возрасте…

– Да! Мне еще не было 15-ти лет, когда меня уже начали приглашать работать в джаз-банды. Музыканты просто оставляли записку отцу: "Забираем Ояра, вернем под утро".

– Вас в детстве называли Ояр!?

– Да! Это мое второе имя. Раньше вообще давали по два имени. Когда это запретили, мать была категорически против имени Ояр. Она сказала такую фразу, поскольку она из села: "Я не хочу, чтобы моего сына звали Ояр, ибо всех быков в селе называют Ояр".

– Скажите, какие праздники вы отмечаете в семье?

– К праздникам мы относимся спокойно, не создавая никаких больших волнений из-за них. Откровенно говоря, я абсолютно не пью и могу этим смело хвастаться. До 62 лет все выпил, что мне надо было. Потом как-то остановился, и слава Богу! Хорошо, что так все получилось, иначе было бы все очень плохо! Поэтому сегодня мы к праздникам относимся спокойно. Но когда все-таки собираемся, я один сижу, как абориген в углу, который еще кое-что знает на латышском языке.

– У вас очень интернациональная семья: вы латыш, жена ваша русская, родом из Одессы. Ваш зять – датчанин, польского происхождения. Ваши  две внучки на английском разговаривают лучше, чем на другом языке. А на каком языке вы друг с другом общаетесь?

– На английском, русском. Жена хорошо говорит на латышском языке. Но дома мы говорим по-русски.

– Вы познакомились со своей женой в довольно молодом возрасте. Вокруг вас на тот момент было немало красивых женщин, желающих познакомиться с вами, но победила Лана. Чем она вас покорила?

– Откровенно говоря, мы  познакомились в мой темный период. До 62-го, когда еще уважительно относились к зелью, и  у меня было все… Я был на краю. На краю пропасти. Два метра – и все. Конечно, символично, но реально! Но, слава Богу, это длилось на протяжении небольшого периода. Для меня он начался в консерватории, когда решил работать на танцах, в клубах. Естественно, что водка была постоянно и т. д. В 62-м году у меня родилась дочь Анетка, и у меня произошел поворот в судьбе! У меня появилась сила воли, смог вырваться из этой пропасти раз и навсегда. Главную роль в своей судьбе играешь ты сам. Я настойчиво лечился. Понимал, какое это несчастье, какая это пропасть. На тот момент у меня были наглядные примеры:  у моих друзей-музыкантов в личной жизни не складывалось, они разводились, постоянно дрались… Ужасов насмотрелся. К сожалению, многие из  этих друзей уже умерли. Ужасно то, что сегодня эту водку заменили наркотики. Посмотрите, какие выдающиеся люди гибнут. Это страшная вещь.

– Вы с супругой прожили много лет вместе. В чем секрет вашего брака?

– Умение идти на компромисс. Например, я люблю, чтобы дома все окна были закрыты, а она говорит, что ей нужен свежий воздух. Только компромисс. Кто-то должен постоянно уступать.

– В этом году вы будете праздновать золотую свадьбу – 50 лет совместной жизни. Как-то особенно планируете праздновать?

– Сначала хотел сделать шоу в своем стиле, заказать "длинный автомобиль"… Но потом передумал. Мы решили это отметить, отпраздновать  в далеком селе Латвии.

– У вас будет романтическое путешествие?

– Да. Я купил там  небольшой кусок земли,  в очень хорошем месте. Там только природа.  Больше ничего нет. По пути туда, мы обязательно заедем в  сельскую церковь.

– Песня «Миллион алых роз» сильно повлияла на вашу карьеру…

– Это было хорошее время. Первые встречи с Аллой Борисовной. Жаль, конечно, что временами происходит что-то не так. Хотя я никогда плохого о ней ничего не скажу. Но в те годы были совсем другие отношения, богемные вечера у нее дома, встречи…

– Распространялись слухи, что у вас с ней отношения…

– Так все думали. Я не понимаю, зачем  оправдываться? Тогда моя жизнь пошла бы иначе.

– Как Лана относилась к этим сплетням?

– В этом ее сила, она никогда ничего не говорила. Но я прекрасно помню наши выступления. Это было очень красиво.

– Вы каждый день играете на рояле?

– Я лишь в последние годы много играю на рояле. Мне сейчас это помогает.

– Ваши внуки не хотят идти  по вашим стопам, почему?

– Моника играет на рояле, но для себя. Детей, внуков трудно учить. Я педагогом не могу работать, если ты не умеешь играть, я могу дать тебе по голове. Знаете, даже  когда ко мне приходят родители чужих детей и просят помочь, научить их детей, я  отказываюсь. Лучше пусть чему-то другому учатся!

– А что вас радует?

– Я такой  человек, что мне многого не нужно. Вот, например, готовлюсь участвовать в какой-то программе, хочу удачно сыграть.  И вот выхожу на публику, как она меня принимает, относиться ко мне – это самое главное, самая высокая оценка моей работы.

– А что вас раздражает в людях?

– Когда в глаза говорят одно, а за спиной  что-то другое. Это очень часто происходит. Это низкое  лукавство.

– На ваш взгляд, что обязательно должно присутствовать в настоящей женщине?

– Когда она заходит, на нее должны все смотреть просто как на картинку. Ее одежда, стиль…

– Для вас важен внешний вид женщины?

– Нет. Потом, когда знакомишься с ней ближе, разговариваешь с ней, женщина совершенно меняется. Конечно, красота это важно, очень важно. Но иногда смотрите на  женщину,  и вроде она не слишком красивая, но она все равно вас притягивает! Пожалуй, это мы называем  шармом!

Ольга Лицкевич,
ivona.bigmir.net

Share.

Comments are closed.