Разбитое сердце Лайзы Минелли

0

В свое время Лайза отправилась покорять мир с сотней долларов в кармане. И когда давний приятель ее матери Фрэнк Синатра выслал ей еще пятьсот, чтобы она не пропала с голоду, Минелли вернула их обратно. Это был вопрос молодого честолюбия: Лайза решила стойко преодолевать трудности, которых у нее ведь могло бы и не быть.

Побеги из отелей

Лайза родилась 12 марта 1946 в знаменитой кинематографической семье. Ее мать Джуди Гарленд была настоящей звездой Голливуда, отец – режиссер Винсенте Минелли, ставил мюзиклы, в которых принимали участие Фред Астор, Джин Келли и Барбара Стрейзанд. Лайза была желанным ребенком, но богатая семья не сделала ее детство счастливым и безоблачным. Родители развелись, когда ей было четыре года, она жила то у отца, то у матери и очень любила их обоих.

Как сочувственно заметил один из американских биографов Минелли, бедняжка сменила «четыре папы и двенадцать школ». Лайза все чаще оставалась жить с Джуди, на ее плечи легли обязанности по дому: походы по магазинам, ответы на письма поклонников матери, забота о младших брате и сестре. К тому же подрастающая дочь была единственной, кто присматривал за Джуди, когда та напивалась, накачивалась наркотиками или пыталась наложить на себя руки. Лайза прятала от матери таблетки, частенько вызывала врачей. Джуди, не умеющая обращаться с деньгами, все время оказывалась на мели. Минелли рано узнала, что такое позор и унижение, когда их с матерью выставляли из отелей, потому что одна из самых ярких американских звезд не могла попросту оплатить счет за проживание. Иногда вся семья сбегала из номера ночью, бросив все вещи. Чаще мать с детьми, надев на себя как можно больше, выходили на прогулку, не собираясь возвращаться.

В 1962 году Лайза бросила учебу в Европе и вернулась в Америку, чтобы сообщить родителям «что-то важное». Она хотела оповестить их о решении стать артисткой. Отец был за, мать – против. Впрочем, настаивать на своем Гарленд никогда не умела. Получив телеграмму, сообщавшую о предстоящем приезде Лайзы, она начала репетировать, что сказать «непутевой» дочери. В голове были только мысли о том, что ей следует непременно вернуться в Европу. Но когда Минелли сбежала по трапу самолета и бросилась в объятия матери, Джуди первая выпалила: «Лайза, почему бы тебе не пойти в шоу-бизнес?» Они обнялись и расплакались у всех на виду. Так было получено материнское благословение, а затем и те самые сто долларов, с которыми Минелли начала новую взрослую жизнь и актерскую карьеру.

Соперницы

Дебют Минелли состоялся на «Сцене 73», в маленьком театрике, примыкавшем к одному из нью-йоркских баров, в новой версии шоу «Лучшую ногу вперед». Продюсеры решили скорее сыграть на скандальном имени матери, чем на таланте дочки. Но не обошлось без иронии судьбы. На репетициях Лайза сломала ногу – лучшую, не лучшую, но премьеру отложили. Когда же наконец спектакль покали зрителям, он вызвала такой ажиотаж, что пришлось вмешаться полиции: желающих попасть в театр было гораздо больше, чем мест в зале. Все ждали, что появится Джуди, но она предпочла пережить дебют дочери в гостинице. Гарленд сразу же поняла, что талант Лайзы превосходит ее собственный и как мать не могла не радоваться ее успехам. Но как звезда, избалованная поклонниками, познавшая вкус славы, она не могла не видеть в Лайзе соперницу и ни в чем не хотела уступать дочери.

Джуди проиграла сражение Лайзе 8 ноября 1964 года на подмостках лондонского «Палладиума». Она сама предложила ей выступить вместе на одной сцене – Джуди кожей чувствовала, какой фурор может произвести подобный концерт среди ее поклонников. И не ошиблась. Весть мгновенно облетела Лондон, билеты раскуплены. Но Гарленд не ожидала, что Лайза затмит ее, заставив поблекнуть на фоне своей искрящейся молодости. Минелли, вольно или невольно, отодвинула мать на второй план. Два концерта в Лондоне стали закатом одной и восхождением другой звезды.

Гарленд так и осталась в памяти американцев крошечной шаловливой девочкой из мюзиклов. Минелли же – маленькая сильная женщина и на экране, и на сцене, и в жизни. Джуди посвятила себя концертной деятельности, только будучи уже окончательно отвергнутой кинематографом, отработавшим ее детский образ. Певица Гарленд так и не сделала новой самостоятельной карьеры на сцене, когда от нее отвернулась кинокамера. Минелли же счастливо сочетала певческую карьеру и кино. Джуди, рано привыкнув к таблеткам, умерла в 1969 году от случайной передозировки снотворного, Минелли и тут сначала шла по стопам матери, но сумела превозмочь свои пороки, справившись и с наркоманией, и с алкоголизмом. Она несколько раз начинала новую жизнь и выходила победительницей из всех передряг.

«Маленькая Пиаф»

Звездным временем для Лайзы было начало семидесятых. Настоящий успех ей принес 1972 год, когда благодаря Бобу Фоссу и его блистательному «Кабаре» Минелли предстала миру в образе певички Салли Боулз. Первоначально Лайза представляла себе свою героиню кем-то вроде Марлен Дитрих, но, изучив материал, пришла к убеждению, что более правдоподобным будет иной образ – шляпа, галстук-бабочка, черные чулки в сеточку. «Сама идея создания некоего определенного образа возникла тогда, когда я рассказала отцу о “Кабаре”, – вспоминала Лайза. – Он сразу поинтересовался: “А как ты будешь выглядеть?” – На моем лице явно читалась растерянность. – “Не знаю. А как, собственно, я должна выглядеть?” – “И я не знаю”. А через три дня я вошла к нему в комнату, и там меня уже поджидали альбомы, фотографии – все, призванное помочь мне в подготовке образа». Чтобы проникнуться настроением того времени, Лайза даже начала носить одежду в стиле тридцатых годов.

Ее хриплый голос «маленькой Пиаф», сетчатые чулки, иссиня-черная челка, искренние огромные глаза полюбились зрителям. Лайзе поверят, ее запомнят, за ней будут распевать легендарное Money, money, money. Фильм соберет целый букет премий – «Оскар», «Золотой глобус», премию Британской киноакадемии – и безраздельную зрительскую любовь. В том же году Минелли получит и премию «Эмми» за лучшее телевизионное представление «Лайза через «З».

После премьеры актрисе стали ежедневно доставлять корзины писем от поклонников и поклонниц. Лайза их просматривала и… выбрасывала. Среди прочих ей в руки как-то попал конверт, к которому была приколота роза, а само письмо звучало так: «Если бы я когда-нибудь смог стать с вами перед одной кинокамерой». И подпись: «Джон Траволта, артист». Лайза никогда не слышала о таком, она выбросила письмо и забыла о нем. Спустя несколько лет Минелли, увидев фильм с новой голливудской звездой по фамилии Траволта, пришла в восторг и поручила своему агенту связаться с актером. При встрече Лайза предложила Джону подумать о совместном фильме. «Я думал об этом еще шесть лет назад», – в ответ рассмеялся Траволта и рассказал о своем письме. «Боже, какая же я была дура!» – воскликнула Лайза и со свойственной ей непосредственностью повисла у Джона на шее. Они стали друзьями. Возможно, их отношения могли бы перерасти во что-то большее, но актриса была тогда помолвлена со скульптором Марком Геро.

Любовь и расставания

Еще на заре своей кинокарьеры она часто говорила, что не похожа на королеву красоты, а потому добиваться известности придется другими способами. Первый и главный – взгляд огромных, выразительных черных глаз, которые однажды были кем-то очень точно названы «глазами клоуна с разбитым сердцем». Этим же оружием она пользовалась, покоряя мужчин. Стоило ей взглянуть в глаза избраннику, дружба переставала быть просто дружбой.

Любовниками Минелли в разное время были Михаил Барышников, Роберт Де Ниро. Опять же повторив судьбу матери, Лайза часто меняла мужей. Среди них были австралийский певец Питер Аллен, режиссер и продюсер Джек Хейли-младший. На некоторое время ее бойфрендом стал Дэзи Арназ-младший, сын звездной пары Люси Болл и Дэзи Арназа. Они даже обменялись кольцами, но до свадьбы дело так и не дошло, в жизни Лайзы появился барон Алекс Реде. Он подарил ей то, что не могли дать другие, — умиротворение. Но в этом состоянии она пребывала недолго, ее темперамент требовал выхода. Лайзу видели в обществе то английского режиссера Питера Селлерса, то богатого бразильского плейбоя Педро Авинага, но больше всего слухов клубилось вокруг ее романа с Беном Веереном. Он исполнял роль Иуды в нашумевшем бродвейском мюзикле «Иисус Христос — суперзвезда», был чернокожим и женатым.

Бурная личная жизнь сделала имя Минелли достоянием таблоидов, в заголовках которых актрису все чаще называли «бывшей звездой эстрады». Перипетии последнего брака Лайзы с продюсером Дэвидом Гестом и впрямь будто затмили и талант, и славу кинодивы. Еще бы – публичная ругань, воровство, побои и, наконец, бегство супруга на Гавайи от своей темпераментной половины, а в финале – громкий развод и раздел имущества с взаимными финансовыми претензиями. Широкой публике все это было куда интереснее, чем прошлые заслуги и победы певицы.

Но если по порядку, то сначала была любовь, спасшая Минелли от очередной депрессии. С ее последствиями она боролась в клинике. Тогда она едва не умерла от энцефалита, и именно в этот злополучный период своей жизни повстречала своего давнего знакомого Дэвида Геста. Они увиделись впервые больше полутора десятка лет назад в доме Фрэнка Синатры.

Новая встреча с Гестом окрылила диву настолько, что она не только выздоровела и сильно похудела, но и после длительного перерыва вновь запела. Влюбленные не стали затягивать с официальным торжеством. Их не смущала семилетняя разница в возрасте, на которой почему-то спешили заострить внимание светские репортеры, вообще отнесшиеся к этому союзу довольно пессимистически. Многие пророчили скорый разрыв, но, освещая бракосочетание Геста и Минелли, щедро потчевали читателя деталями. Публике сообщалось не только то, что шафером был Майкл Джексон, явившийся на свадьбу без повязки на лице, а подружкой невесты – Лиз Тейлор в невообразимых бриллиантах, но и то, что постройневшая невеста не побоялась продемонстрировать гостям кокетливое мини на вновь обретенной фигуре.

До скандалов были еще счастливые моменты, которым кинодива спешила придать публичность. Так, вдохновившись реалити-шоу, придуманным некогда музыкантом Оззи Осборном, она задумала сделать повседневную жизнь своей семьи сериалом без сценария. Показывать счастливые будни счастливых влюбленных в формате реалити-шоу, как это и делал Осборн. Только все пошло не так, как хотелось Лайзе. Сначала Гест публично назвал Минелли толстухой, а потом сбежал на Гавайи, заявив, что ему надо оправиться от побоев, которые ему якобы наносила жена. Кинодива, не оставшись в долгу, тут же обвинила Геста в воровстве. По признаниям оскорбленной стороны, он, будучи ее продюсером, за время совместной жизни укрыл от нее кругленькую сумму. Лирической мелодрамы не получилось. Лайзе снова разбили сердце.

Однажды, исполняя со сцены партию из мюзикла «Чикаго», Минелли сказала: «Это песня о том, как одна женщина убила своего мужа. Уж я-то ее понимаю!» И это был самый откровенный комментарий к отношениям с Дэвидом Гестом. Тогда же она заявила, что не собирается ставить на личной жизни крест. «Конечно, я все время занята, но это вовсе не значит, что я не могу быть занята… с кем-то еще». «Так значит, есть претендент на звание “мистера Минелли номер пять”?» – тут же спросили артистку. «Нет», – ответила Лайза. А потом добавила, сделав долгую паузу: «Впрочем, вы слишком многое хотите знать».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Независимая газета», «Алеф», «Спроси Алену», «Ваш досуг»

Поделиться.

Комментарии закрыты