Топ-100

Резо Габриадзе: «Я неудачник в любви!»

0

Его творчество известно во всем мире. Он художник, скульптор, писатель, сценарист, режиссер театра и кино, автор многих фильмов, среди которых «Не горюй», «Мимино», «Чудаки», «Кин-дза-дза», «Необыкновенная выставка». Несмотря на то, что ему уже исполнилось 78 лет, Габриадзе полон сил и творческих идей.

– Во времена СССР вы выпустили более 35-ти фильмов в качестве сценариста и режиссера. А что вы можете сказать о своем театре марионеток?

– Все произошло неожиданно. В 1981 году, когда я купил это здание, я хотел открыть небольшой театр и надеялся отдохнуть в нем и работать в своей мастерской. Все испортил успех. Я оказался заложником театра марионеток в Тбилиси на долгие годы. Я был и режиссером, и автором постановок, и декоратором. Изначально я намеревался открыть кукольный театр для взрослых. Кто же мог знать, что моя задумка воплотится в жизнь. На сцене моего небольшого театра появились на свет такие спектакли, как «Альфред и Виолетта», «Бриллиант маршала де Фантье», «Осень моей весны», «Дочь императора Трапезунда».

– А в каком году появился на свет спектакль «Сталинград»?

– Спектакль впервые ставился в 1994 году в Тбилиси под названием «Песнь о Волге», позже был переименован в «Сталинградскую битву», а сейчас спектакль называется «Сталинград». В 1996 году была премьера этого спектакля в городе Дижоне во Франции, а в Москве спектакль впервые ставился в 2001 году. В 2002 году была премьера в США в Линкольн-центре. После чего в 2010 году театр гастролировал по Нью-Йорку и ставил спектакль на всех нью-йоркских сценах. Меня радует, что зрители тепло принимают постановку. Также хотелось бы заметить, что зрители относятся к спектаклю с глубоким уважением, часто задают мне вопросы и делятся своими впечатлениями. Я считаю этот спектакль самым значительным своим творением. Эта пьеса не о войне, это пьеса о жизни.

– Сколько вам было лет в годы Великой Отечественной войны?

– Я был совсем еще мал – даже восьми не исполнилось. Мой восьмой день рождения был в 1945 году. Тяжесть войны ощутили все. Царил хаос, все было в руинах. Огонь пожирал и здания, и людей. Мы видели, как уходили на войну – кто-то покидал своих жен и детей, кто-то покидал своих родителей. Мы жили в небольшом городке с населением около 75 тысяч человек. После войны осталась, наверное, только одна треть всего населения города. Картины тех лет до сих пор стоят перед моими глазами и останутся в моей памяти навсегда. Война оставила тяжелый отпечаток.

– Вы заслуженный деятель театра и кино, но наряду с этим вы являетесь известным художником и скульптором.

– Я неудачник, но не в искусстве, а только в любви. В детстве я увлекался рисованием и решил стать художником. Мои творения знакомы людям. Я некоторое время занимался художественным оформлением книг и живописью. Некоторые мои картины выставлялись в Москве, Санкт-Петербурге, Париже, Рене, Дижоне, а также в Мюнхене. Большая часть моих работ хранится в музеях США, России, Германии, Израилья, Франции и Северной Кореи, а также встречается в коллекциях частных лиц. Я оставил свой автограф на художественном оформлении ресторана «Мадам Галифе» в Москве. В Санкт-Петербурге на Фонтанке стоит скульптура «Чижик-пыжик» ростом всего лишь 11 см и весом 5 кг – это самая маленькая скульптура в мире. Мои скульптуры, посвященные теме анекдотов, встречаются не только в Одессе.

– Что вы можете сказать о своей нынешней творческой деятельности, в частности о киносценариях?

– Последние годы я ничего не писал. Уступаю дорогу молодым, пусть трудятся. Есть немало замечательных специалистов старшего поколения, которые могут поделиться своей мудростью и опытом.

– Какой ваш самый любимый киносценарий?

– Я не могу этого сказать, да и не хочу.

– Скажите, а с годами меняются характер и взгляд на жизнь?

– Характер и взгляд на жизнь меняются. В старости люди, которые тебя понимают, смотрят и думают о тебе иначе. Стареть непросто.

– У вас есть любимый грузинский анекдот?

– Я не умею рассказывать анекдоты. Быстро забываю. Больше люблю слушать.

– Вы пьете вино?

– Совсем немного. Выпиваю несколько капель на Новый год. Мне нравится наше грузинское вино «Саперави». Пить вино – это тоже искусство. Вино благотворно воздействует на организм, поднимает настроение. Но надо заметить, что должна быть культура. Говоря о грузинских винах, хочу отметить, что слово «грузин» означает земледелец, человек, возделывающий землю. И я горжусь этим словом. Ведь земледелец выращивает виноград, делает из него вино и вкладывает в него частичку своей души и с удовольствием делится плодами своего труда с другими людьми. Такая традиция заложена нашими предками, она у нас в крови. Вино для грузин – это богатство. Традиция виноделия берет начало со средневековья. В ХХ веке, если точнее в 1914 году, виноделие претерпело некоторые негативные изменения. Но сейчас эта хорошая традиция возрождается среди нашего народа. Меня это очень радует.

– Резо Леванович, а думаете вы на каком языке?

– Думаю только на грузинском, потому что у меня очень много «грузинизмов» в русской речи. Значит, я думаю, а потом, видимо, перевожу на русский язык. Между прочим, хорошая тема для серьезного исследования, но только тут я не гожусь. Неплохо было бы, чтобы какой-нибудь двуязычный ученый занялся ритмикой, дыханием слова Маяковского, который, как известно, вырос недалеко от Кутаиси. Я чувствую в его словах грузинское присутствие, и грузину очень легко его читать.

Жексенбай Алпаров,
«Литер»

Share.

Comments are closed.