Роберт Карлайл: «Терпеть не могу условности»

0

Он много работает и в Великобритании, и в США, но при этом умудряется не попасть в ловушку Голливуда, держась особняком и концентрируясь на ролях, которые его вдохновляют.

«Мать для меня мертва»

Роберт Карлайл родился 14 апреля 1961 года в Мэрихилле, в одном из старинных районов Глазго, в семье Элизабет МакДональд и Джозефа Карлайла. Мать ушла и оставила сына на воспитание отцу, художнику-декоратору, когда Роберт был еще совсем маленьким. С тех пор, когда его спрашивают о ней, Карлайл неизменно отвечает: «Она для меня мертва».

Несколько лет назад журналисты разыскали Элизабет и расспросили о том времени, когда распался ее брак с Джозефом. Она не скрывала, что ей тогда хотелось больше свободы, однако о разводе Лиз не помышляла. Пару раз женщина уже уходила из семьи, но потом возвращалась. А однажды она поссорилась с мужем настолько, что тот вызвал полицию, и ночью двое полицейских выставили Элизабет из дома. В документах о найме жилья значилось только имя Джозефа, так что Лиз пришлось уйти. Через два дня она вернулась, чтобы встретиться с сыном, но тот уже уехал вместе с отцом.

Карлайлы поселились в коммуне хиппи, Джозеф работал художником-декоратором. Позднее Роберт рассказывал, что пошел в актеры во многом благодаря влиянию отца: во-первых, тот потрясающе рассказывал сказки, а во-вторых, мастерски обрабатывал клиентов. В 16 лет парень бросил школу, чтобы помогать Джозефу в работе, но это оказалось труднее, чем он предполагал, зимой в помещениях, где они работали, по ночам замерзала краска. Заработанные деньги Роберт тут же спускал на выпивку и наркотики. «У меня даже была рок-группа, хотя я совсем не помню ее названия, – признается актер. – Мы не делали ничего особенного, это просто был ансамбль. Мы много пили, играли на гитарах, но я только пел. Мы планировали покорить мир. Но на самом деле это был просто удобный повод болтаться без дела».

Однако все изменилось, когда его друг умер от передозировки. Тогда Карлайл уселся за книги, увлекся социалистическими идеями и стал прогнозировать себе карьеру защитника прав рабочих. Но тут в руки ему попадали пьесы Артура Миллера. «Я читал их и понимал, что хочу играть всех героев сразу», – вспоминает Роберт. И вот он пришел в театральную студию при Центре искусств Глазго: «Это было больше похоже на общину. Мы разработали импровизированные тренинги и тому подобное. Я открыл себя. Ведь я был тогда на самом деле очень стеснительным. Невероятно, болезненно стеснительным мальчишкой, который постоянно краснел, даже в 20 лет. Я готов был провалиться под землю, стоило кому-то со мной заговорить. Так что, драма была важна для меня, но я и не думал идти в профессиональные актеры.

Неожиданно я обнаружил, что стал частью этой общины, приобрел множество новых друзей, людей, которых понимал я, и которые понимали меня. Я занимался этим два или три года, а потом отправился в Королевскую шотландскую академию музыки и драматического искусства». Однако через несколько лет Карлайл бросил обучение. До самого начала девяностых годов Роберт участвовал в театральных постановках, только в 1991 его пригласили в кино.

«Он же шотландец! Как он сюда попал?»

Поклонники и критики часто не согласны с тем, какая лента вывела Роберта в первые ряды актеров. Некоторые говорят, что это «На игле». Другие считают, что это «Мужской стриптиз». А потом все начинают утверждать, что это, конечно же, «И целого мира мало», где Карлайлу довелось сыграть противника Бонда. «Мне захотелось продолжить традиции Шона Коннери, – вспоминает те съемки Роберт. – В 60-е годы, когда я был маленьким, он был единственным шотландским актером, знаменитым на весь мир. Я смотрел на него и гордился его славой. А сегодня я рад, что у зрителей появится шанс узнать еще одного шотландского актера!»

Он любит менять амплуа и уже успел побывать и безработным сталеваром, и каннибалом, и священником, и геем, и беспринципным ученым, и чародеем, и королем. В каждой своей роли Карлайл стремиться быть достоверным. Так, чтобы исполнить роль Гитлера, он слушал Рихарда Вагнера и смотрел ленты Лени Рифеншталь; чтобы сыграть бездомного — спал пять ночей на лондонских улицах вблизи вокзала «Ватерлоо», где предполагались съемки фильма; чтобы достоверно передать образ ученого-фанатика в сериале «Звездные врата. Вселенная» — полгода посещал лекции по физике в университете Британской Колумбии. А перед ролью водителя автобуса он сдал экзамен на получение прав.

Очень часто он меняет акцент, с которым говорят его герои. «Помню, как-то я играл парня из Ливерпуля в фильме “Формула 51”, и это прошло успешно для меня, – рассказывает Роберт. – Люди думали, что я действительно из этого города и посчитали, что я английский актер. Идеально. Потому, что для шотландца порой очень трудно получить работу. С родным акцентом мне позволили говорить в сериале “Хэмиш МакБет”. Это маленькое полицейское шоу в Англии, которое собрало приличные рейтинги. Народу нравилось его смотреть. И тут до них дошло: “Подождите. Он же шотландец! Как он сюда попал?” Но было уже поздно».

Уже много лет Роберт женат на Анастасии Ширли, у пары трое детей – дочь Ава и сыновья Харви и Пирс Джозеф, вся большая семья живет в Глазго. Актёр познакомился с будущей женой во время съёмок телесериала «Метод Крекера». Свадьба состоялась 28 декабря 1997 года, Карлайл запланировал церемонию в замке Скибо в Сазерлэнде. Всё должно было произойти в тайне и без участия прессы, однако один журналист, представившись другом актёра, выяснил детали предстоящих событий, сорвав все романтические планы.

Нынче Карлайл признается, что ненавидит голливудский образ жизни, поэтому часто ведет себя не так, как многие известные актеры: «Раздеваясь перед сном, я оставляю свои штаны прямо на полу. Потому что я – не знаменитость. И терпеть не могу эти условности, – заявляет артист. – Желаю удачи тем, кто стремится наверх, но я – не из их числа. По-моему, в этом бизнесе нужно заниматься искусством, или не успеешь оглянуться, как спустишь свой талант в унитаз». Впрочем, знаменитостью Карлайлу быть приходится, особенно после внимания со стороны британской королевы. «Когда я получил Орден Британской империи, – вспоминает актёр, – и смог взять моего отца во дворец, мне показалось, что быть известным не так и плохо. Отец был очень горд, и это заставило меня отнестись к происходящему серьёзно».

Вестерн как любимый жанр

До сих пор Роберт очень любит независимое кино. «Чем меньше бюджет, тем больше содержания, – заявляет актер. – Там есть сердце, там важны герои. Ты знаешь, что каждое сделанное тобой движение имеет большое значение. И это не всегда так в фильмах с крупным бюджетом, в которых мне доводилось сниматься. Я никогда не любил эти высокобюджетные штуки, потому что все нюансы игры, твои движения будут принесены в жертву ради взрывов или пуль. Вот почему я всегда возвращаюсь к малобюджетному кино».

Что до жанров, то самым любимым он называет вестерн: «Много лет назад я снялся в одном под названием “Алчность” и получил от этого большое удовольствие. Я люблю подобные истории, потому что это были фильмы, на которых я вырос, отец брал меня смотреть их в кинотеатр, когда я был маленьким. Мы ходили в кино два или три раза в неделю. Моими героями были такие люди, как Юл Бриннер, Джек Паланс, Энтони Куинн, Стив МакКуин. Спустя годы я продолжаю любить фильмы этого жанра, кино из категории “мужчина против неодолимых обстоятельств”. Я думаю, это был интересный мир с несколькими отличными режиссерами, создавшими замечательные работы в этом жанре. Например, Клинт Иствуд со своим “Непрощенным”. Такие картины просто чудесны, временами там почти шекспировские страсти. И мне бы очень хотелось сделать что-то подобное».

Хотя первый режиссерский проект Карлайла совсем в другом жанре. Фильм «Легенда о Барни Томпсоне» будет основан на серии книг Дугласа Линдси и расскажет о парикмахере из Глазго, который становится серийным убийцей, непреднамеренно совершая все свои преступления. Роберт исполнит там главную роль.

«Сюжет был совершенно далек от нормальности»

В последние годы карьеру Карлайла продвинули вперед и работы на телевидении. «Думаю, все началось для меня с «Метода Крекера» на английском ТВ. По-моему, в США даже пересняли шоу, – говорит актер. – В таком же стиле снят “Главный подозреваемый”. Сейчас многие хорошие режиссеры переходят работать на телевидение, потому что в кино труднее реализовывать свои оригинальные идеи. А ТВ на данный момент на пути наверх. Я сам и другие британские актеры стали приходить на американские телеканалы, чего никогда не случалось раньше, потому что сценарии и герои стали хороши. Многие из моих друзей делают это».

В 2009 году Карлайл принял приглашение от канадской телекомпании MGM и два года подряд снимался в сериале «Звездные врата. Вселенная», где играл доктора Николаса Раша, фанатика науки, одержимого своей идеей разгадать смысл Вселенной. Выбор Карлайла был неудивителен: сквозь фантастический антураж проглядывал глубокий внутренний конфликт персонажа, который всегда привлекал актера. По окончании работы на студии MGM, Роберт пришел в драматический и фэнтезийный сериал «Однажды в сказке» (Once Upon a Time).

Его герой Румпельштильцхен – один из самых неординарных, дьявольских и мстительных персонажей на телевидении, который исполняет отчаянные желания «за небольшую цену». Но Роберт играет и его трезвомыслящее альтер-эго – мистера Голда в Сторибруке. Он вкладывает много сил, чтобы создавать обоих героев. «В самом начале я знал, как зовут Румпельштильцхена, и это все, – говорит Карлайл. – Все думают, что осведомлены, какой он, но на самом деле это не так. Сюжетные линии, которые мне предложили, были далеки от нормальности настолько, насколько это возможно. Я решил, что чем храбрее мы все сделаем, тем лучше».

Карлайл продумал даже то, как говорит его герой. Создатели сериала Эдди Китсис и Адам Хоровитц рассказывали, что каждый раз, когда зрители встречают Румпельштильцхена в Сказочной Стране, он находится уже в другом отрезке времени, вот почему Карлайл немного меняет голос каждый раз. «Играя такого неординарного персонажа, я просто не мог говорить, как обычно, – поясняет актер. – Я испробовал много вариантов и остановился на нынешнем, только благодаря моему сыну. Он бродил по дому, издавая такие высокие звуки, что я подумал, в Румпельштильцхене есть что-то от ребенка, кроме того, он обманывает людей с таким радостным видом. Вообще ему около трехсот лет. Он встречал так много людей за эти годы, некоторые его впечатляли, некоторые – нет, он перенял их акценты, их манеры. Мой герой так многогранен, что потерял себя».

Что до мистера Голда, то Роберт старался сохранить в нем нейтральность: «Я хотел показать, как он медленно развивается. Прямо противоположное тому, что я делал с Румпельштильцхеном. Он излучает спокойствие. Редко актеру доводится сыграть два совершенно противоположных персонажа. Но одной из вещей, которую мы обсуждали с Эдди и Адамом, – это то, что не нужно чрезмерно использовать моих героев. Ведь, например, если вы видите слишком много таких персонажей, как Румпель, он становится менее привлекательным. Это такой персонаж, которого зрители должны каждый раз ждать с нетерпением».

Подготовила Лина Лисицына
По материалам Robert-carlyle.livejournal.com, Fanparty.ru, KM.ru, Vskazke-tv.com

Поделиться.

Комментарии закрыты