Роберт Родригес: "Я ведь в душе тот еще хулиган…"

0

Режиссер "Мачете убивает" Роберт Родригес рассказал о работе с Леди Гагой, о хулиганстве на съемочной площадке и почему в его картинах нет места слабым женщинам, пишет Segodnya.ua.

— Роберт, чем ваша картина «Мачете убивает» отличается от первой части?

— «Мачете убивает» — это фильм, в котором Мачете становится настоящим супергероем! Мне кажется, что продолжение — это более масштабная и яркая история. Здесь есть совершенно потрясающие экшн-сцены и футуристические элементы, которые поражают воображение.

— Расскажите, как вообще возникла идея создать образ Мачете?

— Этого персонажа я придумал, когда снимал фильм «Отчаянный», и рассказал о нем Дэнни Трехо на съемочной площадке. Идея его захватила, и тогда я сказал ему торжественно: «Однажды ты сыграешь Мачете». В течение многих лет мы обдумывали детали, писали сценарий, договаривались с актерами. Но я понимал, что в одиночку мне этот фильм не поднять. Тогда я поделился этой идеей со своим корешем Тарантино. Он и придумал такую занятную штуку, как обманный трейлер. То есть мы сделали промо-ролик к еще несуществующему фильму и нагло поставили его перед реальной картиной. Люди сразу заинтересовались: «Что это за боевик?» Пошла шумиха. Еще бы! «Мачете» стал первым фильмом, в котором эксплуатировалась мексиканская тема, — что-то вроде жанровых картин 70-х или 80-х, но с главным героем латиноамериканского происхождения.

— Вы были довольны кассовыми сборами от первой части «Мачете»?

— Я был на самом деле очень доволен тем, как его приняли. Ведь при бюджете в $10 млн он собрал $44 млн. Так что цифры говорят сами за себя. Я действительно люблю эту картину — она смешная. Мой любимый момент — когда герой Трехо спускается из окна… на кишках своего врага. Такого в Голливуде еще никто не делал! Я ведь в душе тот еще хулиган, так что на съемках оторвался на всю катушку.

— Не дожидаясь успеха картины «Мачете убивает», вы объявили о съемках третьей части…

— Честно сказать, мы не собирались снимать два сиквела, но в первом фильме мы настроили зрителей именно на это, и они будут ждать еще один фильм. Мы решили сделать так, чтобы зрители смогли получить второй фильм и ощущение третьего, все в одном.

— В вашем фильме нет ни одной слабой женщины. Все убивают, стреляют…

— Так было всегда. Я ведь вырос с пятью сестрами. Если вы понимаете, что такое женская сила, то это чувствуется во всем фильме. Я хотел передать ощущение демонстрации их подлинной силы и сделать это отличительной особенностью фильма. Очаровательные Мишель Родригес и Эмбер Херд старались играть именно так, и у них здорово получилось. На самом деле можно было снять отдельный фильм только о них.

— Однако бюджет фильма по голливудским масштабам не такой и большой.

— Да. Поэтому у нас был один вариант: снимать так, словно нам по двадцать лет, иначе фильма не будет. Мы работали на полную мощность. Больше всего мне нравилось, что при этом ты ощущаешь полную свободу. Ты уходишь с дороги, потому что нужно дать простор этому полету и двигаться по течению вместе с происходящим. Из-за этого у всех был какой-то выплеск энергии. Мне кажется, это были самые интересные съемки в моей жизни.

— Насколько нам известно, у вас есть своя собственная технология съемок…

— Да. Мы работаем с каждым актером отдельно и снимаем репетиции так, что даже нельзя было заметить, что мы это делаем. Мы не делаем это «официально». Мне кажется, это очень помогает в работе.

— Что означает «работать с каждым актером отдельно»?

— Например, приехала Леди Гага, и мы подбираем ей костюмы, я даю ее новый текст. Она выходит, все делает, переходит от одной части к другой, я добавляю еще кое-что и в конце дня она уезжает, полностью отсняв свой персонаж. Ты сосредотачиваешься только на одном актере в определенное время. Когда на первой неделе появилась Эмбер Херд, это была «Неделя Эмбер Херд». Затем к ней добавилась Мишель Родригес, а потом София Вергара — это уже были «Два дня Софии». Один день для Кьюбы Гудинга-младшего. Один день для Антонио Бандераса, один день для той же Леди Гаги, один день для Чарли Шина. У меня ощущение полной нереальности происходящего. Ты сосредоточиваешься на одном человеке и в течение этого времени формируешь персонаж для картины. По-другому работать с актерами я просто не умею. Но им вроде как нравится мой подход.

Поделиться.

Комментарии закрыты