Руслана: «Командный дух очень важен для молодежи»

0

Она постоянно пробует разные направления в музыке, смешивает певческие традиции Карпатских гор с современной популярной музыкой. Так Руслана создает свой собственный уникальный стиль, основанный на использовании новых ритмов.

«Девочка будет горластая и знаменитая»

Руслана родилась 24 мая 1973 года во Львове в семье Нины Аркадьевны и Степана Ивановича Лыжичко. «Я точно могу сказать, что не была пай-девочкой, – говорит певица, вспоминая свое детство. – Впрочем, я, вероятно, должна была родиться мальчиком. Но в последний момент в небесной канцелярии что-то напутали — и появилась я. Я никогда не играла в куклы, а самое большое удовольствие получала, разбирая утюг. В первом классе даже самостоятельно починила выключатель телевизора. И конечно, сколько себя помню, всегда занималась музыкой, лет с четырех. Моя мама — музыкант. Она всегда хотела, чтобы я стала профессиональной певицей, об этом даже есть соответствующая запись в ее дневнике».

В тот момент, когда Руслана появилась на свет, загремел гром. Акушерка это совпадение трактовала по-своему: «Девочка будет горластая и знаменитая». Всю свою последующую жизнь Нина Аркадьевна посвятила тому, чтобы эти слова стали реальностью, она даже отказалась от собственной сценической карьеры. В исполнение мечты внес лепту и папа. Перед поступлением в консерваторию Руслане нужно было за полгода пройти четырехлетний курс музыкального училища по своей специальности.

Преподаватель, конечно, утверждал, что это невозможно, и сломить его сопротивление удалось лишь отцу певицы. Но он же был категорически против, когда Руслана решила попробовать себя в шоу-бизнесе. Из-за этого родители артистки вскоре подали на развод. Сейчас ее мама работает в продюсерском агентстве дочери, студии «Люксен», главным медиа-менеджером.

Карьера Русланы с самого начала была успешной. Девушка стала победительница фестиваля «Славянский базар», была номинирована как «Певица года» на Украине. Именно тогда она познакомилась с Александром Ксенофонтовым, который стал ее продюсером, автором песен и просто ее мужем. Как он признался в одном из интервью, когда артистка пришла к нему на прослушивание, то спела просто ужасно. Но он все равно поверил, что вместе они смогут достичь огромных высот: «Я понимаю, как я счастлив, что Руслана когда-то пришла в студию, и с тех пор в моей жизни появился человек, который постоянно разделяет со мной творческие поиски, взгляды, а я – ее. Сейчас она поет совсем иначе, и это наша манера пения. Руслана так же, как и я, помешана на вокале и его возможностях. Наши поиски начинались с того, что в голосе можно найти столько оттенков, можно вылить любые эмоции и мысли. И на это всего один инструмент не способен».

«Наша совместная жизнь с Сашей началась с совместной работы, – добавляет Руслана. – Мы работали над песней “Втрачений рай” и я даже не скрывала, что пою только для Него. Я знала, что нравлюсь, когда пою, и поэтому, не давая себе отдыха, работала, работала и, наконец, почувствовала, что расту».

«Мои проекты – головокружительные и экстремальные»

Ксенофонтов уже тысячу раз говорил, что Руслана – это вулкан, и он на нем живет. «Хотя наши отношения достаточно сбалансированы, – говорит Александр. – Руслану можно сравнить с ядерным реактором, а я его углеводный стержень. У нас нет в семье главного; кто берет инициативу в свои руки, тот и главный. В восьмидесяти процентах Руслана является генератором идей и инициатором, а я – те остальные двадцать, но ключевые. Вот на отдых у нас времени нет. Иногда, будучи друг с другом, мы почти не видимся. У Русланы репетиции, у меня постоянные встречи. Утром разъехались, вечером встретились. И такое понятие, как личное пространство, нам чуждо. Мы абсолютно свободны в своих просторах».

Они с Русланой не готовы говорить на публике о том, появятся ли у них дети – это тема слишком личная. Зато всегда могут рассказать о своих творческих идеях, которые всегда грандиозны. «Мои проекты обязательно масштабные, головокружительные и экстремальные, они испытывают артиста на выносливость и прочность, – рассказывает Руслана. – Первый тур и подготовка к «Евровидению» требовали от нас очень серьезной концентрации и усилий. Во время «Евровидения» было легче – нас мало кто знал там, куда мы ехали. У нас был большой кредит доверия. Мы понимали, если не получится, то в Европе нас никто не осудит. Поэтому мы не сильно переживали, что мы можем “дать маху” перед Европой. У нас не было никаких комплексов по этому поводу.

Мы откровенно экспериментировали, хотели быть украинцами и ими оставались. Вопрос подстраиваться под европейцев, нравиться, прогибаться, делать, как у них принято, даже не стоял. Мы делали так, как считали нужным, кайфовали, тусили по полной программе. Никто не ожидал, что можно так куражиться. У людей было удивление на гране с восторгом. Холодная Исландия вспомнила, что они потомки викингов, а на Мальте мачо, которые ходят с дамами в вечерних платьях в казино, отрывались под “Дикие танцы”. В Боснии мы играли по концерту в день, но в ночном клубе. Люди сидели у входа, внутри был фактически один человек, а уже к концу концерта зал был полон. Относительно Украины, то она не прощает неудачные вещи. Или ты победитель, либо тебя нет. В первую очередь мы делаем так, чтобы люди развлекались, чтобы публика становилась звездной. Очень трудно заставить людей взяться за руки. Люди переступают через грань и в конце шоу находятся в таком состоянии, которое можно назвать эйфорией».

В последнее время многие песни Русланы – англоязычные. Некоторые украинские тексты ей не нравились, поэтому она их браковала. А английские вышли интереснее. «Руслана работала с американскими продюсерами из Лос-Анджелеса и шведскими. Поэтому сначала тексты для песен появлялись на английском, а затем создавались совершенно оригинальные украинские», – говорит Ксенофонтов. Но стиль музыки остался: «На самом деле, кардинальные изменения мы пробовали, но не очень удачно воспринимались публикой, – добавляет Александр. – Когда мы захотели делать какие-то серьезные вещи, с точки зрения ценителей музыки, Руслану перестали слушать. Мы сделали симфонический проект к 750-летию Львова. Но от нас просят другое. Дикие танцы – это клише, от которого мы никуда не уйдем».

«Когда шла в политику, у меня была цель»

В 2006 году певица была избрана в Верховную Раду от партии «Наша Украина», но впоследствии отказалась от мандата. «Когда я шла в политику, многие люди мне говорили: “Руслана, ты теряешь время, это не твое. Не стоит этим заниматься, когда у тебя расцвет карьеры”, – вспоминает артистка. – Разговоров было месяца два. Все мои партнеры – международные, украинские, продюсеры, музыканты — старались меня переубедить, что это мне не нужно. Но у меня была цель.

Мне обидно, что две вещи остались не реализованы из моей программы. Первая – относительно информационной кампании европейской интеграции. Второе – мы начали разрабатывать на Украине проект альтернативной энергетики. Я провела очень много переговоров с немцами, американцами, со многими институтами мира. Были найдены инстанции, которые готовы были предоставить средства. Возобновляемая энергетика сегодня обходится дороже, чем традиционная, но страна могла бы дать льготы для ее развития. Когда я ездила по нашим заводам, мне говорили: “Опомнись, деточка, это не ко времени”. А что удалось сделать – так это потрусить бюджет, чтобы поднять стипендии студентам и разработать закон, который так и назвали – закон Русланы, о борьбе с пиратством на Украине, который касается авторских прав, творчества, музыки».

С тех пор как она покинула парламент, ей постоянно поступают предложения вернуться в политику, различные политические силы обращаются за поддержкой, предлагают агитировать. «Мы с Сашей для себя сняли этот вопрос, – заявляет Руслана. – Мы принципиально придерживаемся дистанции от конкретных политических взглядов. Другое дело, наше участие в социальных проектах. Мы это поддерживаем, от какой бы политической силы они не шли».

А сейчас Руслану все чаще приглашают судьей и экспертом разнообразных ТВ-шоу. Она приняла участие в музыкальном проекте «Голос страны» в качестве звёздного тренера. Ее подопечная, Тоня Матвиенко, дошла до самого финала, но уступила первое место Иване Ганзере. Теперь же Руслана выступает судьей танцевального шоу «Майданс – 3». Причем накануне старта нового сезона проекта певица кардинально изменила свой имидж.

«На Украине, наконец, появляется танцевальная традиция»

Над своими роскошными длинными волосами Руслана нечасто проводит эксперименты, поэтому многие окружающие испытали шок, увидев победительницу «Евровидения» с выбритыми висками на голове, да еще и с бело-голубыми прядями. «Я долго искала, чем удивить себя и мужа, и решилась на такой эксперимент, – призналась певица. – Кстати, Саша присутствовал при том, как мне брили виски, а вот мама меня увидела только через пару дней после парикмахерской и поначалу даже испугалась, но уже привыкла».

Руслана олицетворяет в проекте «Майданс – 3» Запад и поведет за собой команды Львова, Ивано-Франковска и Черновцов. «Сейчас так много факторов, которые разъединяют людей, и так мало того, что действительно объединяет ради достижения единой цели, – размышляет артистка. – Потому в этом и заключается едва ли не основная ценность “Майданса”, командный дух очень важен для современной молодежи».

Артистка сама неоднократно использовала массовые флешмобы в своих видеоклипах, потому сразу дала согласие на предложение стать членом жюри шоу. Эстетика и формат телешоу очень близки ей самой и ее творческим проявлениям. «Я давно довольно тесно сотрудничаю с участниками “Майданса”: в первом сезоне вместе с ними представила танцевальную версию “Вау”, участники львовской команды были задействованы в съемках моих клипов “ШаЛаЛа” и “Давай, Грай!”, – вспоминает певица. – А во время недавнего всеукраинского тура мы привлекали к участию в шоу “майдансеров” из более чем десяти городов. И буквально недавно танцоры из Кировограда, Запорожья, Харькова, Одессы и Полтавы участвовали в съемках моего нового клипа “Мій брат”».

Руслана очень рада, что проект «Майданс» получил свое продолжение, ведь он активизирует молодые таланты: «На Украине, наконец, появляется танцевальная традиция. Это то, о чем мы так мечтаем, то, что мы хотели донести и сделать еще с “дикими танцами”. Я обещала в прошлом году, что научусь делать трюки, танцевать нижний брейк и обязательно вернусь на “Майданс”, чтобы все это продемонстрировать. Свои обещания я держу. Так что, не сомневайтесь: Запад себя еще покажет!»

Подготовила Лина Лисицына,
По материалам «Сегодня», Delfi, Maydans.com.ua, Tsn.ua, «Верже»

Share.

Comments are closed.