Самозванцы на эстраде

0

Популярность знаменитостей не дает покоя жаждущим наживы мошенникам. Чем легче скопировать образ артиста, тем больше у него клонов. Безусловный лидер – Андрей Данилко, он же знаменитая проводница Верка Сердючка. Боа, подкладная грудь, экстравагантная шляпа, очки, много грима и акцент – и непритязательный зритель не заметит разницы.

Поддельные концерты в 90-е годы в России были поставлены на поток: выступления одной и той же популярной группы одновременно в разных городах были фактически в порядке вещей. Десятки «Ласковых маев», «Миражей», сотни менее известных коллективов бороздили просторы страны не хуже бойких детей лейтенанта Шмидта. О некоторых из них продюсеры отлично знали: руководители групп сами отправляли дополнительные «трудовые бригады» с целью увеличения заработка. Другие являлись собственно подделками и лихо пользовались доверчивостью русского народа и неразвитостью местных средств связи. Казалось бы, с повсеместным утверждением Интернета, появлением всевозможных фан-сообществ должен быть поставлен надежный заслон «музыкальному контрафакту». Но не тут-то было: нешуточные скандалы подобного рода бывают повсеместно.

Дубликаты бесценного груза

Чаще дело происходит так, как несколько лет назад в Хабаровске, когда зрители обнаружили подделку прямо на сцене. В итоге концерт лжегруппы «Рефлекс» завершился массовыми беспорядками – все требовали вернуть деньги за билеты. Началась давка, и милиция была вынуждена применить слезоточивый газ. Публика забрасывала лжеартистов всем, что попадалось под руку, милиции пришлось взять «звезд» под охрану. В здании, где проходил концерт, были разбиты стекла, сломана мебель. Но, что особенно характерно, «Рефлекс», появившийся в Хабаровске, к тому времени уже успел успешно выступить в других городах Дальнего Востока.

Часто с успехом разъезжают и поддельные зарубежные группы. Например, известно, что в России гастролируют шесть составов Boney M, три состава Smokie, столько же Ottawan и Baccara. И многие-многие другие «звезды» прошлых лет…

Так, лжегруппу Gipsy Кings в России уже обнаруживали дважды. В 2007 году в Уфе были проданы билеты на концерты группы Gibsy Kings, но тогда правда быстро вышла наружу благодаря допущенной орфографической ошибке (Gibsy вместо Gipsy). Как оказалось, в состав фальшивого коллектива входили итальянцы, а также два узбека. У себя на родине они играли в основном на свадьбах в ресторанах. Выступление псевдоколлектива удалось предотвратить, а обманутым фанатам вернуть деньги за билеты. А кто же все-таки под видом «Цыганских королей» на День города выступал в Красноярске – до сих пор неизвестно. Менеджмент группы свою причастность к этому действу отверг сразу и решительно.

Впрочем, бывают и более забавные примеры. Так, в 2000 году от лжеколлектива оркестра Московской филармонии пострадали тысячи китайцев, которые выложили за билет на концерт в Гонконге свыше 30 долларов. Подделка вскрылась благодаря тому, что настоящий оркестр в это самое время гастролировал в Европе. Местным журналистам просто оставалось сверить даты выступлений в Гонконге и в Старом Свете. Дирижер настоящих исполнителей Дмитрий Яблонский заявил, что выступавший в Сянгане оркестр мог состоять из безработных музыкантов. «Найдется множество людей, готовых на это», – подчеркнул дирижер. Как обстояло дело в реальности, неизвестно до сих пор.

А несколько лет назад в Воронеже появились двойники популярного коллектива «Дискотека Авария». Настоящая группа должна была приехать в Воронеж с концертом, но в последний момент что-то разладилось. И концерт не должен был состояться. Но он все же прошел на сцене дворца спорта.

Сначала выступила местная команда КВН, затем воронежские танцевальные коллективы, а после часового разогрева на сцене появилась «псевдоавария». Внезапно «фанера», под которую выступали молодчики, прервалась, и ребятам пришлось делать ноги со сцены.

«Я и есть Хазанов, афиши читать надо!»

Меньше повезло фальшивому Шуре, который выступал в городке Усть-Лабинск Краснодарского края. Жители ожидали знаменитость с нетерпением, ведь тогда он был на пике популярности. И вот день единственного концерта в местном Доме культуры «Кубань» настал. Гастролеры явились с часовым опозданием. Кое-как наладили аппаратуру, которая сразу вызвала подозрение: доисторическая какая-то. Шура уж мог бы себе позволить что-нибудь посолидней. А тут еще гастролеры попросили почему-то так подсветку наладить, чтобы меньше света попадало на артиста…

И вот появился он – как всегда, экстравагантный: в трусах и ушанке. Зал завыл от восторга, но экстаз публики стал спадать уже с первыми звуками фонограммы. Она свистела и хрипела, а на третьей песне вовсе скисла. Шура попробовал было сам запеть, но только невпопад открывал и закрывал рот — оказалось, он не знает слов, да и со слухом у него неважно… Тогда-то исполнитель бочком-бочком улизнул вместе с командой со сцены…

Далее сюжет развивался строго по Ильфу и Петрову: разъяренная толпа зрителей перекрыла все выходы из Дома культуры, но мошенники покинули его через форточку гримерки, побросав свои парики и шмотки. Однако гастролеры не забыли прихватить с собой 15 с половиной тысяч рублей, собранных от продажи 320 билетов. С этим наваром их и перехватили на выезде из Усть-Лабинска милиционеры.

Одни используют внешнее сходство с известными артистами, другие — совпадение фамилий. Как-то в Витебске родной брат Геннадия Хазанова — Виктор — собрал целый зал. Афиши зазывали на «концерт Хазанова». Билеты стоили недорого, и народ с удовольствием шел. Но когда на сцене появился мужчина, лишь слегка похожий на Геннадия Хазанова и начал уверенно травить анекдоты, рассказывать смешные истории из жизни, народ изумился. Кто-то из зала спросил: а где же Хазанов? Мужчина со сцены бодро ответил: я и есть Хазанов, афиши внимательнее читать надо! И в самом деле: под большими буквами «Хазанов» маленькими было написано «Виктор».

Рекламные уловки порой весьма хитроумны. Однажды весь Тамбов был обклеен афишами, на которых аршинными буквами выделялось лишь одно слово — ЛИЦЕДЕИ. «Ура, «Лицедеи» приехали! Сам Вячеслав Полунин пожаловал!» — возликовала тамбовская публика и валом повалила за билетами. Однако на концерте выяснилось, что в Тамбов приехали не знаменитые «Лицедеи», а просто лицедеи.

Мимы, клоуны, тоже работающие в жанре пантомимы. Только и всего. Причем на афише они поведали о себе истинную правду, только очень мелкими буковками. Да и само слово «лицедеи» напечатано было не с заглавной буквы и без кавычек. Какие же могут быть претензии?

Ковать железо, пока горячо

Одним из первых, кто использовал дублеров в своих интересах, был продюсер легендарной группы «Ласковый май» Андрей Разин. На ее счету десятки тысяч концертов, до отказа набитые стадионы и миллионы поклонниц – именно с появлением этого коллектива в стране впервые заговорили о шоу-бизнесе.

Армией фанаток, сходивших с ума от беззаветной любви к юным исполнителям простеньких песен, собственно, и пользовался Разин. Он создал сразу несколько коллективов, которые занимались чесом по стране. «У меня их было 12, я этого не скрываю, – рассказывает Андрей. – Но неофициально их было больше. Тогда я пошел в Министерство внутренних дел и попросил сделать так, чтобы, кроме моих 12, больше никто концертов не давал. В итоге тех самозванцев, которые выступали без нашей лицензии, стали просто арестовывать. На следующий день было задержано 47 коллективов! Что касается наших составов, то зрители чаще всего были в курсе, кто к ним приезжает. Но за все это время не было сдано ни одного билета в кассу, а мы ведь продали 47 млн. билетов! И это при том, что никто из наших не знал ни одной ноты и никто не учился в музыкальной школе».

На вопрос, кем же были все эти мальчики – великой поп-группой или группой аферистов, – исполнительный продюсер картины о «Ласковом мае» Татьяна Быковская ответила так: «Думаю, они были и тем, и другим. Но в этом, возможно, и кроется причина их популярности. Понимаете, нам нужны такие Остапы Бендеры, нам нужен «МММ». Это наше, русское. И такая группа, как «Ласковый май», могла появиться только в России. Никто на Западе не додумался до того, чтобы размножить одну группу на 10–15 составов и гастролировать по разным городам одновременно. Аналогов этому нет! Люди могут по-разному относиться к этим махинациям. Но факт остается фактом: нет человека, который не слышал бы о группе «Ласковый май». Так что своего они добились».

Чуть позже «Ласкового мая» в России появилась девичья команда, которая могла бы поспорить по популярности даже с питомцами Андрея Разина. Однако продюсеры группы «Мираж» пошли другим путем: сначала был записан альбом группы, песни на котором исполняли Наталья Гулькина и Маргарита Суханкина. Но последняя в концертной жизни группы участвовать отказалась, поэтому продюсер пригласил на ее место другую певицу – Светлану Разину. При этом голос Маргариты переписывать не стали, так как группа все равно выступала под фонограмму.

Успех был так велик, что речь снова зашла о «двойниках». Для их комплектации привлекались самые разные девушки. Некоторые из них совершенно не умели петь, но встречались и приятные исключения – так, именно в качестве солисток-имитаторов в «Мираже» впервые проявили себя на сцене Наталья Ветлицкая и Ирина Салтыкова. Впрочем, какие бы солистки ни приглашались, фонограмма была одна на всех.

Продолжателем традиций «Миража» в 90-е годы стала группа «Стрелки», у которой даже официально было целых семь солисток. К тому же продюсеры, а «по совместительству» известные шоумены советских времен Игорь Силиверстов и Леонид Величковский набрали в коллектив очень похожих девушек. В итоге как-то в новогоднюю ночь «Стрелки» установили своеобразный рекорд, выступив в 20 ночных клубах одновременно.

«Мы никого никогда не обманывали, – заводили старую песню продюсеры. – Все знали, что у «Стрелок» несколько составов. Просто концерты в основном проходят по уик-эндам, и бывают дни, когда нас рвут на части. Очень удобно иметь несколько составов – ковать железо, пока горячо. Ведь наш шоу-бизнес такой маленький. Если бы весь успех «Стрелок» за эти годы перенести, скажем, на Америку, то мы со всеми нашими девицами жили бы каждый на своей вилле на островах».

Театр теней

Кстати, сейчас среди продюсеров стало модно менять составы групп, причем делают они это на совершенно законных основаниях. Составы меняются столь часто, что зачастую зритель даже не успевает запомнить имена новых солистов, как уже на сцену выходят следующие участники. Группы «Лицей», «Блестящие», «Виа ГРА» – за чехардой солисток не всегда успеваешь следить, тем более что уходят они постоянно и по одной. Но самый громкий скандал разразился несколько лет назад, когда в группе «Премьер-министр» исполнительский состав поменялся полностью. Музыканты решили уйти от своего продюсера Евгения Фридлянда, который, собственно, и основал группу, придумав название и «по объявлению» набрав исполнителей. Через несколько лет те захотели заниматься своей карьерой самостоятельно, но при этом оставить название группы за собой. Продюсер, разумеется, не согласился с такой постановкой вопроса – в итоге стороны оказались в суде. Пока продолжались разбирательства, по стране колесили два  коллектива под названием «Премьер-министр» – старый и новый, набранный Евгением Фридляндом. Но в результате первому согласно вердикту судей пришлось сменить свое название на «ПМ».

Конечно, яркие плакаты и невысокая цена на билеты привлекают многих поклонников поп-музыки. Но мало кто может рассмотреть на этих афишах надпись, написанную очень мелким шрифтом: «Театр пародий (название)». Эта фраза помогает придать промыслу двойника легальность. Ориентируются такие мошенники на неискушенную и непритязательную публику. Поэтому такие «театры пародий» на курортах и в провинции растут, как грибы после дождя.

Подготовила Александра Билярчик,
по материалам «Наша версия», «Жулики.Ру», «Психология обмана»

Поделиться.

Комментарии закрыты