Сандро Боттичелли: певец Весны

0

На многих своих картинах он изображал одну женщину – первую красавицу Флоренции тех времен. Но она так никогда и не увидела этих полотен.

«Экстравагантный ум»

Настоящее имя художника – Алессандро ди Мириано ди Филипепи, и родился он 20 мая 1445 года в семье Мариано и Смеральды Филипени. Первые упоминания о Сандро, как и о других флорентийских художниках, находятся в так называемом portate al Catasto, то есть в кадастре, куда вносились заявления о доходах для обложения налогом, которые в соответствии с постановлением Республики от 1427 года обязан был делать глава каждой флорентийской семьи. Так в 1458 году Мариано Филипепи указал, что у него четыре сына Джованни, Антонио, Симоне и тринадцатилетний Сандро, и добавил, что последний «учится читать, мальчик он болезненный».

До сих пор вызывает сомнение происхождение прозвища Сандро – Боттичелли, «бочонок»: возможно, оно образовано от клички старшего брата, который, желая помочь стареющему отцу, судя по всему, много занимался воспитанием младшего ребенка; а может быть, от имени одного ювелира. Именно к «некоему Боттичелло», как пишет биограф художника Вазари, человеку, личность которого по сей день не установлена, отправил Алессандро отец, устав от «экстравагантного ума» своего сына, одаренного и способного к учению, но беспокойного и до сих пор не нашедшего истинного призвания. Возможно, Мариано хотел, чтобы младший сын пошел по стопам своего брата Антонио, работавшего ювелиром по меньшей мере с 1457 года, что положило бы начало небольшому, но надежному семейному предприятию.

По словам Вазари, между ювелирами и живописцами в то время существовала столь тесная связь, что поступить в мастерскую одних означало получить прямой доступ к ремеслу других. И Сандро, изрядно поднаторевший в рисунке, вскоре увлекся живописью и решил посвятить себя ей, не забывая при этом ценнейших уроков ювелирного искусства, в частности, четкости в начертании контурных линий и умелого применения золота, в дальнейшем часто использовавшегося художником как примесь к краскам или в чистом виде для фона.

Около 1464 года Сандро поступил в мастерскую Фра Филиппо Липпи из обители Кармине, которую покинул в 1467 году в возрасте двадцати двух лет. Отдавшись целиком живописи, он стал последователем своего учителя и подражал ему так, что Фра Филиппо своим обучением вскоре поднял его до такой степени, о которой никто не мог бы и подумать. В 1472 году Сандро поступает в Гильдию Святого Луки. Заказы Боттичелли получает главным образом во Флоренции. В 1474 году для старейшей церкви города Санта-Мария Маджоре он создает одну из самых замечательных своих картин – «Святой Себастьян».

Беспечный художник

В 1469 году власть во Флоренции перешла к внуку Козимо Старого – Лоренцо Медичи, прозванному Великолепным. Его двор становится центром флорентийской культуры. Лоренцо – друг художников и поэтов, сам утонченный поэт и мыслитель, становится покровителем и заказчиком Боттичелли. Мастерская Сандро пользовалась признанием, у него появилось множество учеников, над которыми он нередко любил пошутить.

Вазари писал в биографии Боттичелли: «Рассказывают, что, когда один из его учеников по имени Бьяджо выполнил для продажи тондо, Сандро продал его за шесть флоринов золотом одному горожанину и затем, разыскав Бьяджо, сказал ему: “Ну, я, наконец, продал эту твою картину; однако нужно ее сегодня вечером прибить повыше, тогда она будет выглядеть лучше, а завтра утром зайди на дом к этому самому горожанину и приведи его сюда, чтобы он увидел ее при хорошем освещении на своем месте, а там и денежки подсчитаешь”. – “О, как вы это хорошо устроили, учитель”, — воскликнул Бьяджо, отправился в мастерскую, повесил тондо как можно выше и ушел. А в это время Сандро и Якопо, другой его ученик, вырезали из бумаги восемь капюшонов, какие носят горожане, и белым воском прилепили их на головах восьми ангелов, окружавших на названном тондо Мадонну.

Наступило утро, и тут как тут появился Бьяджо с горожанином, купившим картину и знавшим о шутке. И вот когда вошли они в мастерскую, Бьяджо посмотрел вверх и увидел, как его Мадонна, в окружении не ангелов, а флорентийской Синьории, восседает среди этих самых капюшонов; он чуть не закричал и хотел уже просить у покупателя прощения, но, видя, что тот молчит и даже хвалит картину, замолчал. В конце концов Бьяджо ушел вместе с горожанином и у того на дому получил за картину шесть флоринов, в соответствии с тем, как тот сторговался с его учителем; когда же он возвратился в мастерскую, Сандро и Якопо как раз только что сняли бумажные капюшоны, и он увидел, что его ангелы — ангелы, а не горожане в капюшонах, и так был поражен, что не знал, что и сказать. Обратившись, наконец, к Сандро, он промолвил: “Учитель мой, я прямо и не знаю, сон это или явь. У этих ангелов, когда я сюда пришел, были на головах красные капюшоны, а теперь их нет, так что же это значит?” — “Ты не в себе, Бьяджо, — ответил Сандро, — это деньги свели тебя с ума. Если бы это было так, неужели ты думаешь, что горожанин купил бы картину?” — “И правда, — согласился Бьяджо, — ведь он мне ничего не сказал. И все же мне это чудным показалось”. А тут и все остальные подмастерья его обступили и наговорили столько, что он решил, что все они спятили с ума.

Говорят также, что превыше всего Боттичелли любил тех, о ком он знал, что они усердны в своем искусстве, и что зарабатывал он много, но все у него шло прахом, так как хозяйничал он плохо и был беспечным». Он любил женщин, но больше всего его ум занимала первая красавица флорентийского Ренессанса, знаменитая Симонетта Веспуччи, которую прозвали Несравненной.

Королева турнира

Симонетта родилась в семье крупных торговцев Каттанео, по одним источникам, в Портовенере близ Генуи — месте рождения богини Венеры, по другим — собственно в Генуе. Ее семья была изгнана из города из-за ссоры с властями, но пользовалась гостеприимством герцога Пьомбинского, разделяя его с флорентийцем Пьеро Веспуччи, отцом будущего жениха Симонетты Марко. Именно он договорился с семьей Каттанео об этом браке, а родители девушки были не против породниться с семейством банкиров – падение Константинополя и потеря восточных владений довольно сильно отразились на благосостоянии Каттанео.

Марко привез Симонетту во Флоренцию, и здесь девушка стала признанной «богиней Весны и Красоты». Её современник Полициано описывает её как «простую и невинную даму, которая никогда не давала повода к ревности или скандалу», и говорит, что «среди других исключительных даров природы она обладала такой милой и привлекательной манерой общения, что все, кто сводил с ней близкое знакомство, или же те, к кому она проявляла хоть малейшее внимание, чувствовали себя объектом её привязанности. Не было ни единой женщины, завидовавшей ей, и все настолько хвалили её, что это казалось вещью необыкновенной: так много мужчин любили её без возбуждения и ревности, и так много дам восхваляли её без злобы».

По ней сходили с ума все знатные мужчины города, её благосклонности добивались правитель города Лоренцо Великолепный и его младший брат Джулиано Медичи.

Поскольку Лоренцо занимался государственными делами и поклонялся другой женщине — Лукреции Донати, у Джулиано было больше времени ухаживать за Симонеттой. Как считается, в 1475 году она стала возлюбленной Джулиано, хотя также утверждают, что их связь была платонической, и она была «Прекрасной дамой» для Джулиано, что было вполне в традициях куртуазной жизни флорентийского двора.

28 января 1475 года на площади Санта-Кроче во Флоренции состоялся большой праздник. Официальным поводом для него послужил дипломатический успех: заключение союза между Миланом, Венецией и Флоренцией 2 ноября 1474 года. На улицах танцевали мужчины и женщины в блестящих нарядах, в рисованных масках, украшенных золотом и бриллиантами. Карнавал обыкновенно включал в себя джостру – вид турнирного поединка двух рыцарей. Бой шел на очки, которые засчитывались арбитрами за сломанные копья, битые шлемы. Касание земли коленом или потеря оружия считались у всадников поражением. Джостра – яркое действо.

Для него требовались специальные костюмы и оружие, а также знамена, которые и поручали расписывать художникам.

Для того праздника Сандро Боттичелли получил заказ на портрет: Джулиано Медичи намеревался сам участвовать в турнире и на своем личном знамени хотел видеть Афину Палладу с лицом Симонетты Веспуччи. Художник выполнил это пожелание, младший Медичи стал победителем турнира, а Симонетту провозгласили королевой турнира и перед всей Флоренцией — дамой сердца Джулиано.

Через год после этого, 26 апреля, Симонетта умерла, ей было всего 22 года. Причиной смерти принято считать туберкулез. Но некоторые источники говорят, что умерла девушка от неудачных родов, а другие упоминают яд. Лоренцо Медичи описал ее похороны: «С непокрытым лицом несли ее из дома до склепа, и много слез она заставила пролить тех, кто видел ее. Она внушала сострадание, но также и восхищение, ибо в смерти превосходила ту красоту, которую при жизни ее считали непревзойденной. В ее облике явилась истина слов Петрарки: прекрасна смерть на лике сем прекрасном». Похоронена Симонетта во Флоренции, в домовой церкви семейства Веспуччи, которую расписал Боттичелли. Ровно через два года, также 26 апреля, заговорщиками был убит Джулиано Медичи.

Эти трагедии поразили Флоренцию, Симонетта и Джулиано стали героями легенды, но больше других был потрясен Боттичелли. Симонетта, даже не замечавшая скромного художника, была для него идеалом красоты, а ее смерть только добавила недостающие штрихи к образу, уже давно сложившемуся в голове мастера.

Считается, что Симонетта ни разу не позировала ему для мифологических или религиозных полотен, но он повторял её лицо, ставшее воплощением идеала флорентийской красоты, из картины в картину — вероятно, по памяти, и во многих случаях уже после её смерти. Именно Симонетту он изображал на своих самых знаменитых полотнах – «Рождениие Венеры» и «Весна». «Боттичелли был глубоко несчастлив и счастлив одновременно, – писал искусствовед В. Липатов. – Был он, что называется, не от мира сего. Мечтательно пуглив, алогичен в поступках и фантастичен в суждениях. Верил в озарения и не заботился о богатстве. Не построил своего дома, не свил семьи. Но он был очень счастлив тем, что умел запечатлевать в своих картинах проявления Красоты. Он превращал жизнь в искусство, и искусство становилось для него подлинной жизнью. Портреты женщин редко встречаются у Сандро Боттичелли, но он воспел и прославил Симонетту Веспуччи — женщину, знаменитую своей красотой и любовью. Она — сама Красота, царица всемогущего искусства. И оттого с такой болезненной страстью греет Боттичелли руки у чужого костра. И оттого говорит о Симонетте Веспуччи то, что никогда еще не было сказано ни об одной женщине».

Сторонник Савонаролы

Когда умер Лоренцо Великолепный, для Боттичелли наступил новый период жизни. Во Флоренции зазвучали пламенные речи проповедника Савонаролы, 7 февраля 1497 года площади Синьории перед возбужденной толпой был сложен огромный костер, в который летели музыкальные инструменты, женские наряды, ювелирные украшения, карнавальные маски и, главное, – картины «соблазнительного» содержания. Все это было осуждено на сожжение как воплощение греха, земной Суеты.

Проповедник обещал Сандро страшные болезни. И вот художнику уже отказывают ноги, приходится завести костыли. Но в какой-то момент сам Боттичелли стал на сторону Савонаролы. 23 мая 1498 года Флоренция сожгла оклеветанного и отвергнутого проповедника с той же неистовой категоричностью, с какой еще недавно по его же указке казнила людскую Суету. В тот миг, когда все отшатнулись от осужденного, живописец становится на сторону человека, фактически уничтожившего славу его искусства. Он пишет мрачные картины, вместо Венеры на его полотнах – кающаяся Магдалина. И когда на заре XVI столетия во Флоренции на краткий период встречаются Леонардо да Винчи, Микеланджело, Рафаэль, – Боттичелли, певец Раннего Возрождения, не приемлет ни их величественного стиля, ни их классической красоты.

Нищий и одинокий, он умер 17 мая 1510 года. Похоронили Боттичелли в церкви Оньисанти – рядом с Симонеттой Веспуччи.

Подготовила Лина Лисицына

Поделиться.

Комментарии закрыты