Саша Лозинская: «Сказала детям, что папа улетел на небо»

0

Александра – молодая приветливая женщина в черной вышиванке говорит о своем покойном муже, как о живом: «Игорь любит… Пелых рассказал…». В семье ведущего осталось трое детей – Ивану 7 лет, Соломии – 5, а малышке Юстине всего полтора годика.

— Как вы познакомились с Игорем?

— На программе «Не все дома». В прямом эфире нужно было говорить по-украински, а в моей семье всегда говорили по-русски. И я стала общаться в чате «Радио столицы», где все говорили на украинском языке. Перед своими эфирами, за час-полтора, заходила, чтобы переключить мозги на другой язык. А Игорь тогда был одним из ведущих той радиостанции, у которых была обязанность во время эфира заходить в чат. Так мы и общались, друг друга не видя. А через полгода наши продюсеры стали активно искать еще одну пару ведущих, и на пробы пришел Пелых.

— Как дальше складывалась ваша совместная творческая жизнь?

— Мы всегда придумывали что-то вместе. Решили за свои средства делать разные пилоты (первый выпуск программы. — Авт.). При том, что денег почти не было, а запуск любой телевизионной программы — очень сложное дело. На IСTV делали программу «Лабиринт», потом долгое время были «Галопы» («Галопам по Европам». — Авт.). Несмотря на то, что они хорошо шли, программа прекратилась — Игорь с друзьями, творческой группой программы, сказали: стоп, уже не интересно. А потом мы решили создать свой продюсерский центр — самим что-то творить, искать. Костяк был из троих человек — Игоря, меня и нашего друга Ивана Ясния, которого он перетащил из Тернополя.

— Как Игорь оказался в Киеве?

— Он всегда интересовался музыкой, играл на гитаре. Так попал в тернопольскую группу «Неймлесс», бас-гитаристом. А с группой уже стал выступать на фестивалях, концертах. Как-то на фестивале сломалась аппаратура, и внезапно возникла пауза. Чтобы спасти ситуацию, Игорь взял микрофон и начал развлекать публику — держал зал. Тогда его услышали, поняли, что он может импровизировать, смело общаться. В Киев его перетащили на работу в «Радио столицы». Игорь жил на радиостанции, спал под пультом. Коммунальное прошлое — тут же работаем, тут же едим, спим.

— Игорь был логиком или интуитом? У него были цели, которых ему хотелось достичь в творчестве?

— Мы никогда глобальных целей не ставили. Пелых — чистый интуит, я такая же. И вся наша семья.

— Как проводили свободное время?

— Мы очень любим путешествовать. Игорь всегда за рулем. Дети — с нами, начиная с 5-месячного возраста. Сейчас начинаю и пробую водить авто я. Вообще Игорь очень аккуратно водил (осекается и вмиг исправляет себя. — Авт.) — водит машину. Когда едем — включаем музыку на всю громкость и поем украинские песни.

— Что вы думаете о друге Игоря Олеге Кирилове (был за рулем авто, в котором разбился Пелых. — Авт.)? Говорят, он не помнит механизма аварии. Вы верите в это?

— Верю. Говорят, бывает такое — шоковое состояние.

— У вас нет к нему злобы, ведь, собственно, из-за него все произошло?

— Нет. На все воля Божья. Я даже попросила следователей больше меня не вызывать. Ведь ничего не изменишь.

— А какой он — Кирилов? Игорь с ним дружил? Приходил ли он или его отец к вам после трагедии?

— Кирилов такой, каким и должен быть администратор. Игорь с Олегом были не лучшими друзьями, как сейчас пишут, а близкими коллегами по работе. Они хорошо работали в паре, начиная с 2005 года. Сейчас многие осуждают Кирилова. Я думаю, никто не знает, как бы повел себя в аналогичной ситуации, не дай Бог, конечно ни для кого такого. То, что он, возможно, что-то помнит из трагедии, но молчит — срабатывает инстинкт самосохранения. И это тоже естественно — это в человеческой природе.

— Саша, как вы собираетесь жить дальше?

— Собираюсь жить. Конечно, бывает, разные мысли лезут в голову. Но мне всегда помогает мысль о том (останавливается, чтобы сдержать слезы. — Авт.), что Игорь — жив. Просто мы его не видим. Я уверена — ему там хорошо. Философски к этому подхожу.

Детям объяснила: «Татко на небе — улетел в гости к Богу. Когда машины столкнулись, прилетел ангел, пристегнул ему крылья, и они вместе полетели на небо». Пелых все равно с нами, и всегда так будет, просто теперь мы его не видим. Но встретимся в другой жизни — когда мы все туда перейдем, он нас будет там встречать.

— Вы верующий человек?

— Не могу сказать, что я очень набожна. Раньше в церковь мы ходили только по большим праздникам, сейчас стала ходить чаще. Но всегда верила, что существует что-то сильное, справедливое, другое, не такое, как мы.

— Как воспринимаете сегодняшние публикации о трагедии?

— Комментарии уже не читаю. Там много неправды. Что они мне дадут, какой в них смысл? То, что Игорь пошел в клуб и что-то выпил — ну и что с того? Я отношусь к этому нормально. Что они подвозили девчонок — ну и что? В ком я всегда была уверена — так это в Игоре. Я знаю, какой он, и доверяю ему больше, чем себе. Я знаю то, что я знаю. Что… несмотря ни на что — он всегда с нами, он нас любит, а мы — его.

Людмила Башкирова,
«Новая»

Поделиться.

Комментарии закрыты