Сэмюэл Морзе: изобретатель «Говорящей молнии»

0

В жизни Сэмюэла было два увлечения: живопись и техника. Но всемирную славу ему принесли не картины, а изобретение телеграфа и азбуки из точек и тире, благодаря которым чудаковатый Морзе в одночасье стал национальным героем Америки, символом технического прогресса.

Разговор на палубе

Сэмюэл Финли Бриз Морзе родился 27 апреля 1791 года в городе Чарлстаун, штат Массачусетс, в богатой американской семье. Отец его был географом, а также и священником в местном храме. С малых лет Сэмюэл отличался большой любознательностью и непоседливостью. Свое образование Морзе начал в академии Филлипса, где показал себя трудолюбивым и тянущимся к знаниям студентом. В 14 лет он поступил в Йельский университет, но к наукам относился спокойно: ему больше нравилась живопись – Сэмюэл часто рисовал миниатюрные портреты своих знакомых и близких. После окончания университета Морзе пригласили на работу клерком в Бостоне. Но в нем не угасала тяга к изобразительному искусству и поэтому в 1811 году, против воли родителей, он отправился в Англию, для изучения живописи у известного мастера Вашингтона Олстона.

Юноша подавал большие надежды как художник. Морзе усердно работал над совершенствованием своих навыков под бдительным оком наставников, к концу 1811 года он получил возможность обучаться в Королевской академии. Там Сэмюэл влюбился в искусство Ренессанса и уделял пристальное внимание творчеству таких художников, как Микеланджело и Рафаэлю. К середине 1810-х годов Морзе достаточно хорошо овладел всем тонкостям этой профессии, после войны Великобритании с США в 1813 году он нарисовал знаменитую картину «Умирающий Геркулес», за нее Лондонская королевская академия искусств наградила Сэмюэля золотой медалью.

Талантливый парень поездил по Европе и решил ознакомить американцев с заморскими шедеврами, коих те никогда не видели. Выход был прост: Морзе написал картину «Лувр», изобразив там и «Мону Лизу», и множество других знаменитых полотен. Морзе был признан лидером молодых американских художников. Он основал национальную академию рисования и стал ее первым президентом. Но в США его исторические картины хоть и нравились людям, но плохо раскупались. Прокормиться можно было разве что с помощью портретов.

Морзе соглашался подрабатывать, но потихоньку стал разочаровываться в работе живописца. В 1832 году Сэмюэл возвращался из путешествия по картинным галереям Европы и на палубе случайно разговорился с неким Чарльзом Джексоном. Тот поведал ему о последних научных открытиях в области электричества – и Морзе вдруг понял, что всю жизнь занимался не тем, что на самом деле его душа лежит именно к электричеству. Он решил, что его призвание состоит в том, чтобы разработать способ передачи текстов по телеграфу.

«Чудны дела твои, Господи!»

Однако человечество, естественно, ничего не знало об удивительной метаморфозе Сэмюэла Морзе – оно по-прежнему считало его солидным художником. В 1835 году Нью-Йоркский университет произвел Морзе в профессора изящных искусств. Но новоявленный профессор все меньше времени проводил за мольбертом и все больше – в лаборатории, за физическими экспериментами. Это было тем более удивительно, что, обучаясь в свое время в Йельском университете, студент Морзе не проявлял никаких способностей в этой сфере, а один из его преподавателей отозвался о нем: «Его отвращение к занятиям непреодолимо!» Но теперь Морзе с головой ушел в проблемы электричества.

Еще за время месячного плавания Сэмюэл набросал несколько предварительных чертежей. Следующие три года он потратил на безуспешные попытки построить по ним аппарат, работая на чердаке в доме своего брата Ричарда. В довершении к полному невежеству в вопросах электричества у Морзе не было ни времени, ни душевного покоя. Скончалась жена, и на его руках осталось трое маленьких детей.

В 1836 году он разработал устройство, с помощью которого резко увеличивалась дальность передачи электросигнала. В качестве подмастерья Морзе взял некоего Альфреда Вайля – за то, что отец юноши владел металлической фабрикой в Морристауне, штат Нью-Джерси, и производил на ней электрокабель. И действительно, в распоряжение экспериментаторов были предоставлены 4,8 км кабеля, который они использовали для опытов, причем молодой Вайль постепенно стал делать даже большие успехи, чем сам Морзе. В частности, есть даже основания полагать, что именно Вайлю принадлежала идея передавать буквы при помощи точек и тире. Но Морзе был главным – и он, не колеблясь, присвоил идею себе. 6 января 1838 года была проведена первая успешная демонстрация нового метода, сразу получившего название «азбука Морзе».

Детище Сэмюэля к его невероятной радости оценили конгрессмены США, выделив на постройку первой в мире телеграфной системы аж 30 тысяч долларов. Правда, эти колоссальные деньги Морзе и его друзья-изобретатели потратили почти сразу, начав копать траншеи для телеграфа. К тому же, один из помощников Сэмюэля сэкономил на изоляции, так что изобретение все время коротило и не работало. Морзе лихорадочно думал, как спасаться от провала. И друзья решили не заниматься дорогостоящими земляными работами, а подвесить свою систему на деревьях. Как изоляцию использовали горлышки от бутылок. И вот 24 мая 1844 года 53-летний счастливый гений-самоучка передал из Вашингтона в Балтимор фразу: «Чудны дела твои, Господи!». В ответ были отправлены списки кандидатов от Демократической партии, выдвинутых съездом этой партии, который только что завершился и результаты которого с нетерпением ожидали в столице.

Споры с конкурентами

Будучи единственным хозяином телеграфа, Морзе со своими партнерами создал «Магнетик телеграф компани» для прокладки линии между Нью-Йорком и Филадельфией. Компания являлась частным акционерным обществом. Действительным же организатором строительства линии от морского побережья до Миссисипи стал некий делец О'Рейли. Он был полным невеждой в вопросах телеграфа и техники, но зато умел торговать акциями. Каждый отрезок линии между двумя городами считался отдельным предприятием. Как искусный полководец, О'Рейли высылал вперед гонцов, извещавших о приближении «Говорящей молнии». Он собирал дань с такой же быстротой, как и тянул провода. Менее чем за два года он протянул тысячи миль проводов во всех направлениях, создав такое множество акционерных компаний, что владельцы патента буквально сбивались со счета.

Газеты быстро убедились в преимуществах телеграфа, а «Ассошиэйтед пресс» создало собственную телеграфную службу. К 1848 году в маленьких селениях жители читали последние известия о войне в Мексике, только что переданные по «Говорящей молнии». Вскоре телеграф стали применять на железных дорогах для сигнализации, связи и блокировки. Владельцы товарных составов со скотом, предназначенным для экспорта, приближаясь к Нью-Йорку, по телеграфу предупреждали капитана судна о количестве голов. Он мог в соответствии с этим подготовить палубы для приема скота, и погрузка занимала не более получаса. Долгое время все телеграммы начинались с обращения «Дорогой сэр» и оканчивались словами «С глубоким уважением».

Первые линии постоянно выходили из строя в плохую погоду. Однажды было обнаружено сто семьдесят обрывов на протяжении тридцати миль. Медная проволока после испытания была отвергнута и заменена железной, а потом ее вытеснил плетеный кабель. Монтеры, следившие за линией, не знали покоя, им противостояли не только силы природы, но и разгневанные фермеры, норовившие оборвать линию, потому что их раздражал гул в проводах.

Только в 1856 году, когда американский промышленник и предприниматель Хирам Сибли организовал компанию «Вестерн Юнион», удалось навести кое-какой порядок. Возникали все новые и новые линии, и Морзе каждый раз платили за использование патента. Кончились дни лишений. Он провел старость в богатстве и славе. Морзе неоднократно судился с конкурентами – в США он был единственным обладателем патента на телеграф, но долгие годы много людей оспаривало этот патент – и неизменно выигрывал. В 1853 году очередное дело дошло до Верховного суда США, где после очень продолжительного расследования главный судья Роджер Тани постановил, что Сэмюэл был первым, кто изобрел телеграф и сумел передать с помощью него сообщение.

В 1858 году восемь стран Европы наградили Морзе за его заслуги в науке приличной суммой, его также избрали иностранным членом Шведской королевской академии наук. 10 июня 1871 года Морзе еще при жизни поставили бронзовый памятник в Центральном парке Нью-Йорка. В 1896 году портрет великого изобретателя был увековечен в 2 долларовой валюте США.

Морзе купил имение в Пончкифи, близ Нью-Йорка, и провел там остаток жизни с большим семейством среди детей и внуков. В старости Сэмюэл стал филантропом. Он опекал школы, университеты, церкви, библейские общества, миссионеров и бедных художников. Умер Сэмюэл Финли Бриз Морзе 2 апреля 1872, лишь немного не дожив до своего 81 дня рождения.

«Последний крик перед вечным молчанием»

Современный вариант международного кода Морзе (International Morse) появился недавно – в 1939 г., когда была проведена последняя корректировка «континентального» варианта азбуки, коснувшаяся в основном знаков препинания и нескольких букв. Для спасения на море радиотелеграф Морзе был впервые использован в 1899 году работниками маяка в Дуврском проливе, которые заметили, как пароход «Эльба» сел на мель. Но только после гибели «Титаника» в 1912 году на Лондонской конференции была принята рекомендация о широком внедрении радиотелеграфа и об обязательной круглосуточной вахте радистов. Там же был согласован кодовый сигнал SOS. Вопреки сложившейся легенде, этот условный сигнал бедствия никак не расшифровывался. Участники конференции просто сочли, что три точки, три тире и три точки, которыми кодировалось сообщение о несчастье, легко запомнить и передать в эфир даже неопытному специалисту.

Морзянка служила человечеству верой и правдой больше 150 лет, но в последние годы от азбуки Морзе отказались в пользу компьютерных и спутниковых систем передачи данных. В Японии использование азбуки Морзе прекращено в 1999 году, в США – еще в 1993-ем, Великобритания и Франция – в 1997-ом. Тогда радисты французской береговой охраны отстукали поэтическое послание: «Всем. Всем. Всем. Это наш последний крик перед вечным молчанием». Но на военно-морском флоте многих стран сигнальщики обязаны знать азбуку Морзе для передачи световых сигналов с корабля на корабль. Тысячи людей хранят ей верность и до сих пор передают свои послания и ведут диалог с помощью все тех же точек и тире, придуманных полтораста с лишним лет назад разочаровавшимся в живописи художником.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Morse-code.net, «Итоги», «Сегодня», «Зеркало недели», Class-fizika.narod.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты