Семен Фарада: актер с джазом в сердце

0

Он непременно ассоциируется с улыбкой. Но за ней скрываются и радость, и боль. А зрители зачастую забывают, что даже у самого беззаботного на экране комика могут быть в жизни проблемы и тревоги. Знаменитому комику исполняется 75 лет.

«Шарада-фарада»

Семен Фарада родился 31 декабря 1933 года в Москве. В детстве он не задумывался о том, что станет актером, хотя, учась в школе, он охотно принимал участие в самодеятельных спектаклях. Семен собирался пойти по стопам своего отца-военного и пришел поступать в бронетанковую академию. Но необходимого второго разряда по легкой атлетике у него не было. Тогда документы он отнес в первое попавшееся по ходу трамвая заведение – Бауманское училище на энергомашиностроительный факультет. Туда старались не принимать студентов с нерусской фамилией. В сочинении на тему «Сталин – это мир во всем мире», которое написал Фарада на экзаменах, ему пририсовали ошибки. Мать будущего актера провела двое суток в очереди в Министерство образования, пока не получила письменное разрешение на просмотр забракованной работы. Фараде разрешили написать еще одно сочинение. Он получил «четверку» и поступил. Это учебное заведение Фарада и закончил, правда, с четырехлетним перерывом службы на флоте. «В 1962 году страна получила новоиспеченного инженера-механика по котельным установкам», – говорил сам артист.

Будучи студентом, Фарада часто сбегал на репетиции любительского театра: «Мама не хотела, чтобы я стал актером. Говорила, денег это не принесет. Чтобы не волновать ее, я работал инженером-механиком. В свободное время занимался в театральной студии». Причем, Фарада был как ее актером, там и директором.

Следующим шагом по карьерной лестнице стала работа в «Москонцерте», где Семен Львович получил звание дипломанта конкурса эстрадных артистов. А затем Юрий Любимов лично пригласил Фараду в гремевший тогда Московский театр драмы и комедии на Таганке. «Никто не верит, что я не оканчивал театральный вуз, – говорил артист. – Но я ничего не выдумываю: поступил в театр, потому что Любимов взял на себя ответственность, принял в театр и тем самым сделал мне большой подарок в жизни».

Немногие знают, что настоящая фамилия Фарады – Фердман. Режиссеры неохотно снимали в кино артиста с еврейской фамилией. Как-то директор таджикской киностудии отказался вписывать его в гонорарную ведомость. «Я устроил ему скандал, – вспоминал артист. – Раскричался, чтобы придумали мне “какую-то шараду”. Тот мужчина пробормотал “Шарада-фарада”. Мне это понравилось». В конце концов, новая фамилия проникла в паспорт актера и в другие его документы.

Благодаря кино зрители воспринимают Фараду, прежде всего как комического артиста. Как-то Семен Львович попросил использовать себя в серьезном качестве – хотел прочитать со сцены «Стихи о советском паспорте». «Сеня, все будут смеяться! Могу поспорить на ящик коньяка!» – сказал тогда Марк Розовский. Они поспорили. Фарада вышел на сцену и с серьезным видом начал читать патриотические стихи. Сначала в зале возникло недоумение. Потом было тихо, а на третьем четверостишии публика буквально стонала от хохота. Фарада ушел за кулисы и отдал деньги Розовскому.

От «Уно моменто» итальянцам становится плохо

Из всех ролей Семена Львовича народу больше всего памятен его дуэт с Абдуловым со знаменитой итальянской песней в картине «Формула любви». «До сих пор не пойму, в чем секрет ее популярности, – рассказывал Фарада. – Много лет назад, 30 декабря показали этот телевизионный новогодний фильм. А 31 декабря звонит мне писатель Валентин Лавров и приглашает меня в соседнюю пивную: хочу, говорит, кружку пива выпить за твой день рождения. Пришли мы, а там уже любители пива собрались, стоят и, раскачиваясь, поют: “Уно, уно, уно, ун моменто…” Всего одна ночь прошла».

А ведь шедевр этот родился не случайно: «Когда мы с Абдуловым прочитали сценарий, то оказалось, что у всех персонажей есть музыкальные темы, а у нас нет. Попросили композитора Гладкова, чтобы он и нам написал. Нужны были слова. Пригласили на запись студентку иняза, и она нам написала разные итальянские слова русскими буквами. Мы с Абдуловым совершенно произвольно сложили это в четверостишье. Перевести эту абракадабру нельзя. Очень интересно наблюдать, как ее слушают итальянцы, некоторым плохо становится».

Именно песне «Уно моменто» Фарада обязан тем, что зрители стали сами воспринимать его как итальянца. Порой перед его выступлениями конферансье таки объявляли: «Сейчас перед вами выступит единственный итальянский певец, который имеет звание “Заслуженный артист России”». После чего даже многие режиссеры стали думать, что Фарада действительно итальянец. Эльдар Рязанов, например, отказал ему в роли сапожника в «Чонкине», потому что герой должен быть евреем, а уж никак не выходцем из солнечной Италии.

«Ну кто так строит!»

Другой «звездный» фильм Фарады – «Чародеи»: «Сначала я не хотел в нем сниматься. Помню, дали сценарий, а там у меня всего 4 предложения. Отказался. А все остальные актеры уже согласились. Звонит мне Гафт и говорит: “Ты чего, считаешь, что ты весь в белом, а мы…” Я говорю: “Валя, мне же там просто нечего делать”. Ну, подумал немного и позвонил режиссеру с предложением от себя придумать что-то в этой роли. Режиссер согласился, и провел меня через весь фильм. Со всеми проходами в лабиринтах: “Лю-у-ди!”, и еще “Ну кто так строит!” Ко мне, кстати, после выхода фильма однажды подошла женщина и с загадочно-проницательным видом говорит: «А я поняла, что вы хотели сказать, что вы имели в виду, на что намекали. “Ну кто так строит!” Это в политическом смысле, да?»

Фарада мог исполнить роль Швондера в «Собачьем сердце» Владимира Бортко, но режиссер утвердил на роль Романа Карцева. Мечтал актер и сыграть в фильме Аллы Суриковой «Ищите женщину», но она решила, что Фарада не смотрится в кадре с Куравлевым, и предпочла взять на роль Леонида Ярмольника. А вот на съемках картины «Романс о влюбленных» Андрон Кончаловский предложил Фараде самому придумать себе небольшую роль. Артист тогда сыграл грузина, который пристает к известным хоккеистам. По сценарию те выходили из гостиницы «Россия», Фарада подходил к Александру Якушеву и говорил: «О! Какое лицо знакомое!» Хоккеисты не знали, что перед ними артист и требовали убрать «этого грузина», а Кончаловский в это время снимал сцену из машины и хохотал. После съемок Вячеслав Старшинов пришел в Театр на Таганке к Борису Хмельницкому. «А что этот грузин у вас делает?» – удивился хоккеист. Убедившись, что Фарада действительно актер театра, он вручил ему тогда клюшку с автографами всех хоккеистов «Спартака».

В фильме «Дом, который построил Свифт» Фарада с Ларионовым играл судей в судейских мантиях. Когда Ларионов наклонялся над коллегой с докладом, кисточка с его шапочки щекотала Фараду по носу. Семен Львович устал отмахиваться и однажды, припрятав ножницы, без разрешения режиссера в одном из дублей отрезал кисточку. «Гениально!» – закричал тогда Марк Захаров, который обычно никогда не терпит, если артисты отходят от задуманного плана.

«За роялем мой сын!..»

«Без семейной поддержки я не смог бы работать», – рассказывал Фарада. Артист трижды был женат. Первые два брака называет «случайными и не достойными внимания». Говорят, он расходился, потому что жены не могли родить. С третьей супругой, младшей на пять лет актрисой Мариной Полицеймако, Фарада познакомился в Театре на Таганке. «Сеню я сначала не заметила, – вспоминает она. – Как-то перед репетицией подарил букет разноцветных астр. В моем сердце что-то екнуло, хотя красавцем Сеня никогда не был». Перед свадьбой Фарада выставил Марине требование – родить сына. В 1976-м у них появился Михаил. «Сеня был рад, бегал в магазин за молоком, – рассказывает Полицеймако. – Как-то упросил Володю Высоцкого раздобыть банку сухого датского молока. Я ее на несколько месяцев растянула».

С сыном Фарада старался проводить свое свободное время, но его было очень мало. «Когда я взрослел, у него был пик популярности: по 13 фильмов в год! – говорит Михаил. – Помню, приходил из школы часа в три, забрасывал домой портфель и часов до девяти отправлялся гонять мяч. У нас с пацанами так повелось, что в процессе игры мы жутко матерились. И вот однажды я заигрался, на улице уже стемнело, и папа спустился за мной во двор. Каково было его удивление, когда он услышал, что его 12-летний сын ругается как дворник! Но, так как дома я себе ругаться вообще не позволял, бранить он меня не стал, хотя я этого жутко боялся. Ему некогда было меня так уж воспитывать – он был очень занят в театре. В углу я не стоял никогда. Правда, однажды в 12 лет угостился у соседа бокалом шампанского и захмелел. Вот за это они мне с мамой пару раз треснули».

Михаил в детстве прекрасно понимал, насколько знаменит его папа: «Помню, однажды мы с мамой и отцом ехали на юг. В Харькове он вышел из поезда купить мороженое, опоздал и едва успел запрыгнуть в другой вагон. А я, не зная, что папа успел-таки на поезд, бился в истерике и кричал: “Такого отца потеряли!”»

Семена Фарада очень любит джаз, а из-за этого с ним как-то вышла забавная история: «Я учился на первом курсе, а у него была юморина в Театре киноактера, – вспоминает Михаил Полицеймако. – Он звонит и просит меня сыграть для его номера джаз за кулисами. А на мне тогда были полусапожки, полинявшие от соли, спортивные треники с белыми лампасами и свитер под горло. Я был небрит, а волосы на голове представляли собой нечесаный шар. Ну, думаю, все равно за кулисами. Переодеваться не стал. Приехал, сел за рояль, начал играть. На сцену выходит папа в смокинге, весь такой лоснящийся, и говорит: “За роялем мой сын!”, и занавес неожиданно для меня открывается, зрители от моего вида были в шоке…»

Актерская судьба – как судьба футболиста

В конце 1990-х Фарада стал реже сниматься. У него обострился врожденный порок сердца. Еще в 1988-ом ему поставили искусственный клапан. А восемь лет назад умер его близкий друг, драматург Григорий Горин. После его похорон у Фарады произошел инсульт. Через полтора года он сломал шейку бедра – упал, когда его овчарка Рик выбила палку из рук. В 2006-м Фарада перенес второй инсульт, сейчас Семена Львовича мучает высокое артериальное давление. Резкое сужение сосудов привело к тому, что у актера парализовало всю правую сторону. Порой он находится в состоянии, близком к депрессии. Его супруга в одном из интервью не скрывала, что отчасти такое состояние обусловлено отношением и потерей интереса к Фараде как творческой личности и просто человеку: «Семен очень много добра сделал людям – доставал квартиры, освобождал от армии, открывал офисы, выступал бесплатно в детских домах… Когда он был нужен, его все любили… А сейчас у людей другие заботы…» Сам Фарада давно уже говорил о том, что «актерская судьба – как судьба футболиста. Играешь – ты всем нужен, тебя ценят. Не играешь, постарел – не нужен никому. В том числе и государству».

Но этот Новый год все же в семье Фарады будет особым праздником. «О папе в этот день будет идти фильм на “Первом канале”, потом на канале “Культура”, и после, извините, на канале “Домашний” еще будет фильм обо мне, – говорит Михаил Полицеймако. – 31 декабря – 3 фильма: кошмар какой-то! Новогодние традиции – быть дома. Я еще с детства помню, когда папа был здоров, то мы всегда 31 декабря утром ходили в баню. Он там встречался с друзьями, и потом с пяти вечера (папа родился в пять часов) начинали к нам домой приходить гости. По 40 человек, по 50. Представляете, дверь открываешь, а дома такая толпа. И с каждым надо отметить. Вот так бурно и проходил у нас Новый год».

Фараду недавно снова выписали из больницы. «Инсульт – это болезнь, при которой происходит парализация ноги или руки, речь плохая, – говорит Михаил. – Ему не лучше и не хуже. Такое стабильное состояние у отца уже восьмой год. В больнице он был на реабилитации. Ему делали капельницу, проводили специальную физкультуру, но, к сожалению, от этого ему не стало лучше. Государству не надо, чтобы Фарада выздоровел, потому что в 75 лет человек – уже отработанный материал. Он получает пенсию пять тысяч рублей, это приблизительно 130 долларов. На эти деньги жить невозможно, но у него есть сын, который работает, и невестка. Мы не очень-то и надеемся на чью-то помощь».

Подготовила Лина Лисицына
По материалам «Теленеделя» , «Медицинская газета», «Газета.ua», People’s History

Поделиться.

Комментарии закрыты