Сергей Маковецкий: «Роль отца Александра научила меня смирению»

0

Бывший киевлянин Маковецкий приехал в родной город с приятной миссией — презентацией фильма Владимира Хотиненко «Поп». Актер, слывущий среди журналистов неудобным и резковатым в общении, на сей раз предстал искренним и доброжелательным. Работу Сергея в картине можно без преувеличения назвать гениальной.

— Сергей, не ожидали увидеть вас в образе священника. Что эта роль дала лично вам?

— Когда мне предложили сценарий, конечно, был некий человеческий страх. И мне, и Владимиру Хотиненко приходилось буквально на ощупь продвигаться на этих съемках. Шаг влево, шаг вправо — и отец Александр получится сладеньким, хорошим таким «попиком». Кстати, мне очень нравится название картины — «Поп». Это слово почему-то употребляется в негативном  смысле: а, мол, эти попы… На самом деле, поп — это пастырь овец православных.

— С какими трудностями вы столкнулись в процессе работы?

— Таинства нельзя показывать в кино. Поэтому, если вы заметили, сцена крещения Евы, скажем, показана очень тактично, эпизодами. В повести, которая легла в основу сценария, есть много моментов, которые трудно экранизировать. Например, когда отец Александр проводит божественную литургию в концлагере. Я понял, что это нельзя сыграть, это нужно «быть»… Это история не о псковской православной миссии, а о духовнике, который с любовью и верой жил до войны, во время войны и после нее. Именно на Псковщине большевики уничтожили все храмы, поэтому вермахт решил возродить там православие, пытаясь заигрывать со священниками и таким образом влиять на лояльность населения. Фашисты ошиблись. Они не предполагали, что «попы» любят Родину, невзирая на то, что с ними сделали коммунисты. Батюшки открыто помогали узникам и подполью, хотя многих священнослужителей партизаны расстреливали, считая предателями. И в картине показано, что все участники псковской православной миссии были сосланы после войны в лагеря, получив от 10 до 15 лет.

— У вас были консультанты?

— Да, это игумен отец Кирилл, без которого мы с Ниной Усатовой, сыгравшей матушку, и шага бы не сделали. После каждого съемочного дня мы сверяли каждое слово — это можно сравнить только с работой микрохирурга. Нам удалось передать достоверность жизни священника. Мы показали живого человека, с юмором, который побаивается своей матушки.

— Эта роль научила вас терпению, смирению?

— Во время съемок, находясь в облачении, я не позволял себе курить. А во время сцены казни партизан я, проходя сквозь толпу, оттолкнул одну женщину. Она махала руками, отгоняя ос, и мне это, видите ли, не понравилось. Потом просмотрел готовый материал… Там было все: слезы, сопли, но… отца Александра не было. Парадокс! Я подошел к этой женщине, искренне извинился. И все получилось. Нужно смирять свою гордыню.

— Ваш герой усыновляет нескольких детей. Как вам работалось с юными актерами?

— Наш помощник режиссера нашла потрясающих ребят. Они смотрели на меня, я — на них, и нам ничего не приходилось играть… Не говоря уже о Лизе Арзамасовой, которую все знают по сериалу «Папины дочки». Это тонкая, понимающая девочка, безумно талантливая.

Зритель должен душевно трудиться, вот тогда актер может считать свою работу выполненной. После просмотра картины «Страсти Христовы» молодежь выходила с нетронутым поп-корном, вспоминая о нем лишь на улице. Очень хочу, чтобы и наш фильм «Поп» люди смотрели, забывая о кока-коле и поп-корне.

— Говорят, вы отказались от работы с известным французским режиссером. Это правда?

— Там был сценарий об истории реального человека, подполковника КГБ, который был представлен как бессребреник и борец за правду. Это ложь. В 80-е годы, когда происходило описанное, были или патриоты, или предатели. Я не поленился, поднял архивы (включая тайные, получив доступ к ним через знакомых) и приехал в Париж с кипой документов, подтверждающих, что этот человек таки был мерзавцем. Так и сказал режиссеру: прототип героя не мог быть бедным, так как брал деньги, а разоблачили его, когда он уже сидел за убийство. Вы же подаете его как борца за справедливость.

Давайте я вашего негодяя, опозорившего нацию, сделаю положительным?! И на этом уровне мы не договорились. Подполковника КГБ в итоге прекрасно сыграл Эмир Кустурица, но фильм получился откровенно антироссийским.

Вообще, я отказываюсь от ролей, которые меня не греют. Деньги хочется зарабатывать, получая удовольствие. Просто приходить на смену, отрабатывать перед камерой с холодным носом я не умею.

— Как вы оцениваете последние мировые хиты, «Аватар» например?

— Это не кино. Это скорее компьютерная игра. А в кино главное — че-ло-век!

— Тем не менее, вы же согласились озвучивать «Алису в стране чудес»?

— Так это же мультик, совсем другое дело. И потом, я озвучивал Белого Кролика. Обожаю озвучку мультфильмов! Вот недавно закончили четвертую часть «Добрыни Никитича и Алеши Поповича» — там моим голосом говорит князь киевский.

— Есть роли, которые мечтаете сыграть?

— Нет таких. Иначе уже сыграл бы. Я уверен: если человек чего-то захочет, он сделает. А если есть старание, то и Господь поможет. Если же ты чего-то не имеешь, значит, тебе не сильно-то и нужно. Мы все оправдываемся: нет времени выучить язык, проведать в больнице друга… Главное — желание, остальное, пусть не сразу, но получится. Проверено.

— Сергей, что для вас — высшая похвала?

— Знаете, когда к оренбургскому владыке после просмотра картины «Поп» подошли узнать его мнение, он ответил: «Дайте мне двадцать минут, я не могу сейчас разговаривать…» Это картина о любви. Мой персонаж — не герой, он просто живет с любовью и верой. И мы можем так жить. У нас каждый день есть выбор. Я счастлив, что накануне Пасхи фильм пройдет по всему СНГ — разве это не чудо?..

Татьяна Ляхович,
«Вечерние вести»

Поделиться.

Комментарии закрыты