Сергей Маковецкий: «Жена не врывается в мой мир без стука»

0

Свой юбилей артист решил отпраздновать, прокатившись по разным городам и весям, где он проводит творческие вечера со зрителями, рассказывая о себе и своем творчестве.

Бессонная ночь после премьеры

Родился Сергей Маковецкий 13 июня 1958 года в Киеве. Фамилия досталась ему от матери, потому что отец будущего актера, Василий, ушёл из семьи после его рождения. Мать работала на киевском заводе «Вулкан», часто оставляла отпрыска на попечение соседей, а летом отправляла в деревню. Там Сергей косил сено, доил корову и нянчил младенцев. Говорят, что в детстве Маковецкий был спокойным ответственным ребенком, даже отличником. В пионерах, правда, не состоял, зато на сборах самозабвенно лупил по барабану единственной палочкой (левой рукой почему-то не получалось). Увлекался фигурным катанием, хоровым пением, легкой атлетикой и народными танцами. Чуть было не угодил в сборную Украины по водному поло и подумывал стать детским врачом.

А потом учительница заставила Сергея сыграть Счастливцева в спектакле «Лес». Роль Маковецкий уже знал наизусть на другой же день: память была фантастическая. Его стали снимать с уроков на репетиции, что юному артисту очень нравилось. В день спектакля он надел какие-то старые ботинки, приклеил усики, бородку. Когда вышел из-за кулис и увидел, что перед ним вся школа, то обомлел. В голове пронеслось: «Надо хромать». Почему надо было хромать Аркашке Счастливцеву, Маковецкий не знал, но делал это старательно.

Потом почувствовал, ему действительно что-то очень сильно впивается в ногу и достаточно больно, что мешало нормально ходить. Тогда Сергей сел, снял ботинок и увидел в нем гвоздь, потом стал забивать его деревянной палкой, хоть это и не получалось. Маковецкий знал слова Константина Станиславского: «Займитесь каким-то элементарным физическим делом, и вы забудете о волнении, о том, где вы находитесь, о какой-то ответственности». И молодому артисту это действительно помогло. Он играл дальше с большим восторгом, после спектакля ему подарили цветы – ветку распустившейся вишни. Ночью Сергей не мог заснуть, все прокручивал в голове события дня – плакал, вскакивал, улыбался. И тогда он понял, что станет артистом.

В Киевское театральное училище его не приняли, и Маковецкий пошёл работать в театр имени Леси Украинки монтировщиком декораций. Но он не собирался отказываться от своей мечты. Пусть в ГИТИС он не поступил, зато сумел понравиться Олегу Табакову своим монологом из Булгакова. Правда, поскольку Сергею грозила армия, а талантливых абитуриентов было много, Табаков его всё-таки не взял. И напрасно – будущий актер талантливо закосил от службы, умудрившись убедить комиссию, будто слабоват на голову. Вместо армии он оказался в Щукинском училище. Окончив его, Маковецкий оказался на второстепенных ролях в Театре имени Вахтангова, где дебютировал в 1980 году в спектакле «Старинные водевили». В это же время актер снялся в фильмах «Ожидается похолодание и снег», «Взять живым», «Экипаж машины боевой» и прочих, однако особой известности ему это не принесло. Но он продолжал упорно работать и совершенствоваться.

«С Балабановым у меня связана мистическая история»

К 90-м годам Маковецкий начал получать приглашения от известных режиссёров. Вышли на экран фильмы с его участием, многие из которых стали просто легендарными: «Русский бунт» Александра Прошкина, фильм Владимира Хотиненко «72 метра». В 2007 году вышел фильм «12», где Маковецкий превосходно сыграл одного из присяжных, учёного-физика. «Меня Михалков в свою картину позвал в последнюю очередь, – вспоминает артист. – Приезжаю на съёмки, а Никита Сергеевич говорит: “Вот наш новый заседатель, вы же знаете, Меньшиков отказался”. Это было для меня новостью, ну что ж. Мне придумали облик лысеющего человека. Меня обрили посередине, пообещав на вечерний спектакль дать парик. Но было очень жарко, в театре мне пришлось его снять. Публику моя лысина привела в восторг. А жена, увидев меня, аж заверещала со страху».

В сериале «Ликвидация» бывшего вора Фимочку начинал играть Андрей Краско. «И тут я узнаю, что он умер, – вспоминает Маковецкий. – Мне позвонил режиссёр фильма Серёжа Урсуляк: “Ты войдёшь в  картину?” С Андреем Краско, с его энергетикой был бы совсем другой фильм. Андрюша был актёром от Бога. Он придумал для Фимы тюбетеечку, в которой я ходил».

Огромную роль в карьере Маковецкого сыграл Алексей Балабанов, этот режиссер пригласил артиста в свои фильмы «Про уродов и людей», боевик «Брат-2». «В целом мы вместе работали в пяти с половиной картинах, – рассказывает Маковецкий. – Почему с половиной? С Балабановым у меня связана мистическая история. Он хотел снимать меня в фильме “Груз-200”. Я почитал сценарий: ужас, кошмар! И пока я раздумывал, он уже взял другого актёра. Ну ладно. И тут 21 декабря звонок Балабанова: “Ты отказался у меня сниматься, значит, ты должен озвучить эту роль”. А я сижу на кухне и смотрю в календарь, где у меня перед каждым числом написаны съёмки, спектакли. Вижу — 22-го и 24-го съёмки.

Балабанов мне: “Ну, 23-го приезжай в Питер!” Смотрю — и правда на этот день ничего нет. Жена расстроилась: “Я думала, у тебя один выходной есть”. Поехал я в Питер, озвучил, в семь выхожу. Тут звонок из театра: “Сергей Васильич, а вы помните, сегодня у вас был спектакль “Амфитрион”? Вас нет, пришлось отменить, деньги публике возвращаем”. Я только и выдавил из себя: “Да?!” Приезжаю домой, вместе с женой подходим к календарю и видим, что перед числом 23 написано: “Амфитрион”. Вот что это было? Я смотрел, она смотрела — никто не увидел этой надписи. Или Балабанов её виртуально закрыл? Видимо, дело было в его сумасшедшем желании со мной работать».

Скромная свадьба

Со своей женой Еленой актер познакомился в 1982 году, когда ему было 24 года. Он тогда снимался в одном из первых своих фильмов под названием «Экипаж машины боевой», где играл танкиста Чумака. Судьба свела их на киностудии в Одессе. Елена так об этом вспоминала: «Мы стояли с Говорухиным и другими режиссерами, и они надо мной шутили, что я, мол, старая корова, никому не нужна и что за меня трех рублей никто не даст. А я им: “Сами такие! Вот будет сейчас пробегать первый попавшийся мальчик – захочу, и он на мне женится”. Вдруг и впрямь пробегает мимо мальчик в шинели и сапогах. Я ему кричу: “Молодой человек! Вы на мне женитесь?” Он посмотрел: “На вас? Женюсь!” – и побежал дальше».

Шутливая реплика Елены всерьез запала Маковецкому в душу. В тот же день, после съемок, он стал спрашивать работников студии: «Вы не видели, где моя “супруга”?» С тех пор иначе, как муж и жена, их никто не называл. Свадьбу сыграли скромную – уложились в 12 рублей! Жить молодые стали в театральном общежитии на Арбате. Поначалу было нелегко. Зарплаты обоих едва хватало, чтобы прокормить семью, приходилось использовать любую возможность, чтобы заработать. Поэтому, когда в конце 80-х Маковецкий оказался в Лондоне, он использовал эту поездку и для небольшого бизнеса. По совету знакомых актер прихватил с собой пластинки Пола Маккартни «Обратно в СССР» и выгодно продал их в музыкальном магазине: по 70 фунтов стерлингов за диск. В итоге привез домой видеоплеер. Когда Маковецкий все же стал популярным киноартистом, его семья справила новоселье – из коммуналки в театральном общежитии они переехали в отдельную квартиру.

«Мы с женой Леной так долго вместе, что уже чувствуем друг друга каким-то космическим образом, – говорит актер. – Мы по-прежнему друг друга слышим, нам по-прежнему нескучно друг с другом разговаривать, можем даже поспорить иногда. Когда женщина уважает тебя в твоем деле, гордится тобой и переживает за тебя, потому что она знает тебя, как никто другой, это самое важное. Нужно уметь терпеть и на какие-то вещи просто не обращать внимания. Моя жена знает все мои сильные стороны, знает, какой я артист. Но она никогда не врывается в мой мир без стука. Она, будучи умной женщиной, ждет, когда я сам открою двери и скажу: “Ты представляешь, что я сегодня придумал!”»

В прессе об актере всегда писали довольно часто и по разным поводам. В том числе копались и в его личной жизни. Но даже к невероятно нелепым слухам Маковецкий относился спокойно, заявив однажды: «То, что обо мне говорят, меня совершенно не интересует». У Сергея, как и у любого популярного артиста, есть поклонницы. Порой – очень настойчивые. Например, одна дама ходила на все его спектакли с букетом роз, которые потом приносила ему в гримерку. Это длилось несколько месяцев, после чего она потребовала, чтобы Маковецкий женился на ней. Актер предложил свою дружбу, но женщину это не устроило, и она в тот же день превратилась в поклонницу другого актера.

«О чем говорить с тем, кто не любит кошек?»

Актеру нравится гастролировать. Но он признается, что из всех этих поездок больше всего запоминается, когда зрители неправильно ведут себя в театре. Например, когда фотографируют во время спектакля: «Это же не шоу-концерт! Особенно неприятно, когда сначала сфотографируют, а потом тут же рассматривают, и ты же видишь это все, к сожалению, видишь и думаешь: “Бедный, бедный человек, ты же сейчас пропустил, как Она смотрит на Него, ты же пропустил нюанс, очень важное!” И конечно, как все актеры, я не люблю, когда в зале раздаются телефонные звонки. Мне не хочется их “отыгрывать”, но глупо делать вид, что ничего не произошло. В зале уже начинаются разговоры и смешки, поэтому и актерам приходится как-то реагировать, отвлекаться».

Своей рабочей одеждой Сергей называет смокинг. Поскольку у актера часто бывают встречи с публикой, то и выглядеть нужно соответственно. «Мне не все равно, как я одет, – говорит артист. – Но актерам гораздо проще, чем актрисам. Если у него есть один хороший смокинг – у него все в порядке. А у актрис все платья — одноразовые. И чем платье более запоминающееся, тем сложнее надеть его второй раз. Была у меня любимая шапка – я ее называл “амнистия”, потому что она была очень похожа на арестантскую. Очень я ее любил. Она приобретала на голове те формы, которые ей хотелось. Я снялся в ней в фильме Йоса Стеллинга “Душка”. А после съемок ко мне подошла помощница Стеллинга и говорит: “Простите, Сережа, но Йос спрашивает, не отдадите ли вы эту шапку в его музей?” В общем, пришлось шапку отдать».

Небрежность во внешнем виде для Маковецкого – вещь непозволительная. Например, считает, что на публику нельзя выходить без грима, – нужно хоть чуть-чуть положить тон, чтобы выровнять лицо. Он любит комфорт не только в одежде, но и в домашней обстановке. Например, по мнению Маковецкого, в доме должна быть дорогая и красивая мебель, хорошая бытовая техника, полы с подогревом. А в идеале – еще и вид из окна на Кремль или Останкинскую телебашню.

И конечно же, дома должны быть кот или собака. «Я люблю и тех, и других, – рассказывает актер. – Но кошек больше. Собака, когда её зовешь, сразу подбегает и замирает, ждет команду. А кошка еще десять раз подумает: стоит ей откликнуться на зов хозяина или нет. При этом еще будет сидеть и презрительно на тебя смотреть. Вот зову я своего Мячика: “Иди сюда!” Ноль эмоций. Он даже когда есть просит – никогда не орет. Подойдет к тарелке, посмотрит то на тарелку, то на меня, то на жену – типа: о, еда, не ожидал. И отворачивает морду. А я ж не буду стоять и уговаривать его, чтоб поел. Молча забираю тарелку, а сам краем глаза наблюдаю за реакцией и просто вижу его мысль: “Вот черт, что теперь делать, бежать что ли? Еще чего! А вдруг больше не позовет? Ну так и быть”. И начинает так демонстративно медленно вставать, потягиваться – ну ладно, уговорили, пойду поем что ли. И потом раз – и запрыгивает мне подмышку, перебирает лапками, урчит. Жена все время ругается: почему кот именно ко мне идет, а не к ней, ведь она его кормит. Но животные сами выбирают любимчика.

Как-то пришла к нам одна журналистка, месяц об интервью договаривалась. И как заорёт с порога: “Как я кошек не люблю!” Я её сразу выпроводил. А о чём мне с ней разговаривать? О творчестве, что ли? Глупость какая!»

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам KM.ru, TvKultura.ru, «Мое!», «ТелеШоу», Sergeymakovetskiy.narod.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты