Сергей Селин: «Всегда знал, что у меня будет много детей»

0

«Почти два года назад, когда родилась Маша, все газеты стали писать: в 50 лет Селин родил ребенка. Вообще-то мне было всего 48. А подавалось так, будто случилось что-то из ряда вон выходящее!» — недоумевает актер, впервые вместе с женой Анной рассказывая о новом браке.

— Сергей, вы вообще когда-нибудь думали, что возможен такой поворот судьбы — незадолго до пятидесятилетия еще раз стать отцом?

Сергей: Удивительно, но почему-то я всегда знал, что у меня будет много детей. Никто не предсказывал, не гадал, но было ощущение, что еще не вечер.

— А в первом браке вы Прохору не собирались братика подарить?

Сергей: Когда мы, молодые пацаны, становимся отцами, то вообще не понимаем толком, что происходит. Мне было 25, когда родился Прохор. Тогда я сразу и с головой погрузился в работу: надо же было обеспечивать ребенка! А еще и кровь бурлила, хотелось куда-то мчаться, покорять мир, а не сидеть дома. В общем, нам хватало Прохора, новых детей вроде бы и не хотелось.

Сейчас совершенно другое ощущение. Возиться с Марусей для меня настоящее счастье. И первое слово, которое она сказала, — «папа».

Анна: Машку мы очень ждали. В одно прекрасное утро я сделала тест и как закричу: «Сережа, кажется получилось!»

Сергей: Каким-то образом про грядущее пополнение прознала бульварная пресса, и меня начали поздравлять все знакомые и незнакомые. Хочется думать, что радовались, хотя, может, и шептались за спиной про разницу в возрасте. Когда родилась Маша, газеты писали: в 50 лет Селин родил ребенка. Вообще-то мне было 48. А подавалось все так, будто молодая жена родила дряхлому Селину… Но мне же не 85! И на физическую форму пока не жалуюсь.

— И все же маленькие дети требуют от отца полной отдачи. Образ жизни с появлением Маши стал иным?

Сергей: Начнем с того, что три с половиной года я не выпиваю. Иногда, может, бокал красного вина позволяю — для сердца полезно, да и расслабиться бывает надо. И когда по случаю рождения Маруси устроил в кинокомпании банкет, сам даже не пригубил, потому что хотел еще к девчонкам своим поехать. Вот младшего сына дождусь — и курить брошу, покончу со всеми вредными привычками.

— То есть разговоры о ваших якобы проблемах с алкоголем не соответствуют действительности?

Сергей: Скажем так, свои цистерны я уже выпил. Неинтересно стало, надоело. Но проблем у меня с выпивкой никогда не возникало. Я не срывал съемки, не попадал в плохие истории.

— При каких обстоятельствах вы познакомились с Анной?

Сергей: Дело было девять лет назад. В то время она училась на первом курсе Академии МВД на психологическом факультете, а мы с Лешей Ниловым приехали к ним на какое-то мероприятие. Стоит перед нами курс, что ребята, что девчонки — все одинаковые, в страшненькой форме… А когда уже уходили, меня окликнул один из руководителей факультета, который нас и приглашал: «Сереж, ты ведь живешь в Приморском районе? Прихвати двух девчонок». — «Ну давай», — отвечаю. И выходят девушки, совершенно непохожие на тех, которых я только что видел. Одна из них — Аня. Я обалдел! Черные брюки, каблук, высокая. Едем в машине, я хохмлю, девчонки смеются. Прощаясь, попросил у Ани номер телефона. Через какое-то время позвонил, пригласил кофе выпить. Но все было невинно, я ведь был женат — и мне казалось, что Анечка еще слишком молода.

— Аня, вы знали, что Сергей женат?

Анна: Читала в газетах. Но сам он толком ничего не рассказывал. Нет, к прошлому я его не ревную, мне даже интересно теперь послушать.

Сергей: В моей семейной жизни не все было гладко… Волнительно сейчас про это рассказывать, боюсь, не поймет меня читатель. Скажет: ну вот, женатый мужик загулял. Оправдывает меня то, что я никогда не собирался завязывать с Аней интрижку. Видел, что девушка она чистая, порядочная. Поэтому первые года полтора мы лишь изредка встречались, сидели за чашкой чая в кафе. Ее неподдельный интерес к моей персоне очень меня подкупил.

Она никогда не капризничала, как делают юные леди при взрослом кавалере. Нет, она вела себя как умная женщина.

Анна: От Сергея настолько веяло мужской энергией, что я страшно волновалась, робела. Мне 17, ему 41. Я влюбилась. Сначала он периодически звонил, раз в месяц, а то и в два, приглашал встретиться. Ну а когда я оканчивала второй курс, у нас начались отношения. Сережа — моя первая любовь. И все-таки, выйти за него замуж я даже не мечтала. Думала о нем постоянно, хотя никогда не звонила сама. Он обижался и даже раздражался: почему не звонишь? А я считала: «Ну, глупо же названивать женатому человеку!»

Сергей: Я долго боролся с чувствами, старался не думать о том, что придется делать выбор. С Ларисой мы прожили 22 года, и наша история заканчивалась. Расстаться надо было вообще давным-давно, если честно. Сначала мы жили гражданским браком, а когда родился Прохор, решили расписаться. Время шло, ей захотелось погулять, пожить для себя. В итоге инициатором развода все же стала Лариса.

— Из-за имущества война не разгорелась?

Сергей: Нет, Лариса осталась в шоколаде — с собственной квартирой (у сына — своя) и очень приличным содержанием.

— Возвращаясь к вашим отношениям с Аней… Какими вы их видели? Не опасались, что девушке надоест неопределенность и вы ее потеряете?

Сергей: Аня никогда не заговаривала со мной о перспективах наших отношений. Я даже, бывало, думал про себя: «Почему молчишь-то? Ну, скажи хоть что-то, спроси…» Аня становилась старше, и нравилась мне все больше. Я же, поскольку был женат, даже о чувствах своих молчал. Хотя, как без нее жить, уже не представлял.

Анна: Я понимала, что инициатива должна исходить от Сережи, и не давила. Сережа однажды позвонил с гастролей: «Ань, ты меня любишь?» Вот тут-то я и выдала: «Да, люблю». И мне стало намного легче. А он в ответ: «Я тебя тоже» — и трубку положил. Я просто обомлела… Но потом больше ни разу заветных слов не произнес. Ни разу! Пока не решил развестись.

— Но это же обидно!

Анна: Мне было безразлично. Я радовалась тому, что есть, что первая любовь — к человеку достойному. Смирилась и жила сегодняшним днем.

Но все же лет через пять после знакомства, когда оканчивала академию, решила: все, пора уходить. Даже представляла: вот выйду замуж, а с Сережей мы останемся добрыми друзьями — и иногда я буду ему звонить, рассказывать про свои дела. А Сережа будто почувствовал — и ни с того ни с сего спросил: «У тебя парень появился? Нет? Тогда если любишь меня, подожди еще чуть-чуть». Долго ждать не пришлось, Сережа все быстро для себя решил, ушел от жены, и мы стали жить вместе.

— Сергей, а как ваш Прохор воспринял появление сестренки? Ревновал?

Сергей: Наоборот, обрадовался. Они с Аней познакомились примерно через год после того, как мы с его матерью разъехались. Я не спешил, хотел, чтобы он свыкся с мыслью, что его отец любит другую женщину.

Когда он увидел Аню, сказал: «Приятно познакомится. Прохор». А потом позвонил мне и сказал: «Я вижу: ты счастлив. Я рад».

— Чем занимается Прохор?

Сергей: Он окончил политехническую академию, учится в аспирантуре и занимается бизнесом — вместе с компаньоном ставит по городу ретро-автоматы с газированной водой. Ну, я материально помог. Считаю, что сына обязательно надо толкнуть, а потом он уж сам пусть тянет.

— Вы с Анной поженились?

Сергей: Пока нет. Я обязательно предложу Ане руку и сердце, но позже.

— А что вас останавливает?

Сергей: Ничего. Мы с Анютой договорились, что раз не расписались до рождения детей, устроим свадьбу, когда они уже будут что-то понимать. Но если говорить откровенно, то раньше мне не хотелось снова идти в ЗАГС.

Алла ЗАНИМОНЕЦ,
«Знамя юности»

Поделиться.

Комментарии закрыты