Топ-100

Сергей Шакуров: «Коли любишь – оставайся, не любишь – уходи»

0

Народный артист России Сергей Шакуров считает себя счастливым человеком: мало того, что не пришлось годами дожидаться главной роли, так еще и удалось прославиться в 24 года, с успехом миновав звездную болезнь. По словам Сергея Каюмовича, все необходимое он доказал себе еще в школьные годы, завоевав титул мастера спорта по акробатике, и игра в важную персону уже успела надоесть.

«Я не злой!»

1 января 2013 г. Народный артист России Сергей Шакуров празднует свой семьдесят первый день рождения, но груз прожитых лет и жизненного опыта, подчас добытого дорогой ценой, его отнюдь не угнетает. Скорее наоборот – в ноябре на Первом канале (Россия) стартовал экспериментальный телесериал «После школы», в котором Сергею Каюмовичу отведена одна из центральных учительских ролей. Создатели фильма определяют сюжет картины как «драмеди» – сравнительно новый для российского экрана жанр, совмещающий черты драмы и комедии. Кроме того, сериал снят в необычном для центрального телевидения формате калейдоскопа характеров и ситуаций, пестрыми нитями вплетенных в гобелен молодежного мировоззрения. Трудно предсказать, как встретит такое кино массовый телезритель, воспитанный в традициях линейной повествовательной культуры, но Шакурова, с его-то мощной харизмой первопроходца, смутьяна и взрывателя повседневных схем, не смутит даже самая авантюрная затея.

Быть может, играя людей волевых и смелых, подчастую тоскующих в рутине повседневности, не требующей подвига, Сергей Каюмович и сам проникся известной жесткостью? В артистической тусовке за ним закрепилось прозвище Злой Татарин, однако и то, и другое верно лишь отчасти. «Я не злой, а просто стремлюсь делать все профессионально, – объясняет Шакуров. – Я бесконфликтный, но подстраиваться ни под кого не буду. А зачем я это должен делать? Помните, как у Антона Павловича в "Иванове": "На этом свете все просто. Потолок белый, сапоги черные, сахар сладкий… Коли любишь – оставайся, не любишь – уходи"? По этому принципу я и живу, поэтому есть во мне какая-то внутренняя гармония, и я ни на что ее не променяю и никому не позволю разрушить».

Да и татарином Сергей Каюмович уродился лишь наполовину, что, в общем-то, типично для страны победившего интернационализма: отец – знаменитый охотник из Казанской губернии, не предавший любимое ремесло даже в шумной Москве, а мать – научный сотрудник. В необычной семье обычаи обоих народов: первого сына назвали по-русски, Вадимом, старшей сестре и среднему брату дали татарские имена – Магира и Амир, а когда родился младший сын, для сравнения счета его снова нарекли по-русски, Сергеем. Кроме того, Шакуровы содержали настоящую барскую псарню. К счастью, соседи не возмущались – все 16 собак Каюма Туффитовича были отлично воспитаны и не терзали уставших пролетариев лаем.

У вечно занятых родителей дети росли сами по себе, и недостаток внимания их ничуть не тяготил – на Старом Арбате, где Шакуровым вскорости дали квартиру, бурлила дворовая жизнь, преподавшая Сереже суровую мужскую школу тумаков и битых стекол, без которой, пожалуй, и не было бы крепкого хозяйственника Сечкина в фильме «Вкус хлеба» – за эту роль актер получил Государственную премию СССР.

В то же время, вспоминая о своем детстве, актер признает, что уличная вольница может и до беды довести, если у хулиганистого мальчишки не найдется иных интересов. К счастью, чадолюбивая Страна Советов предлагала ребятам множество кружков и секций, где можно было и на других посмотреть, и себя показать. Сережа Шакуров выбрал акробатику и драмкружок, которым руководил ветеран ЦДТ Валентин Захода, у которого в свое время обучались Василий Бочкарев, Валентин Смирнитский и Алла Чернова.

«Через себя переступать не хочу»

Когда пришло время определяться с профессией, Сергею предстоял нелегкий выбор – продолжать спортивную карьеру или посвятить себя актерскому мастерству. А уж акробат из Шакурова получился незаурядный – к 18 годам он стал мастером спорта. К счастью, по соседству с Шакуровыми жил известный драматург Виктор Розов, разглядевший талант в ершистом пареньке, который бросил школу задолго до аттестата. Он-то и убедил Сережу, невзирая на отчаянные протесты тренеров, попытать счастья в студии ЦДТ.

Чутье Розова не обмануло – творческая судьба Сергея складывалась на редкость удачно. Во всяком случае, в статистах студент Шакуров не засиделся – режиссеры оценили его выразительную пластику, с помощью которой бывший акробат изобретал неповторимые зарисовки движений для каждого персонажа.

В 1965 г. Сергей уже вовсю репетировал «Смерть Иоанна Грозного» под началом Леонида Хейфеца на подмостках Театра Советской армии. «Моя первая роль стала знаменитой, – вспоминает актер. – Я там шута просто офигенного сыграл, потому что владел телом, и хотя текста у меня практически не было, заполнил сцену собой: какие-то кульбиты делал, колеса, показывал послу на троне голую задницу, – в общем, массу всяких интересных финтов придумал». К слову, даже в весьма преклонном возрасте актер иногда позволяет себе покуражиться, шокируя публику рискованными трюками. Так, желая блеснуть перед Джеймсом Кэмэроном, наблюдавшим за съемками драмы Михаила Беликова «Распад», Сергей Каюмович решил сделать стойку на голове на журнальном столике и не сразу заметил, как стеклянная столешница сползла в сторону. «Я грохнулся на пластмассовый карандашедержатель и разрезал себе лоб от брови до волос…» – вспоминает актер.

Роман Шакурова с кино развивался по самому невероятному сценарию – новичку сразу дали главную роль строптивого новобранца в военной ленте «Я солдат, мама». Но если в фильме толковый командир все же сумел воспитать из задиристого мальчишки хорошего бойца и верного товарища, то у самого Сергея отношения с начальством стремительно портились. В знак солидарности с Хейфецем молодой актер ушел из театра, хотя, в отличие от босса, теплого места в Малом театре ему никто не держал.

Впрочем, Сергей без работы не остался и вскорости присоединился к труппе МДТ им. Станиславского, где его ждала звездная роль Сирано де Бержерака. По мнению критика Э. Аргановской, сама постановка не отличалась оригинальностью, но игра Шакурова, замкнувшего зал на себя, спасла спектакль от провала и обеспечила ему стойкие зрительские симпатии. Но чем ярче разгоралась звезда Злого Татарина, тем громче трещал по швам студенческий брак с актрисой Натальей Оленевой: молодой женщине, пожертвовавшей карьерой ради сына Ивана, с каждым днем становилось все труднее выносить восторженные хороводы вокруг звездного супруга.

А куда зыркает муж, не находя понимания в семье? Совершенно верно: налево, тем более что в 1981 г. в театр пришла его давняя пассия – воспитанница Щукинского училища Татьяна Кочемасова. Во время съемок фильма «Портрет жены художника» между ними случился страстный роман, причем Сергей Каюмович уже тогда был готов предложить Тане руку и сердце, но девушка, вволю насмотревшись на хлипких богемных юношей, зареклась связываться с коллегами – актерами. «У меня такая установка по жизни, что актер – не мужчина, – рассказывала она. – Чисто актерские черты – самолюбие, эгоцентризм – все это мне претит». Тем не менее, отказав Шакурову, девушка все равно вышла замуж за коллегу – по собственному признанию, лишь затем, чтобы избавиться от наваждения. Но когда судьба вновь свела влюбленных вместе, сопротивляться уже не достало сил.

«Привязывать друг друга к себе бессмысленно»

Шакурову не приходилось играть сильного мужчину – упорство Злого Татарина в отстаивании своих принципов воистину не знало границ. Пожалуй, Шакуров учинил самый грандиозный скандал в истории «Мосфильма», подбив Олега Даля с Владиславом Дворжецким на бунт против некомпетентных, с его точки зрения, режиссеров «Земли Санникова». На правах старшего товарища Сергей Каюмович пытался научить молодежь уму-разуму, но наткнулся на стену апломба. Тогда артисты под руководством Шакурова объявили забастовку и направили руководству "Мосфильма" жалобу с требованием отстранить А. Мкртчяна и Л. Попова от съемок, но их требования не были удовлетворены. Однако на принцип пошел только Шакуров, предпочтя отказаться от роли и год маяться без работы, чем выполнять указания дилетантов. И хотя с тех пор миновало более 30 лет, актер так и не простил Далю и Дворжецкому отступничества. "Я этих двух из своей жизни вычеркнул…" – без тени сожаления говорит Шакуров. И как не полюбить такого отважного рыцаря? В 1984 г. Сергей и Татьяна почти одновременно развелись и, едва обретя свободу, отправились в ЗАГС. Через два года у них родилась дочь Ольга.

А в 1987 г. Шакуров ушел и из МДТ, решив, что больше не имеет смысла связывать себя долгосрочными обязательствами. С тех пор Сергей Каюмович сам выбирает себе роли. «Я много чего сыграл на своем веку, включая Сирано и Гамлета, и хорошо знаю себе цену, – говорит актер. – Я устал быть зависимым. Я получаю удовольствие от того, что не приходится ходить на работу».

И дело здесь не в капризах, а во вкусе – во всем, что касается искусства, Шакуров непоколебим, а порою даже резок. Так, во время фестиваля «Амурская осень» актер встал и ушел с конкурсного спектакля «Шикарная свадьба!», невзирая на ропот в зале. «Мне просто противно было это смотреть. Но я так делаю не из желания обидеть. Просто через себя переступать не хочу», – оправдывается Сергей Каюмович. А в другой раз актер жестко осадил горе-новатора, решившего напичкать «Маскарад» Лермонтова матерщиной.

Зато с Сергеем Снежкиным, снявшим сериал «Дорогой Леонид Ильич», у Шакурова сложились превосходные отношения, хотя поначалу он отчаянно не хотел у него сниматься. «Да тут, кроме Леонида Ильича, играть некого, но ни по цвету кожи, ни по роже, ни по прочим параметрам я на эту роль не гожусь!» – заявил артист режиссеру. И каково же было его удивление, когда Снежкин, поразмыслив, все же решил отдать генсека Шакурову. Быть может, режиссер хотел дополнительных гарантий того, что образ не получится карикатурным, а может, его впечатлило то, что актер родился в один день с Брежневым. И действительно, между персонажем и артистом сразу установилось взаимопонимание. По словам Шакурова, весь грим сводился к наращиванию бровей и котурнам, призванным скорректировать разницу в росте. Остальное довершила ефремовская школа голоса и пластики. И зрители сказали Сергею Каюмовичу дружное: «Верю!» После показа сериала в русской Америке в квартире Шакуровых то и дело раздавались звонки от бывших соотечественников. «Неожиданно позвонил Михаил Козаков и сказал, что во время просмотра чувствовал себя как на спиритическом сеансе, когда появляется дух умершего. Когда такое говорит профессионал, переигравший все, что только можно, это дорогого стоит», – замечает актер.

В 1996 г. Москва содрогнулась, услышав о разводе самой красивой актерской пары. По версии Татьяны, брак погубила ревность, а по мнению Сергея, супруга просто не оставляла ему глотка свободы. «Моя вторая жена, к примеру, не выносила, когда я смотрел футбол по телевизору… Нужно договориться: мы понимаем друг друга или нет? А привязывать друг друга к себе бессмысленно». Тем не менее, Сергей Каюмович очень тяжело переживал разрыв и даже слег с гипертоническим кризом, правда, Ольга так и не простила отцу измены. А стоило Шакурову привести в дом новую жену – театрального продюсера Екатерину Бабалову, по возрасту немногим старше дочери, как девушка вовсе прекратила с ним общаться и даже взяла фамилию отчима.

Зато Екатерина во всем поддерживает знаменитого мужа, перед которым по-прежнему немного робеет. Не зря их союз благословила покойная Наталья Гундарева, верная подруга Сергея Каюмовича. В этом доме не принято говорить о любви. «Как сболтну что-нибудь заветное – все, никогда не осуществится», – поясняет Шакуров. Зато взаимоуважение супругов сквозит буквально во всем, начиная с мелочей, и при этом никто не тяготится нехваткой личной территории. Первое время Катерина, даже успев родить Сергею Каюмовичу сына Марата, стеснялась называть супруга по имени – сказывалась разница в возрасте. В конце концов, она решила обращаться к мужу по-деревенски – Каюмович: и по-свойски, и в то же время уважительно.

Были в жизни необычной пары и другие моменты, требовавшие притирки двух независимых характеров. Ради спокойствия мужа Екатерина перестала отвечать на звонки поклонников, а Сергей Каюмович, в свою очередь, перестал общаться со многими старинными приятелями: «Кто-то, как льдина, откололся сам, кого-то пришлось отколоть, кому-то я звоню, но редко». А главное – супруги придерживаются единых взглядов на воспитание сына, полагая, что родители не должны ничего навязывать ребенку. Тем не менее, в глубине души Сергею Каюмовичу не хотелось бы видеть Марата на сцене. «Мужик должен заниматься чем-то более полезным. Если уж что-то у тебя получилось и тебя уважают за то, что все это вытворяешь, – твое существование оправдано, но достичь этого в актерской профессии ужасно тяжело!»

Подготовила Анабель Ли,
по материалам peoples.ru; mywebs.su; old.kurier.lt

Share.

Comments are closed.