Сергей Шнуров: «Мы актуальны всегда»

0

Шнура не раз спрашивали, почему его коллектив называется «Ленинград», а не «Санкт-Петербург», например. «Мы создали нашу группу, когда все люди открещивались от своего недавнего прошлого, – поясняет музыкант. – Это было совершенно другая эпоха, и я, честно говоря, немного скучаю по тем временам. Да и, признаться, группа “Санкт-Петербург” на тот момент уже была».

«Пение матом»

«Ленинград» появился в 1997 году, тогда он представлял собой что-то вроде оркестра пролетарского джаза и играл стилизованную музыку, вобравшую в себя звуки уличного бэнда, прыть ямайского стиля ска и атмосферу дворовой жизни 1950-х с ее бандитским колоритом. Разухабистая духовая секция превращала каждую песню группы либо в гимн, либо в похоронный марш, а иногда и в то, и в другое одновременно. Среднего меломана группа подкупала воинствующей простотой. Людям искушенным она, напротив, казалась каким-то чужеродным объектом, специально сфабрикованной провокацией, делом рук то ли хитрых шоу-бизнесменов, то ли кого-то из окружения Леонида Федорова, лидера «АукцЫона» и продюсера «Пули» – дебютного альбома «ленинградцев».

Релиз с говорящим названием ранил музыкальную общественность в самое сердце. Слух о сумасшедших джазменах, которые «поют матом», ураганом пронесся по Москве. Многие запомнили холодную и слякотную осень 1998 года – время после кризиса в России. Тогда музыка и лексикон «Ленинграда» пришлись как нельзя более кстати. Откровенное шнуровское «Мое сердце разбила, как бутылку об стол! Ты меня не любила – и я на х.. пошел!» вызывало в зале нервный хохоток, который сменялся радостной истерикой. Ради этого первые поклонники и рвались в зал по фальшивым билетам. Шнур, как мог, подливал масла в огонь. Это потом, на вершине популярности, в ответ на просьбу спеть «Такой, б.., шоу-бизнес» он мог невозмутимо ответить: «Товарищи, ведите себя прилично в культурном месте!»

Фирменный шнуровский мат стал визитной карточкой группы, а затем торговой маркой, которая все повышалась в цене. Интереснее всего то, что Шнуров и его товарищи пользовались огромной популярностью в народе и поначалу собирали дань восторгов без всякой помощи со стороны продюсеров и имиджмейкеров. Народная любовь с лихвой заменила им рекламу и телепоказы. При этом, по мнению некоторых экспертов, доходность совместного музыкального предприятия под названием «Ленинград» сегодня сопоставима с аналогичными показателями у пламенного Филиппа Киркорова и примадонны Аллы Пугачевой. А ведь еще в конце 90-х участники группы получали за концерт пару бутылок пива.

Парни из подполья

В 2000 году вышли «Дачники». Как писал Максим Семеляк в своей книжке «Музыка для мужика», этот альбом «слушали с самозабвенным остервенением». Главными потребителями были офисные работники. Масла в огонь подлил запрет властей Москвы на концерты «Ленинграда»: группа Шнурова снискала особую нелюбовь Юрия Лужкова, который лично (и притом открыто!) запретил московским промоутерам устраивать концерты «Ленинграда» в черте МКАДа. Бойкот продлился несколько лет и пошел только на пользу группе, вечно похмельный образ которой приобрел героические черты парней из подполья. А закончился запрет ничем – полюбившийся менеджерам среднего звена «Ленинград» снова начал давать большие концерты в Москве, причем задолго до того, как Дмитрий Медведев отказал Лужкову в доверии, отправив на пенсию.

Кстати, когда в мае этого года «Ленинград» должен был выступать в Минске, концерт до последних минут находился под угрозой срыва. Тогда генеральная прокуратура Беларуси призывала к выступлению Шнура и его команды без использования ненормативной лексики и за пару дней до концерта вынесла организаторам официальное предупреждение о недопустимости нарушения законодательства, мол, нецензурная брань в общественном месте квалифицируется как хулиганство и за такой концерт к административной ответственности могут быть привлечены как сами музыканты, так и организаторы концерта.

В итоге, конечно, «Ленинград» отыграл в Минске без какой-либо цензуры. И при том, что фактически это было нарушением общественного порядка, разрешение на выступление Шнуру «в своем стиле» многие восприняли разумным решением, понимая, что на подобных концертах не бывает случайных людей – все знают, куда они идут.

«Не могу сделать сальто, все остальное – без проблем»

«Ленинград» не раз выезжал на гастроли за рубеж, у себя на родине Шнурову также доводилось выступать на самых разных площадках: «Самый маленький населённый пункт, где я играл, называется Новосадовая – бывшая зона, где нет электричества, живут всего четыре человека. И там я как-то оказался у костра с гитарой. Это было давно. Был аншлаг, пришли все. Жуткий замес!» После этого музыканта мало чем можно было удивить, даже тем, что на одном из выступлений олигархи начали бросаться в него пельменями.

Тогда Шнур изрядно напился перед выступлением – «Ленинград» должен был завершать вечер, и музыканту надоело трезвым слушать «Руки вверх» в ожидании своего выхода. Однако потом выяснилось, что он с трудом может петь. Выступление «ленинградцы» все же продолжили, несмотря на то, что Шнур то и дело сбивался с ритма. Наконец, один из бизнесменов не выдержал и, подцепив на вилку несколько равиоли, метнул их в сторону сцены со словами: «На-ка, закуси!»

«Они начали бросаться пельменями, потому что у меня не получилось выступить, – я перенервничал, – заявляет музыкант. – Правда, я тоже кидался – так что неизвестно, кто кого закидал. Ну и потом, это всё же очень положительный, глубоко личный опыт. Положительный – в том, что вседозволенность нашего коллектива фактически не имеет границ».

Шнур обожает шокировать своим внешним видом на выступлениях. Летом на фестивале в Самаре он вышел на сцену в лосинах и красных стрингах. «Это трусы моей жены, – рассказывал тогда музыкант. – Я надел их как талисман, с ними спокойнее». А на одном из концертов в Нюрнберге он вышел на сцену совершенно голый, пояснив потом: «Было очень жарко. И это был уже последний, пятый концерт. У нас оставался последний комплект чистых вещей. Мы бы пропотели – и летели бы домой в вонючей одежде. Никому этого не хотелось». Когда же Шнура спрашивают, имеет ли его поведение какие-то границы на сцене, тот отвечает: «Я, конечно, многого не умею. Вот, например, Газманов делает сальто, я, даже если усиленно просить и пытать, этого не сделаю. Вот это мои пределы, все остальное – без проблем».

«Если в группе нет лидера, то она развалится»

«Наша группа “Ленинград” – как фирма Adidas, мы актуальны всегда, – заявляет нынче Шнуров. – Пока есть футбол, есть фирма Adidas. Футбол – это надолго. Группа “Ленинград” и футбол – это параллельные события. Вон у нас какая команда большая. Но мы не задумываемся, актуальны мы или нет, – просто играем от души».

Сегодня в состав «Ленинграда», помимо Шнурова, входит около 15 музыкантов с обширным набором духовых инструментов: труба, саксофон, тромбон, туба и так далее, а также девушка с пронзительным вокалом, обворожительная Юлия Коган. «Попала я в “Ленинград” совершенно случайно, – рассказывает певица. – Мы давно знакомы с Сергеем, он пригласил меня записать какие-то песни, потом я выступила на концерте, ему понравилось. Так я стала петь в “Ленинграде”. На сцене я всегда нахожусь в своей тарелке, что бы я ни делала, в каком жанре бы ни пела. Это за кулисами я серая мышка, а на сцене мне комфортно настолько, что я чувствую себя лучше, чем во многих жизненных ситуациях.

Я спокойно отношусь к мату, могу его употреблять. Хотя я и не сторонник использования ненормативной лексики на сцене. Точнее, на классической сцене. Но если есть такая сфера, где это востребовано и нужно, то почему бы и нет? Я для себя примерила эту роль, и мне в ней комфортно. Естественно, если бы меня спросили, хорошо это или плохо, то я ответила бы, что, скорее, плохо. Мы – хулиганы, и, по большому счету, должны быть под запретом, выступать в подполье. То, что нашу группу показывают чуть ли не по Первому каналу, это отражение нашего времени, а не наша вина».

Коган никогда не думала о том, чтобы составить конкуренцию Шнуру по популярности: «На улице меня, конечно, узнают. Особенно, когда я иду со Шнуровым, но отдельно – в сто раз меньше. Я спокойно к этому отношусь. “Ленинград” – не моя слава, это слава Сергея Шнурова. Здесь я в любом случае останусь в тени. Поэтому я, кстати, не считаю себя звездой».

Юлия рассказывает, что в группе каждый может поучаствовать в написании песен, что-то предложить, а Шнуров может это принять или отвергнуть: «В коллективе он все же диктатор, лидер. Последнее слово всегда за ним. И это хорошо. Если в группе нет лидера, то она развалится». В октябре 2011-го вышел в свет альбом «Ленинграда» «Вечный огонь», в мае 2012 года Сергей Шнуров записал сольный альбом «Лютик». В эти дни вместе со своими музыкантами он выпускает диск под названием «Рыба», который станет 16-м альбомом в официальной дискографии группы. А 9 ноября «Ленинград» выступит в Киеве, музыканты обещают сыграть во время концерта много драйвовой музыки с ироничными текстами, приправленными изощренным матерным словцом.

«Я пил, хотя герой мой был трезвый»

Кроме музыки и выступлений на сцене, Шнуров много играет в кино. В первый раз он попал на съемки еще в детстве: «В школе, классе в четвертом, бегал, играл в снежки, подошли дядьки с камерой, говорят: “Вы здесь бегаете, играете в снежки, побегайте в другом месте, а мы вас поснимаем немножко, можно?” — и повели нас в какие-то дворы. Я уже подумал, что это маньяки. Но нет. В общем, мы побегали, и потом я задал вопрос главному чуваку: “Чо за кино-то?” И запомнил название — “Мой друг Иван Лапшин”. Правда, себя в фильме я так и не нашел. Какие-то детские крики есть на заднем плане. Надеюсь, это я. А одеты мы были неотличимо: дети военного времени. Те же драповые пальто с меховыми воротниками.

Потом уже снялся у Проскуриной в “Перемирии” — картину продемонстрировали в  программе “Закрытый показ” Первого канала, а это черная метка — значит, никто не увидит. Самая крупная киноудача последнего десятилетия — “4” Ильи Хржановского, где я нормально выступил, не запорол».

Долго не выпускали фильм «Слон», но сейчас он, наконец, выходит на экраны. Сюжет крутится вокруг цирковой труппы, которая гастролирует в Минске и в скором времени надеется на гастроли в Париж. За всем этим ажиотажем мало кого волнует судьба слона, которому стало плохо прямо во время представления. Вышедшее из строя животное спешно грузят в трейлер к водителю с устрашающей фамилией Зарезин (Сергей Шнуров), а тот легко соглашается «пустить слоняру в расход».

В кабине с циничным водилой оказывается юная циркачка Боня (Анастасия Бодрова), пребывающая в полной уверенности, что фура тоже держит путь во Францию. Однако жестокий Зарезин ее быстро огорошивает сакраментальным признанием: «Ах, Боня, мы с тобой в Париже нужны, как в бане пассатижи». Многие реплики были сымпровизированы прямо на съемочной площадке, а от актеров режиссер Владимир Карабанов требовал максимальной естественности и простоты.

Не все артисты были готовы работать со слонами. Так, в итоге от главной роли наотрез изначально отказался Владимир Машков, которому хватило одного дня работы в похожих условиях во время съемок в фильме «Олигарх». «Да вы знаете, что меня за этот день едва не затоптали насмерть, а тут – целый месяц!» – испуганно кричал в трубку впечатлительный актер продюсеру «Слона» Елене Гликман. В итоге на главную роль и был утвержден Сергей Шнуров – произошло это в самый последний день кастинга, когда уже назрел вопрос о том, чтобы заморозить съемки.

Кроме того, летом Шнуров представил еще один фильм со своим участием – «Пока ночь не разлучит». Он основан на диалогах, подслушанных в модном московском ресторане. Снимали в действующем заведении, где свободное время приходилось только на ночь. Тогда и работали. «Уже и не помню, сколько точно ночей это длилось, – говорит Шнуров. – Дело все в том, что тогда я пил, хотя герой мой был трезвый». А на все же недоуменные вопросы, как можно так здорово выпившим сыграть трезвого человека, Сергей отвечал: «Вот в этом-то и есть мое мастерство».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Итоги», Naviny.by, Metronews.ru, «Суббота», KM.ru, Delfi.ua, Lenta.ru, «Конкурент»

Поделиться.

Комментарии закрыты