Сергей Шнуров: «Президенты меняются, а песни остаются»

0

С первого июля в России в силу вступает закон о запрете нецензурных выражений в кино и на сцене, который напрямую касается питерских музыкантов из группы «Ленинград», ведь представить их песни без мата невозможно.

Бессменный лидер коллектива рассказал о будущем группы: «Переписывать песни я не собираюсь, – говорит Шнуров. – Многие из них написаны при другом президенте. Другое дело, что исполнять их на территории России я тоже не смогу, но в этом есть как плюсы, так и минусы. Президенты меняются, я песни остаются».

– Какие плюсы?

– Я думаю, что с первого июля наш концертный график станет абсолютно свободным. Мы станем королями корпоративного рока. «Ленинград» опять будет неким эксклюзивом, цены на наши корпоративные мероприятия возрастут. С экономической точки зрения я ничего не потеряю. Обычные зрители этого, конечно, уже не услышат, но есть записи. Поэтому, наверное, все останутся при своем.

Мне интересно как они будут разбираться с группой Korn. Fuck – это возможно будет с первого июля или нет? И motherfucker – это мат или нет? Какая-то дискриминация языка получается. Но мне хотелось, чтобы англоязычные группы тоже запретили, я за равенство.

– В одном интервью вы сказали, что когда Дуня Смирнова вышла замуж за Чубайса и уехала из Питера, вы так расстроились, что даже бросили пить. Почему?

– Раньше мы и дружили, и она была моим собутыльником, что очень важно! А теперь мы просто дружим. Живем в разных городах, а настоящий собутыльник должен жить в соседнем районе. Так что собутыльника, верного и родного, у меня больше нет.

– А ваш принцип «ни дня без стакана» еще действует?

– Я продержался лет пять, наверное. Потом это стало мешать концертам. Выпив, я начинаю «жевать пленку», так я это называю. Быстрые песни в нетрезвом виде мне не удаются, а играть только медленные баллады невозможно. Поэтому из «быть вечно пьяным» или «давать концерты» я выбрал второе.

– Вы видели пародию Витаса на себя в программе «Точь в точь»?

– Я видел фотографии. Любые пародии меня вульгаризируют и открывают лишь одну сторону: вечно бухой, матерится и все такое. Образ не раскрыт!

– Судьи поставили ему пять баллов, Витас выиграл.

– А судьи кто? Меня это точно не интересует. Это параллельный мир, эти демоны не мои.

– Группу «Ленинград» сложно представить без духовых инструментов. Как появилась любовь к такому звучанию?

– Все получилось случайно, я пытался объяснить себе любовь русского человека к духовой секции. Потом стал все это называть ансамблем военно-патриотического танца. С духовой музыкой мы в Советском Союзе рождались и умирали, духовой оркестр играл всегда и везде. Группа «Ленинград» находится в русской и советской традиции, поэтому какой-то навороченный супермодный звук и синтезатор нам точно не подходит. Здесь нужно было найти на чердаке трубу и научиться на ней играть.

Все духовики, в принципе, уже лет в 20 становятся алкоголиками. А я раньше много выпивал и часто бывал в разных питерских кабаках. У меня было порядка двадцати знакомых духовиков.

– 15 мая в Киеве должен был состояться ваш концерт, но его отменили. Местные газеты написали, что вы просто испугались.

– Я посмотрел, что Питер Гэбриэл не едет туда, и подумал, что я не хуже.

– А вообще украинский вопрос вас волнует?

– Мне кажется, что вопроса как такового и нет. Есть помутнение и общественная истерика. Какой из меня советчик? Я сам постоянно нахожусь в помутнении, и еще буду советовать целой стране как из него выйти!?

– Говорят, что у вашей солистки появился модный дизайнер, который делает костюмы для выступлений?

– Кто шьет солистке костюмы, я не знаю. У нашей группы не может быть дизайнера по определению. У нас мальчики все строптивые, так что с единым стилем ничего не получится.

– Мы видели вас в кино, как актера, а были ли мысли создать свой фильм? Сейчас среди музыкантов стало популярно снимать кино, а потом год гастролировать в поддержку нового фильма.

– Да, я слышал о такой тенденции. Были мысли сделать какое-то кино, но мне все это уже малоинтересно. Опять же, что произошло с этим законом? У «властедержащих» возникло такое представление, что искусство несет обучающую и воспитательную функцию. А реализма в этом будет все меньше и меньше, реализм закончился. Если вы хотите говорить про современность, то без матюгов это невозможно. Это язык, на котором говорит русский народ, его никакими законами не отменишь.

– Вы записали песню «Русалка», которую сначала переименовали в «Крым», а затем в «Не Крым». С чем это связано?

– Так я показываю, как от названия песни зависит отношение людей к ней. Вы помните недавнюю историю с Крымом? Крым – наш, Крым – не наш. Поставил социальный эксперимент, я наблюдал за количеством просмотров. У «Крыма» больше всего лайков, потом «русалка», а у «Не Крыма» вообще мало.

– Любите путешествовать, где были последний раз без гастролей?

– В Узбекистане. У меня абсолютно имперские амбиции, интересуюсь только постсоветским пространством.

Ирина Туркулец,
«Страницы Воронежской Культуры»

Поделиться.

Комментарии закрыты