Сергей Юрский: «Мне кажется, мой Бендер вышел самым лучшим»

0

Более чем за полвека он снискал любовь многих поколений любителей кино и театра. Остапа Бендера и Груздева из «Места встречи…» наверняка знают все, а старшее поколение не может забыть его моноспектакли — «Евгений Онегин», «Мастер и Маргарита»… Но и это еще не все: Юрский — и прекрасный режиссер, и переводчик, и писатель, и драматург, и сценарист.

Впервые на подмостках

Он родился 16 марта 1935 года в Ленинграде. Многие думают, что Юрский — псевдоним, хотя это
настоящая фамилия актера. Псевдонимом она была у его отца Юрия Жихарева, известного

ленинградского режиссера, актера, театрального деятеля, взявшего ее в честь украинского актера

и педагога Гната Юры. Юрий Сергеевич был и сам родом из Украины. Хотя некоторые скептики

склонны считать, что псевдоним — лишь производное от его имени Юрий. Мать Сергея, Евгения

Михайловна Юрская-Романова, тоже была творческим человеком, музыкантом и педагогом.

Родители не хотели видеть сына династическим последователем. Поэтому Сергей поступил на юрфак Ленинградского университета. Он студентом даже успел поработать следователем. Однако

юриспруденция не грела, спасала университетская театральная студия. После 3-го курса Юрский

все же решился на крутые перемены в жизни: «На самом деле, с малых лет я мечтал о сцене. На

юрфак мне пришлось поступить, но я все равно не стал бы юристом — думал только о театре, днем

ходил на пары, вечером продолжал играть в студтеатре и там учился актерскому мастерству.

Каждое лето поступал в театральный. Приняли меня только на четвертый раз. Тогда я усвоил

истину — если человек действительно чего-то хочет, то он этого добьется».

Уже на втором курсе Юрский был принят в ленинградский театр БДТ. Его первых выход на сцену состоялся в канун Нового года: «Мой первый спектакль. Пришёл за три часа до начала. И

угораздило меня зайти в буфет. Вижу – сидит легендарный Виталий Полицеймако. Он подзывает меня

и спрашивает: “Вы сегодня впервые на подмостках играете?” Я киваю. “А вы традицию-то первого

выхода знаете? — говорит он. — Чтобы сцена вас приняла, надо полить её спиртным”. Я лечу в

магазин, покупаю две бутылки шампанского. Иду за кулисы, щедро поливаю сцену и успокаиваюсь.
Тут надо заметить, что в БДТ было очень жёстко с алкоголем. Товстоногов категорически не

переносил спиртного в стенах театра. И вдруг за полчаса до премьеры завсценой учуял за

кулисами явный запах алкоголя. Он в панике бросился искать виновных. Обежал весь театр, но все

трезвые. Полицеймако подозвал меня к себе и тихо спросил: “Полили? Ну, теперь отвечайте за

это…”»

«Бендер, который поет песенки, это не Бендер!»

Прославил актера фильм «Республика ШКИД». Актер посвятил эту работу своему отцу, которого

очень любил, он даже специально гримировался так, чтобы быть похожим на него. «С Юрским

непросто было работать, – рассказывал режиссер Геннадий Полока. – Поначалу мы довольно часто

спорили или не понимали друг друга. Но постепенно находили какие-то компромиссы,

договаривались. А вот с кем он отлично сработался, так это с детьми. После того как отсняли

фильм, это был шок – от всего. И от ребят – там же ребята потрясающе играют, причем среди

актеров были дети неблагополучные, сложные, даже из колоний. Но и, конечно, в первую очередь

от Юрского был шок. У нас же как представляли идеального педагога? Это должен быть какой-то

Макаренко, у которого дети по струнке ходят. А тут появляется эксцентричный человек в

сюртуке… Очень многие были этим недовольны. И кроме того, в фильме много было сцен, которые

никак не могли понравиться худсовету, хотя бы даже эти альтернативные выборы. И потом, Юрский

становится президентом республики – представляете, как тогда относились к таким вещам! Два

эпизода из фильма вырезали».

А потом были первый образ Остапа Бендера в кино — в «Золотом теленке». «Мой Остап Бендер, как

мне кажется, самый лучший Бендер, – говорит Юрский. – Краски для этой роли я черпал

исключительно из текста. Из ритмов текста, из состава слов, потому что Бендер состоит, прежде

всего, из слов, которые гениально сочинили Ильф и Петров. И из общения с моим дорогим, ныне

покойным режиссером Михаилом Швейцером, потому что он необыкновенно чувствовал то время. И

общение с ним, и декорации, которые он придумывал, и те места, которые он выбирал для съемок,

это все определяло живую фактуру Остапа Бендера — человека, которого, вообще говоря, быть не

может, это выдуманный персонаж. Цель была — превратить его в плотский персонаж. И я думаю, что

Михаилу Швейцеру вместе с нами это удалось. Да и все персонажи в фильме — плотские. Потому что

нарисовать карикатуру на Паниковского — это целый ряд художников сделать мог, а воплотить

Паниковского смог только один-единственный — Зиновий Гердт».

Играть Бендера у Леонида Гайдая или Марка Захарова в их экранизации «Двенадцати стульев»

Юрскому не предлагали, да он бы и не согласился: «Я не думаю, что Бендер в исполнении Миронова

относится к удачам этого выдающегося артиста. Гайдай сделал фарс, комедию положений, это

возможно. А вот оперетта, мюзикл этим авторам противопоказаны, и поэтому там неверно был

выбран жанр. Бендер, который поет песенки, это не Бендер!»

Несмотря на то, что Юрский исполнил роль самого известного мошенника, он сам не раз становился

жертвой жуликов: «Однажды столкнулся с настоящим артистом. Меня обогнал молодой человек на

“Мерседесе”. Вдруг он выскочил из авто и стал кричать, что я поцарапал его дорогую машину.

Стал показывать царапины на ней. Трюк это известный, поэтому я понял, кто передо мной. Но

говорил он очень уважительно: “Отец, дай сколько есть”. Поэтому я засомневался: может,

действительно, стал хуже ездить за тридцать лет водительского стажа? В общем, дал я ему три

тысячи рублей, и он тут же смылся. А я подумал, что за такой спектакль денег не жалко».

«Душевный стриптиз мне кажется постыдным»

В фильмах «Золотой теленок», «Интервенция», «Место встречи изменить нельзя», «Ищите женщину», «Любовь и голуби» Юрский сыграл роли, которые сделали его легендой. Однако прослужив в театре

БДТ 20 лет, актер переехал в Москву. В Ленинграде еще долго не могли в это поверить, ходила

даже шутка, что перебраться Юрскому из Ленинграда в столицу так же невозможно, как и перенести

в Москву Исаакиевский собор. Сам же Юрский объяснил новый адрес так: «Меня вынудили уехать из

Питера. Я осудил подавление “пражской весны” нашими войсками, общался с опальным Солженицыным.

И в КГБ Ленинграда мне сообщили, что отныне такого актера — Сергей Юрский — больше не

существует, потому что он дискредитировал высокое звание советского человека. Передо мной

закрылись двери “Ленфильма”, радио, телевидения. Мне пришлось уйти из БДТ. Прибыв в Москву, в

Театр Моссовета приняли с жутким скрипом».

Прописки актер дожидался три года. Получить ее удалось только после вмешательства Плятта и Раневской, коллег по театру Моссовета. Они же выбили для него крохотную квартирку. А еще

настоящей поддержкой для Юрского была его жена Наталья Тенякова.

Первый брак артиста оказался неудачным. С Зиной Шарко Юрский познакомился на репетициях в БДТ.

Она играла главную женскую роль – Тамары в спектакле «Пять вечеров». Зина не была красавицей,

но еще на первом курсе театрального поняла, что может окрутить любого. Ее первый муж, актер

Игорь Владимиров, говорил: «Вам не понять, в ней черт сидит!»

За Юрского Шарко вышла замуж, уже имея сына. Брак длился семь лет. «И это был счастливый, несмотря ни на что, союз, и очень творческий, – говорит актер. – Мы вместе с ней прошли нежный

и долгий путь, например, со спектаклем “Божественная комедия”, где играли Адама и Еву. Сперва

мы здорово веселились, потом нам это стало надоедать, потому что это был, конечно же, очень

поверхностный спектакль. Но он пользовался большим успехом и прошел свои положенные (в БДТ это

всегда была примерная цифра нормального успеха) 125 спектаклей. Но так случилось, что мы

расстались. Однажды ранним утром я пришел к своему другу Олегу Басилашвили с одним маленьким

чемоданчиком после краха семейной жизни».

О подробностях разрыва с Зинаидой Юрский никогда не рассказывал: «Это запретная для меня тема. Я совершенно не понимаю, как люди могут сами рассказывать о своей личной частной жизни.

Допустим, журналист может что-то раскопать, но чтобы сами! Этот душевный стриптиз мне кажется

постыдным и бессмысленным. И некоторых своих коллег я перестал уважать после таких

откровений».

Юрский и Наталья Тенякова познакомились в 60-е годы, когда вместе играли в телепостановке

«Большая кошачья сказка». Вторая супруга младше своего избранника на 9 лет, и по дому вначале

ничего делать не умела. Теперь она прекрасная хозяйка. Даже коты в семействе Юрских отличаются

упитанностью. Свою жену Юрский считает идеальной женщиной, необыкновенно одаренной, «дочитать»
которую до конца, по его мнению, не сможет никто, даже она сама. «Не знаю, потому ли, что мы

муж и жена, мы быстро понимаем друг друга на репетициях. Или потому, что мы быстро понимаем

друг друга на репетициях, мы стали мужем и женой. Факт тот, что мы всегда быстро понимаем друг

друга».

Дочь Юрского Дарья также стала известной актрисой, Сергей высоко ценит ее игру. А вот Тенякова

иногда упрекает его за то, что плохо отговаривал дочь от актерской профессии. Но что

случилось, то случилось. Выбор вполне закономерен: когда она была совсем крохой, отец ей не

колыбельные пел, а читал стихи Пастернака из своей концертной программы. Девочка росла за

кулисами, уроки делала в гримерной. Даже первое разочарование в любви и то было связано с

актерской профессией. «Помню, как в школе в первом классе в меня влюбился один мальчик, –

рассказывает Дарья. – Когда же я его спросила, почему он меня любит, то мальчик ответил:

“Потому что ты дочь актера Юрского”. На этом моя первая любовь так и угасла».

Сейчас Дарья давно замужем, ее избранник – художник, хотя отношения до свадьбы у них были бурными. Родители с ужасом смотрели на то, что происходит между ними, ведь Даша дважды

разрывала помолвку. Но однажды Юрская попала в тяжелую аварию, и тогда ее возлюбленный

примчался к ней в больницу – ему сообщили, что Дарья чуть ли не при смерти. Именно тогда

закончились все ссоры, и через две недели после того, как девушка вышла из больницы, она и ее

парень поженились. Сейчас Дарья уже родила Юрскому двоих внуков, в которых артист просто души

не чает.

Встречи с Бродским

Сейчас артист редко снимается в кино: «Больше года назад вышел четырехсерийный фильм “Ошибка Базарова”, поставленный режиссером Авдотьей Смирновой по известному произведению И. С.

Тургенева “Отцы и дети”. В нем я играю отца Базарова. Снимался в фильме “Полторы комнаты, или

Сентиментальное путешествие на родину” режиссера Андрея Хржановского, который был в прокате.

Этот фильм о воображаемом возвращении Бродского в Петербург. По пути на родину поэт вспоминает

о своем детстве, юности и отрочестве. В фильме мы с Алисой Бруновной Фрейндлих играем

родителей Бродского, которые никак не могут понять, как у них мог получиться такой одаренный

сын, а он не может найти объяснения родительскому непониманию».

Сам Юрский неоднократно встречался с Бродским, когда жил и работал в Ленинграде: «Как правило, наши разговоры сводились к обсуждению его творчества — я-то его стихи читал, а он в Большой

драматический театр (БДТ), где я тогда работал, не ходил, и вообще считал театр “грубым

искусством”. Потом я с ним встречался в Америке, во время своих гастрольных поездок. Я тогда

включал в свою концертную программу его стихи, и меня интересовало мнение автора насчет того,

как он звучит в сочетании с Пушкиным, с Зощенко, с Шукшиным. Но у него на это не было времени,

обещал послушать “в другой раз”».

Когда Юрскому захотелось рассказать всем, как актеры работают над ролью, он сам взялся за перо

и написал несколько книг: «Я очень люблю читать. В детстве – Станиславский, потом Михаил

Чехов, это было ослепительный поворот в моей жизни. Его книга о технике актера и о его пути.

Он оказал на меня большое влияние. А потом я обязан был поделиться своим опытом, потому что

мне довелось все-таки работать с самыми выдающимися актерами нашей страны, и не только нашей.

Но сейчас время такое, что можно быть актером и не особенно интересоваться самой профессией, а

интересоваться только ее результатом. Я говорю об актерском искусстве, в кино оно –

вспомогательное. Театр – другое дело. Правда, на него наступают со всех сторон. Кино.
Телевидение. Шоу. Непрерывная музыка. Диски. Проигрыватели. Они публику приучают совсем к

другим ритмам, совсем к другому способу восприятия, без включения собственного воображения,

где искусство потребляется, как каша, которую не надо жевать, а театр – более сложное

искусство, требующее отдачи хотя бы в том, что надо дойти до театра, купить билет, надо

отсидеть и нельзя сказать: “Ой, что-то мне надоело, пойду поем-выпью, а через полчаса приду

смотреть дальше”. Вон какие обязанности накладывает театр на пришедшего туда. Чудо, что в

театр еще ходят! Я всегда в конце с большим удовольствием кланяюсь – так я благодарю тех, кто

все же сохраняет к театру интерес».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Сегодня» , «Новая»

Поделиться.

Комментарии закрыты