Шарль Азнавур: «Жене Улле не написал ни одной песни»

0

Сегодня Азнавур ничуть не жалеет о том, как была прожита жизнь: «Мой отец говаривал: “Стоячие воды всегда загнивают”. Вот я и не простаивал. Я не знаю, что такое тоска, депрессия. Нужно сохранять способность к сопротивлению, когда жизнь бросает вызов».

«Мне было с кого брать пример»

Его родители были армянскими эмигрантами, уехавшими во Францию в 1922 году. Отец, Мамикон Азнавурян, появился на свет в Тифлисе, мама, Кнар Багдасарян, происходила из армянской купеческой семьи, жившей в Турции. Он был оперным певцом, она – драматической актрисой. По воспоминаниям самого Азнавура, его родители часто говорили между собой по-русски, мама называла отца Мишей. Возможно, они могли бы пережить приход к власти большевиков. Однако геноцид армян, начавшийся в 1915 году и не прекращавшийся вплоть до 1923-го, привел к массовой эмиграции с Кавказа.

Миша и Кнар перебрались сначала в Грецию, а затем во Францию. Они думали пересечь океан и осесть в Штатах, но случилась заминка с визами, к тому же Кнар ждала ребенка. 22 мая 1924-го у Азнавурянов родился сын, которого они назвали Шахнур Вахинак. Чиновник эмигрантской службы тщетно пытался выговорить это имя. «А почему бы вам не назвать мальчика Шарлем?», – смекнул находчивый француз. И родители согласились.

В девять лет парень уже сбежал из школы, чтобы стать артистом. «Мне было с кого брать пример, – напишет он впоследствии в своих воспоминаниях. – Родители всегда пели и актерствовали. В Париже, чтобы прожить, они открыли маленький ресторанчик. Я попробовался в народный театр, и меня сразу взяли. Танцором! Но в то время я даже не мог мечтать, что мое имя когда-нибудь появится на афишах».

Это были годы жестокой бедности, и юноша часто вспоминал гневную тираду, произнесенную однажды влиятельным другом семьи Азнавурян, когда отец Шарля обратился за деньгами с тем, чтобы сын мог учиться в актерской школе: «Миша, ты с ума сошел! Какой театр, слушай! Армяне созданы для коммерции. Если твой Шарль хочет научиться торговать, то я ему помогу. А если он хочет всю жизнь валять дурака и веселится – бог свидетель, он не получит от меня ни франка».

В общем-то, и сам Миша был далек от коммерции. Его ресторан пользовался популярностью среди эмигрантов, но не приносил денег: сердобольный хозяин кормил посетителей в долг и вскоре его бизнес лопнул, как мыльный пузырь. А затем грянула война, и Мамикон ушел добровольцем на фронт. Примерно в то же время Шарль написал свою первую песню и создал с друзьями музыкальную группу: «Сначала я сочинял только музыку, не слова. У меня был комплекс необразованности. Я считал, что мой французский слишком беден. Но мало-помалу я научился различать нюансы, выбирая каждое слово с почти маниакальной тщательностью, которая живет во мне до сих пор. По сей день я страстно люблю словари».

«Пиаф вдохновила меня»

После окончания войны Шарль со своим другом и аккомпаниатором Пьером Рошем каждый вечер обивали пороги парижских клубов. Парочка Рош-Азнавур смотрелась довольно забавно – юркий армянин и тощий французский аристократ.  В перерывах между концертами Шарль зарабатывал продажей подержанных велосипедов. Этого худо-бедно хватало на то, чтобы снимать на пару с Пьером крохотную квартирку, куда артисты приводили немногочисленных молоденьких почитательниц «нового французского шансона». После бурной ночи, пока Пьер отсыпался в объятиях очередной девушки, Шарль шел на кухню и к обеду успевал написать две-три песни.

В один прекрасный день он познакомился с шестнадцатилетней Мишлен и понял, что лучшей кандидатуры на роль жены и музы ему не найти во всем Париже. Несмотря на протесты ее родителей, Шарль и Мишлен обвенчались в армянской церкви. Вскоре у них родилась дочь Патриция. А потом Азнавур познакомился с Эдит Пиаф. Она увидела его случайно – на одном из таких концертов в клубе, куда забрела со своей многочисленной свитой.

Именно Пиаф угадала в Шарле талант певца, актера, поэта и композитора, вывела его на большую сцену. Он постоянно был рядом с ней. Когда же Эдит засобиралась на гастроли в Америку, Азнавур робко спросил, намерена ли она «продлить с ним контракт». «Конечно, – вскинула брови Пиаф. – Отыщите меня в Нью-Йорке, вы с Пьером заработаете там состояние!» Азнавур и Рош еле наскребли денег на билет, прилетели в Нью-Йорк, но Пиаф там не было. У нее начался звездный роман с Марселем Серданом, она отменила все концерты и укатила с  возлюбленным на Ниагару. Когда же Шарль и Пьер дозвонились-таки до нее, Эдит рассеянно посоветовала им отправиться в Канаду: «В этой стране вообще неплохо принимают французов».

Там Азнавура действительно ожидал успех. А Рош встретил в Канаде очередную «девушку своей мечты» и не пожелал возвращаться на  родину. Шарль приехал в Париж один. Публика приняла его с прохладцей, так что карьеру пришлось начинать с нуля. В довершение всего от артиста ушла жена: Мишлен устала от «богемных метаний» супруга. Через некоторое время приятель познакомил Шарля с хорошенькой провинциальной певичкой Эвелин Плесси, и влюбчивый шансонье снова решил жениться. Правда, этот брак Азнавура тоже оказался неудачным. Но именно в это время певцу удалось избавиться от «звездной опеки» Пиаф. «Эдит подарила мне счастливый билет в творческую жизнь, – говорит Шарль. – Она заметила меня и моего коллегу – композитора Пьера Роша. – Пожалуй, с того времени и началась моя карьера в качестве шансонье. Хочу отметить, что у нас с ней сложилась очень тесная дружба, но мы никогда не разделяли с ней постель».

«Я нашел идеальную жену»

Конечно, на первых порах Азнавуру было трудно: друзья отвернулись, критики писали, что Эдит выставила его вон. Для того чтобы подписать первый после разрыва контракт, ему понадобился год. А первый большой успех пришел к Шарлю в 1953 году в Касабланке, в Марокко. Когда же он вернулся, то сразу получил предложение работать в «Мулен-Руж», хотя и продолжал комплексовать: «С таким голосом и росточком жокея трудненько было с ходу вскочить в седло. Обо мне говорили: “Повезло же хрипуну”».

Но случилась беда: Азнавур попал в аварию и многие месяцы провел в гипсе. Развелся со второй женой, пережил страстный, ни к чему не приведший роман с молоденькой Лайзой Минелли. И все же не сдавался: он продолжал работать, писать песни, выступать. Когда 11 декабря 1963 года не стало Эдит Пиаф, он искренне оплакивал ее уход.

А еще через четыре года Шарль решил жениться на девушке вдвое моложе себя, он объяснил это потом вовсе не усталостью от одиночества: «Прекратились мои выходки, кончились безумства. В 1967-м я встретил Уллу. Она стала моей женой. Я полюбил ее скромный, прямой характер, ее протестантскую этику, столь непохожую на нашу».

Многие расспрашивали его о героинях его песен, однако Азнавур признается, что в его творчестве нет ни одной песни, посвященной какой-либо женщине: «Когда я писал песни о любви, то всегда старался адресовать их каждой женщине на свете. Я женат порядка 47 лет на своей супруге и до сих пор не написал ей песни. А ведь скажу вам точно: нет ничего сложнее в жизни, чем жить с артистом. Жена артиста не должна быть чрезвычайно ревнива, она должна понимать и принимать тот факт, что ее муж знаменит и находится на виду у общественности, среди тысячи женщин-поклонниц. Пожалуй, я нашел идеальную жену артиста – свою супругу». Она родила ему троих детей. Пресса не очень интересуется их личной жизнью, потому что не может раскопать ничего скандального. «Но дело не в том, что я успешно прячу концы в воду, а в том, что прятать нечего!» – улыбается Шарль.

«89 или 90 – какая разница?»

Всю свою карьеру Азнавур также активно снимался в кино. На самом деле его кинодебют датирован аж 1938 годом, когда 14-летним юношей Шарль появился в «Беглецах из Сент-Ажиля» у знаменитого Кристиана-Жака. Актерскую славу ему принесла драма «Головой об стену», вышедшая в 1958-м, где Азнавур мастерски  сыграл «маленького» человека, доведенного до самоубийства.

«Вы знаете, мне в жизни посчастливилось работать с лучшими режиссерами, – говорит артист. – Со всеми у меня складывались необычайно хорошие и добрые взаимоотношения. Я с теплотой вспоминаю работу над своей ролью в картине “Стреляйте в пианиста”, режиссером которой является Франсуа Трюффо. Я снялся более чем в 60 фильмах и сотрудничал с известными профессионалами своего дела, а именно с режиссерами Клодом Шабролем, Аленом Рене, Клодом Лелушем, Жаном Кокто, Фолькером Шлендорфом. Каждый из них внес значительный вклад в развитие мирового кинематографа».

Самой знаковой своей работой в кино он считает картину «Арарат» Атома Эгояна, посвященную геноциду армян в 1915 году: «Фильм снимался в тот период, когда я уже не хотел быть связанным с кино. Работая в различных сферах деятельности, рано или поздно человек сталкивается с выбором. Несмотря на то, что я начал свою карьеру в качестве комедианта, в последствии стал позиционировать себя в качестве композитора, певца и писателя. Я принял предложение сняться в фильме “Арарат” из-за уважения к своему народу, его истории и чувства причастности ко всему, что происходило и происходит в настоящее время в Армении».

26 декабря 2008 года Азнавур стал гражданином этой страны, а с 2009-ого является послом Армении в Швейцарии. Он постоянно следит за тем, что происходит на его исторической родине, хотя и подчеркивает, что не является политиком и мало что понимает в этой сфере. Но считает, что «от несчастной страны остался маленький кусочек, который умирает во второй раз»: «Я хочу, чтобы в Армении что-то делали для моего народа. На кого мы будем надеяться по поводу благоустройства страны, на китайцев? Хочу, чтобы каждый армянин задался вопросом о том, что он делает для земли своих предков, и он поймет, что ничего».

В Армению он часто приезжает с концертами, представляя на суд зрителей свое творчество. За всю жизнь Азнавур написал более тысячи песен, которые исполнялись такими великими музыкантами, как Рэй Чарльз, Боб Дилан, Лайза Минелли. Сам Шарль пел в дуэте в Фрэнком Синатрой, Лучано Паворотти, Плачидо Доминго, Селин Дион и десятками других знаменитых артистов. «Сам я не считаю себя супер-звездой, хотя это, пожалуй, очень лестный и приятный эпитет для всякого амбициозного человека в сфере искусства, – говорит Азнавур. – Я являюсь артистом, работающим в большинстве стран мира, и ремесленником, который трудится в разных областях искусства. Каждый прожитый день считаю счастливым».

Свой юбилей он будет отмечать, выступая на сцене в Берлине: «Вечеринки на день рождения – это для 18-летних, – заявляет артист. – Я не придаю большого значения дате. 89 или 90 – какая разница? Этот день у меня был свободным, вот я и обещал выступить с концертом». Правда, теперь шансонье немного степеннее, чем раньше: «Раньше я давал по 20 концертов в месяц, а сейчас – два или три. И сцену оставлять пока не собираюсь. Ведь настоящее счастье для человека – семья и любимая работа».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Литер», «Сегодня», Tv7.ru, NovostiNK.ru, ARMENIA Today

Поделиться.

Комментарии закрыты