Шоу «Голос. Дети»: недетский проект

0

Креативный продюсер проекта Ирина Ионова рассказала о том, чем новое шоу вокалистов будет отличаться от «Голосу країни» и других подобных телепроектов, а также какой приз достанется победителю.

– Наверное, с детьми было сложнее работать, чем со взрослыми в «Голосі країни». Как вы с ними справлялись?

– Если по-честному, мы с ними уже справились, потому что этапы записи слепых прослушиваний уже закончены. Просто кто-то из них перешел в этап «вокальных боев», а кто-то остановился на этапе «слепых прослушиваний». Но для того, чтобы у детей остался позитив, чтобы они ощущали себя победителями, мы подготовили для них ряд совместных акций, организованных и оплаченных телеканалом «1+1».

Мы это сделали специально, потому что их эмоциональное состояние после проекта – это и часть работы над проектом. Для нас они все победители, потому как чтобы сюда попасть, они прошли долгие и тяжелые отборы из десятков тысяч детей, которые подавали заявки.

Что касается работы с детьми, то тяжелее работать не с ними, а с их родителями. Дети дают очень позитивную энергию, и я уверена, что и в эфире это будет видно. Для нашей группы они, как мотор, который дает нам возможность чувствовать себя в постоянном тонусе. Естественно, мы ощущаем большую ответственность, потому что не можем ни в чем обмануть их ожидания, поступить нечестно. Они это прекрасно видят, и тут не может быть подмены понятий.

Ради них мы сократили рабочий день до девяти вечера, и дети не работают, как взрослые, бывало, до полуночи. Они работают с 9:00 до 21:00, и это все равно напряженно, но это позволяет нам чувствовать себя более спокойно, что детки все-таки не перерабатывают и не выходят из своего ежедневного ритма. Потому что этого больше всего опасаются обладатели лицензии, которым очень важно, чтобы дети работали по более мягкому производственному графику.

– Бывало, что дети жаловались на усталость?

– У нас был очень смешной момент в последний час съемок слепых прослушиваний. К тому времени все детские выступления закончились, и мы писали подводки ведущих. Андрей Доманский должен был записать свой стендап, пройдя среди группы 50 детей, которые в конце кричат слово «Голос!». И вот всех этих бегающих детей надо было собирать, объяснять, чтобы они не прыгали перед Андреем, когда он идет. Это все было очень смешно…

Но одна из девочек где-то взяла розовое жабо и все время махала у Андрея перед глазами. Мы понимали, что в таком виде проходка ведущего пойти не может, мы должны его видеть «чистым», и нужно с этим что-то делать. И вот девушки из отдела кастинга подходят и говорят девочке: «Ты же еще час назад говорила, что ты устала». А она им отвечает: «Нет, это я ждать устала, а баловаться я не устала» (Смеется.)

– А с какими проблемами приходилось сталкиваться психологу проекта при работе с детьми и их родителями?

– У нас руководитель отдела кастинга Ирэна Моляр имеет психологическое образование, и, кроме того, с детьми работает психолог Марина. Конечно, у нее поприбавилось работы, потому что нужно работать не только с ребенком, но и с родителями. При этом все мы немножко психологи и знаем, что если с ребенком что-то не так, надо искать причину в родителях. Точно так же и наоборот: если все очень хорошо, то и у родителей все хорошо и в жизни, и с головой, и с настроением. Невозможно повлиять на ребенка, не повлияв на родителей.

С детьми гораздо проще, потому что у них как точечная эмоция. Они сейчас расстроились, выплакались и уже через 10 минут они в каком-то новом переживании. С родителями чуть-чуть сложнее. Они уходят иногда озлобленными, если их ребенок не прошел дальше, имеют претензии и до начала съемок пытаются влиять на процесс.

– Кто оплачивает проезд и проживание детей с мамами и папами во время съемок?

– Все оплачивается за счет телеканала.

– В «Голосі країни» тренеры набирали себе в команду исполнителей, исходя из своих жанровых предпочтений. Присутствовала ли у них такая логика при выборе детских голосов?

– С эфиров слепых прослушиваний видно, что логика не всегда понятна – почему выбирают именно этого конкретного ребенка. Но еще сложнее иногда понять, почему кого-то не выбирают.

Скорее всего, особенно в «Голосі. Діти» влияет фактор эмоциональности. То есть, чем более человек эмоционален сам внутри, тем более невыверенны его поступки и не поддается логике его выбор. Иногда зацепило тебя что-то в ребенке, и ты даже слышишь, что пару раз ошибся и поет чуть хуже, чем ранее выходивший, но ты просто не можешь выдержать. Настолько тебя тронула его песня, что ты нажимаешь кнопку и поворачиваешься.

К тому же тренеры сидят спиной и не видят, кто поет. И бывает так, что они слышат ровное исполнение, хороший качественный вокал, и у них возникает ощущение, что это поет девочка 12-13 лет. Они думают: у меня уже есть в команде несколько девочек, и, наверное, не стоит мне сейчас нажимать, потому что впереди еще 60 участников. И когда они в конце все разворачиваются, а там стоит мальчик 10-летний… После этого у них слезы наворачивались на глаза в такие моменты, потому что это действительно уникальные голоса.

– В остальном все будет в точности как у взрослых?

– Да, это абсолютно идентичный формат, хотя он и считается другим, и называется иначе. Но это не детский проект. Это проект семейного смотрения, и я уверена, что взрослым будет интереснее его смотреть, чем детям. Но то, что дети будут видеть там своих сверстников, привлечет и их к экранам.

Впрочем, в отличие от взрослой версии, градус эмоций здесь гораздо выше. Когда тебе жалко человека или когда ты сожалеешь, что его не выбрали, ты буквально плачешь. Когда мы во время монтажа просматриваем эпизоды, минимум на трех мы плачем.

Естественно, от слез не могли удержаться тренеры, ведущий. Андрей Доманский выходил из закулисья и говорил: «Объясните, за что мне это все? Это не я его не выбрал, так почему я должен объяснять ребенку, пришедшему ко мне со слезами на глазах, почему его не выбрали?..»

И я думаю, что зритель тоже будет переживать те же эмоции – как отрицательные, так и положительные. А вот от этой амплитуды, мне кажется, и зависит природа внимания зрителей.

– Эти слезы в эфире и будут основой драматургии шоу?

– Я вам скажу, что на слезах драматургия будет строиться ровно так же, как и на смехе. Мы же не вычленяем какую-то конкретную эмоцию, чтобы построить на ней проект. По сути это документальный фильм, просто снятый в большом количестве локаций. Мы снимаем то, что происходит, и показываем людям буквально то, что есть. На этом построен успех проекта.

Мы не создаем эмоции, а потом снимаем их, а наоборот. Мы ставим участников в определенные условия, все они испытывают определенные эмоции, а мы их показываем.

Как и у взрослых, мы снимали предыстории конкурсантов. Потому что главное правило в том, как мы подаем каждого героя. И зритель, видя его первые шаги на сцене, знает о нем гораздо больше, чем тренеры, сидящие к ребенку спиной. Они слышат только его голос, а зритель включает уже все рецепторы переживания. И знает, в какой семье он вырос, почему у него такой голос, и через что ребенок прошел, чтобы сюда попасть.

– Какой главный приз достанется победителю талант-шоу?

– Победитель получит несколько призов, которые сконцентрированы на нем. В первую очередь это контракт с компанией Universal Music, которая обязуется записать ему сингл-трек какой-то оригинальной песни.

Помимо этого, мы отправляем ребенка на месяц в Lа Music Academy. Это такая школа, которых всего две в мире – в Лондоне и Лос-Анджелесе. Мы выбрали летнюю школу, чтобы ребенку не приходилось пропускать занятия в общеобразовательной школе. В США его ждут уроки с известными людьми из американской музыкальной индустрии. Они же помогут записать нашему финалисту несколько треков, в зависимости от того, сколько у него будет материала.

И, помимо этого, победитель получит 50 тыс. грн. призовых. Это финансовый приз, который мы кладем на карточку ребенку для обучения, покупки музыкальных инструментов. Эти деньги будут лежать в банке на определенном счете, но для того, чтобы их получить, нужно аргументировать.

Это можно сделать сразу, но мы будем контролировать, чтобы деньги пошли не на одежду или игровые приставки, а на то, что действительно связано с развитием таланта ребенка.

Дуся и Муся Катасоновы

Поделиться.

Комментарии закрыты