Сильвестр Сталлоне: "Жестокость всегда можно оправдать"

0

– "Неудержимые" стали для вас настоящим прорывом – своего рода личной победой.

– Да, но это победа не только моя, ведь я работаю не в одиночку. Это фильм командный, и именно команда помогла мне достичь результата. Я всегда говорю, что даже если ты звезда – пусть и угасающая – ее свет никогда не иссякнет. Тебе нужно всего лишь вновь ее зажечь.

– "Неудержимые" не получили лестных отзывов у критики.

– Большинство боевиков люди попросту неправильно понимают. Я не хочу оскорбить критиков, но чем кровавее и брутальнее фильм, тем хуже он воспринимается. Это тот барометр, который я проверил на личном опыте.

– Вторая часть франшизы будет столь же кровавой?

– Все, что вы видите в трейлере – появится и в самой ленте. Это кино – настоящий побег от действительности.

– Почему новое поколение не влюбляется в крутых парней с эффектным оружием? Может ли ваш фильм вернуть моду 80-х, когда подростки увешивали свои комнаты постерами с героями боевиков?

– У каждого поколения есть свои герои. Для меня, например, это был Джеймс Дин, а для сегодняшних подростков это уже супергерои из комиксов. Рядом с Суперменом или Бэтменом "Неудержимые" смотрятся как диковинка – такова жизнь.

– Как вы выбираете фильмы, в которых потом снимаетесь?

– Я совершил много ошибок за свою карьеру. Правда, много. Я ведь начинал не как экшен-актер, а был статистом – Рокки был статистом, представляете? (улыбается). Но все изменил фильм "Первая кровь", который доказал, что если вырезать диалоги, то получится полностью визуальная картина. Ведь жестокость всегда можно оправдать. Единственное, что я делаю в фильмах – убиваю людей, которые должны умереть. Я ведь не собираюсь просто всадить обидчику пулю. Это слишком цивилизованно. Я хочу, чтоб он помучился. И думаю, зрители тоже этого хотят. Но если проделывать это в каждой сцене, получится фильм ужасов.

– Получается, что "Неудержимые" – старомодное кино, в котором главный герой – настоящий мужчина, который совершает подвиг, а женщина – жертва, которую спасает бесстрашный главный герой.

– Да, в некотором роде это действительно так… женщины здесь жертвы.

– Как вам удалось снять столько именитых актеров в одном фильме? Остались ли такие актеры, кого вы очень хотели привлечь, но не смогли?

– Вначале были только я, Джейсон Стэтхэм и Джет Ли, после чего я начал искать других актеров. Вначале на роль "плохиша" думал пригласить Бена Кингсли. Но понял, что без старой школы не выйдет, и обратился к Дольфу Лундгрену. Он сразу согласился и был шикарен. Потом я понял, что надо привлекать и новичков, которым будет приятно показать свои железные мускулы. Это ведь для них отличный шанс. Потом я позвал Жан-Клод Ван Дамма и Стивена Сигала, у которых были разные взгляды на собственную карьеру. Что ж, я сделал все что мог (смеется).

– В какой вы сейчас форме?

– Достаточно неплохой. Перенес ряд операций. Недавно подкорректировал мышцы плечевого пояса. Кто-то даже опубликовал фото со мной и Арнольдом. Мы оказались в одной и той же больнице, у одного и того же доктора, при этом делали одинаковую операцию на руке. Его уже прооперировали, а я был следующим на очереди. Я всегда второй после Шварценеггера! Он себя хорошо чувствовал, только что принял лекарство, я зашел, и мы поговорили. Потом появилось это фото, и кто-то сказал: "Смахивает на фальшивку!" Фальшивку? Да у меня в шее торчал шприц!

– Вы и Арни когда-то были врагами…

– Да, некоторое время. Мы даже не могли вместе находиться в одной комнате. Но я люблю хороших врагов – из-за них пропадает сон, ты хочешь вставать по утрам и идти в тренажерку.

Мы же начинали сниматься в кино практически одновременно. Оба номинировались на Золотой Глобус. Он тогда выиграл в номинации "Лучший новичок", а я проиграл "Лучшего актера", но выиграл награду за "Лучший фильм". Тогда мне подарили букет, который я бросил ему: "Держи, дружок!" С того дня началось наше соревнование. Я делал свое дело и понимал, что этот парень чертовски на меня похож. Но сейчас мы с Арни неплохо ладим.

– Когда ваши отношения наладились?

– Когда он баллотировался на пост мэра, то начал приглашать меня на разные мероприятия. Я вначале отказывался, но жена мне сказала: "Давай, он же протягивает оливковую ветвь". И потом я узнал, что являюсь частью предвыборной кампании. Он сделал много хорошего, например, согласился бесплатно сняться в "Неудержимых" уже будучи на посту губернатора.

– Сценарий к сиквелу "Неудержимых" написали вы?

– Этот сюжет просто предстал перед моими глазами. После съемок первых "Неудержимых" я понял, что этот проект должен развиваться, но сделать это было очень непросто. Главная проблема заключалась в том, как привлечь новых людей и при этом не растерять старых.

– Как вы совмещали работу сценариста, исполнение главной роли, а также продюсирование фильма?

– Было сложно, но я все стараюсь делать самостоятельно. Я написал сценарий и выучил его, чтобы больше к нему не возвращаться. Правда, когда начались съемки, некоторые сцены выглядели незаконченными, и нам приходилось импровизировать – это было круто! Ведь самые яркие воспоминания остаются после того, как сделал что-то сумасшедшее.

– То есть, трудности в работе над фильмом все-таки были?

– Конечно, всегда сложно сделать продолжение, которое бы было лучше первого фильма. Я считаю, что в моей карьере одним из лучших фильмов стала не первая часть – "Рокки", а последняя – "Рокки Бальбоа". Ведь в последней ленте нужно было соревноваться с предыдущими сериями, и это было здорово. Когда снимаешь успешную вторую часть – удовольствия от нее получаешь намного больше, чем от первой.

– Вы редко играете злодеев.

– Да, нечасто. Но в скором времени я сыграю отрицательного персонажа в ремейке испанского фильма "Грешники не отдыхают". Я буду плохим лейтенантом.

Брайан Д. Джонсон,
Macleans.ca (перевод Okino)

Поделиться.

Комментарии закрыты