Солоницын: «Худой Дон Кихот, который верил в любовь»

0

Анатолий Солоницын – любимый актер Андрея Тарковского. Сыграв Андрея Рублева в одноименном фильме, Солоницын доказал свою гениальность и подтверждал ее каждой своей новой ролью. Его снимали режиссеры Панфилов и Герман, Алов и Наумов, Михалков и Климов… А ведь когда-то Солоницына даже не брали в театральный институт!

«Отказать ввиду профнепригодности»

Анатолий Солоницын родился 30 августа 1934 года в городе Богородске Горьковской области. Настоящим именем актера было Отто: отец мальчика, ответственный секретарь газеты «Горьковская правда», восхищаясь подвигом челюскинцев, назвал своего новорожденного сына в честь руководителя экспедиции Отто Шмидта. Тогда, в 1934, никто не мог предположить, что начнется война, и немецкое имя будет восприниматься как оскорбление. Мальчик очень хотел, чтобы его звали красивым именем Анатолий, и все окружающие постепенно так и стали его называть, но по документам Солоницын всю жизнь оставался Отто.

После окончания школы будущий актер поступил в строительный техникум, но часто пропускал занятия, сбегая в театр и кино. Юность, проведенная на заводской окраине, оставила в Анатолии умение постоять за себя: несмотря на худобу, он отличался большой физической силой, и, когда однажды ночью на него напали на пустынной улице двое грабителей, он лихо разделался с ними без посторонней помощи. А, вообще, Солоницын был чрезвычайно ранимым, наивным и искренним человеком. В дневнике артист писал: «Я — романтик. Худой Дон Кихот, который верит в дружбу, в любовь, в честность и верность. Взамен я редко что-нибудь получаю». Друзья Солоницына вспоминают, что Анатолия часто обманывали и подводили. А он прощал…

К своему призванию Солоницын шел трудно. Сейчас невозможно поверить в то, что одного из лучших актеров советского кинематографа в свое время трижды не приняли в ГИТИС с формулировкой «отказать ввиду профнепригодности». Анатолий с горечью писал брату: «А бездарные люди с черными красивыми волосами и большими выразительными глазами поступали… Для института нужна внешность, а потом уже все остальное…» Солоницын решил попытать счастья в провинции и поступил в театральную студию при Свердловском драматическом театре, благо конкурс там был сравнительно небольшой. Через несколько лет бывший студент-отличник уже сам вел занятия по актерскому мастерству.

Стать похожим на Достоевского

В 1965 году в журнале «Искусство кино» напечатали сценарий фильма «Андрей Рублев». Никому не известный тогда еще актер Анатолий Солоницын загорелся сыграть роль главного героя. На свой страх и риск, не говоря никому ни слова, актер взял в театре отгулы и отправился в Москву. Он несколько дней голодал и много времени проводил в церквях, вживаясь в образ древнерусского иконописца. А ведь претендентов на главную роль было предостаточно, наиболее вероятным считался Станислав Любшин. Тарковский был единственным, кто увидел в молодом провинциальном актере Андрея Рублева. Худсовет был возмущен подобной самонадеянностью начинающего актера, а режиссер – заинтригован. Тарковский обратился к специалистам по древнерусскому искусству, разложив перед ними фотопробы многочисленных кандидатов на главную роль, с вопросом: «Какое лицо могло бы быть лицом Рублева?» Все показали на Солоницына. При этом, как в действительности выглядел иконописец, неизвестно до сих пор.

В финальной сцене фильма, после обета молчания, Андрей Рублев должен был начать говорить. Тарковский мимоходом сказал Солоницыну: «Толя, ты должен помолчать с месяц, два, голос должен стать надтреснутым, старческим». «Так он не только молчал, объясняясь знаками, но в последние дни перед съемками перетянул горло шарфом, – вспоминает брат актера Алексей. – Мог ведь вообще связки посадить, как мы потом узнали…»

Глядя на Солоницына-монаха, многие были уверены, что сам он человек глубоко верующий. В доме Солоницыных всегда был красный угол, где хранилась семейная икона Николая Чудотворца. Брат Анатолия рассказывал: «Мы были, конечно, стихийно верующими. А осознанной его вера стала после “Рублева”. Сама личность иконописца, живопись Феофана Грека, Даниила Черного, пребывание в этих храмах сильно повлияли на Анатолия. Он не был в партии, крест носил постоянно. Я даже боялся, что ему это повредит в работе, сломает карьеру».

Начиная с «Андрея Рублева», Тарковский не мыслил своих картин без Солоницына. Если роли для Анатолия в фильме не находилось, ее придумывали специально, как, например, Прохожего в картине «Зеркало». Солоницын был настолько предан своей профессии, что, когда Тарковский предложил ему сыграть Достоевского в телеверсии романа «Идиот», Анатолий, чтобы стать похожим на писателя, готов был сделать пластическую операцию! Режиссёр тогда ужаснулся: «С ума сошёл, ты же тогда больше играть не сможешь, с лицом-то Фёдора Михайловича!» Но Солоницын ответил: «Если я сыграю Достоевского, зачем мне что-то ещё играть?»

Потом он все же сыграл своего любимого Федора Михайловича в фильме «26 дней из жизни Достоевского», получив за эту роль звание лауреата Берлинского фестиваля. Евгения Симонова, снимавшаяся вместе с ним в этой картине, рассказывала: «Это был актер изумительного, редкого дара. И необыкновенный человек. Общаться с ним и в жизни, и на съемочной площадке было одинаково радостно, легко и светло…»

Солоницын жил ради творчества. Если предлагали сыграть что-то интересное, бросал все и мчался в другой город. Когда режиссер Арсений Сагальчик пригласил его сыграть царя Бориса, он, не задумываясь, прилетел к нему в Новосибирск. Когда Тарковский позвал его играть в «Ленкоме» Гамлета, он оставил Ленинград и переехал в Москву.

Анатолия Солоницына называли «сокровенным» человеком. О невероятной наивности и доверчивости артиста ходили легенды. «Когда мы снимались в “Солярисе”, мне было всего 18 лет, — вспоминает Наталья Бондарчук. — Но мне казалось, что Анатолий младше меня. Он был ранимым ребенком. И Тарковский пользовался этой его доверчивостью. Он доводил Солоницына до такого состояния, что у того дрожали зрачки и руки. “Толя, у меня сердце болит!” — кричал Тарковский. И Толя так переживал и нервничал, что расстроил любимого режиссера, что начинал играть именно то, что нужно было Тарковскому».

Бурные ссоры и примирения

С точки зрения так называемого нормального человека, жизнь актера не сложилась. Он был знаменит не только на одной шестой части суши, но при этом абсолютно не устроен в жизни: едва ли не нищий, семейная жизнь не удалась. Он горько шутил по этому поводу: «Женщины любили меня не больше трёх месяцев».

Первой женой Солоницына была театральная гримерша, особа весьма ветреная. Солоницын видел в ней Соню Мармеладову и верил, что любовью и доверием поможет ей переродиться. Брак вскоре распался. Уже на свадьбе произошел конфликт. Один из актеров решил «пошутить», цитируя известный анекдот: «А кто еще не спал с невестой?» Жених, недолго думая, разбил о голову «первого любовника» графин с лимонадом.

Первый брак актера продержался всего несколько месяцев, Сонечки Мармеладовой из гримерши не получилось: она даже никогда не читала Достоевского.
Второй женитьбе предшествовал долгий роман. Солоницын боялся повторить ошибку и потому долго присматривался к будущей супруге. Увы, ему будет суждено обжечься еще раз. Но произойдет это многие годы спустя. С Ларисой они познакомились при весьма романтических обстоятельствах: актер Свердловского драмтеатра Солоницын вел литературные вечера в Уральском политехе. Отработав основную часть программы, стал читать стихи по заявкам зрителей. Читал час, не отказав никому. Это покорило сердце Ларисы, и они стали общаться. Потом был тот двухлетний роман, свадьба, рождение дочери, которую в честь обожаемой жены Солоницын назвал также Ларисой. Какое-то время семья жила в Новосибирске.

Когда актер начал работать в Театре Ленсовета, и семья осела в Питере, им выделили комнату в общежитии, а несколько лет спустя они получили квартиру. Между тем, к Солоницыну постепенно пришла настоящая слава. Он снимался за год в нескольких фильмах, его постоянно приглашали на творческие вечера. Иногда Анатолий и Лариса не виделись по полгода. Появилось непонимание, вспыхивали ссоры. Жизнь семьи была крайне необеспеченной.

«Отец был человеком очень верным, очень порядочным и, в то же время, очень требовательным — и к себе, и к окружающим, – вспоминала дочь актера Лариса Солоницына. – Многие женщины пытались завести с ним, уже известным артистом, легкий роман, но отца, несмотря на то, что он слыл балагуром и весельчаком, такие отношения не устраивали. Отношения с мамой были наиболее длительными в его жизни. Они прожили вместе 15 лет. Жизнь у нас была крайне необеспеченной. Когда отец получал гонорар за съемки, у нас в доме две недели стоял пир горой, потом мы опять жили впроголодь. Отец вынужден был постоянно колесить по стране с концертами. Их отношения с мамой были крайне неровными: после бурных ссор следовали столь же бурные примирения».

Солоницын был ревнив. Однажды после очередного его возвращения из экспедиции кто-то что-то шепнул ему на ухо. Жена моложе на одиннадцать лет, работает в театре, а там режиссер-бабник… Солоницын собрал небольшой чемоданчик и уехал в Москву, куда его вновь звал Тарковский, на сей раз репетировать «Гамлета» в «Ленкоме». Как оказалось, уехал навсегда. Актеру выделили комнату в ленкомовском общежитии, в которой он и прожил, вплоть до третьей женитьбы. А для его супруги Ларисы, в конечном счете, этот разрыв обернулся трагедией – спустя время она покончила с собой.
На съемках «Сталкера» у Солоницына завязался новый роман. Женщину звали Светлана, она занималась гримом. Как впоследствии оказалось, она дала Анатолию то, о чем он мечтал всю жизнь: безоговорочное обожание, заботу, семейный уют. Они жили в Светланиной комнатке в Люберцах, но Солоницын был там по-настоящему счастлив. Родился сын, его назвали Алексеем, в честь младшего брата Анатолия.

В последние годы жизни Солоницын тяжело болел. Долгое время он не знал, что за болезнь у него, или делал вид, что не знает, чтобы не мучить близких. К врачу не шел, как это часто делают люди, подозревающие, что диагноз может оказаться роковым. Но однажды во время съемок он упал с лошади и почувствовал такой приступ боли, что не мог сдержать крика. Актера тут же отправили в Москву. Знакомые врачи провели тщательное обследование и вынесли приговор: рак легких. Жить – год, в лучшем случае. Операцию Солоницыну делали лучшие хирурги, удалили легкое, но уже пошли метастазы. Перепробовали все: целителей, какие-то универсальные снадобья.

До последнего вздоха Анатолий Солоницын оставался верен выбранной профессии. После онкологической операции он сыграл у Абдрашитова в фильме «Остановился поезд». Будучи смертельно больным, на «Беларусьфильме», в июне 1982-го, в картине «Раскиданное гнездо» он согласился играть Странника… Со съемок из Минска его самолетом отправили в клинику Первого московского медицинского института: метастазы проникли уже в позвоночник. Анатолий все понимал, однако убеждал каждого, кто приходил к нему, что у него тяжелая форма радикулита. Вскоре — 11 июня 1982-го — артиста не стало: он не дожил двух месяцев до своих сорока семи лет…

Подготовила Лина Лисицына
по материалам [link=http://www.Samara.Ru]Samara.Ru[/link],  [link=http://tvkultura.ru]«Культура»[/link],  [link=http://www.vmdaily.ru
]«Вечерняя Москва»[/link]

Поделиться.

Комментарии закрыты