Стас Пьеха: «Хочу стать певцом номер один!»

0

Известная фамилия ему как помогает, так и мешает: «Старшее поколение считает, что Пьеха – это бренд, под которым не может скрываться плохой исполнитель. А молодежь спрашивает, кому и сколько я заплатил за то, чтобы иметь возможность выступать. Самое главное, что кроме меня никто бы не смог продолжить этот род. Поэтому я вынужден носить эту фамилию, и менять ее я не собираюсь».

«Я себя видел в фуражке и на самолете!»

Стас Пьеха родился 13 августа 1980 года в «звездной семье». Всем известно имя его легендарной бабушки Эдиты Станиславовны Пьехи и мамы – Илоны Броневицкой. Его отец Пятрас Герулис – джазовый музыкант, но он больше известен у себя на родине в Литве. Сам Стас в детстве вовсе не мечтал выступать на сцене, как раз из-за популярности его семьи: «Есть люди, которые рвутся стать артистами, я же никогда не хотел им быть. Вниманием зрителей в детстве я не был обделен – фотосъемки, интервью, меня не раз выводили на сцену. Но меня все это напрягало и не нравилось. Мне хотелось во двор, на крышу и в подвалы. Там меня ждали мои друзья. Я даже однажды ночевал в паровозике Владимира Ильича на вокзале и нормально себя при этом чувствовал.

Я как-то решил для себя, что, если в семье у нас певицами были лишь девушки – моя мама Илона и Эдита, то профессия эта, стало быть, не мужская. И потом, они выступали в платьях из шифона, кримплена. Я понял, что так на сцену выходить я не буду и не хочу. А во-вторых, есть более мужские профессии. Мне хотелось чего-то более брутального, чтобы все говорили, что – вот, мужик в семье растет».

При этом Стас очень много времени проводил в компании музыкантов. Затем его отдали в хоровое училище имени Глинки, после чего он отправился учиться в Гнесинку, пел в кабаках, работал с Пелагеей. «Музыка была со мной всегда, но она в ту пору не кормила, поэтому параллельно были какие-то другие потуги, – рассказывает Пьеха. – Психологией занялся, потому что была пора становления и внутренних разногласий.

Парикмахерское дело пошло, потому что половое созревание, и женщины меня жутко манили: хотел прикасаться к прекрасному не то что бесплатно, а чтоб мне еще платили. А стать летчиком – это вообще была мечта детства! Я всегда себя видел в фуражке и на самолете! А когда недавно российский центральный канал позвал меня в летное шоу, я понял, что вон оно, желание материализовалось! Я отлетал полтора года: научился делать мертвые петли, бочки – было забавно!»

Перепробовав множество разных занятий, Стас вернулся к профессии артиста: «Я решил: либо у меня ничего не получается в этой жизни, либо мне просто необходимо попасть на “Фабрику”!» Сейчас он вспоминает те времена без восторга, старые программы даже не может пересматривать. Стас не думает, что шоу-бизнес много получил от проекта «Фабрика звезд» и притока «свежей крови» на эстраду. «Когда из организма вымывается микрофлора после того, как мы принимаем антибиотики, мы начинаем насильственно заселять эти бактерии обратно. Начинаем пить кефир, заселяем бактериями желудок и кишечник. Вот шоу-бизнес это кишечник нашей культуры, – говорит Пьеха. – А “Фабрика звезд” – это некие бактерии, которые искусственно туда заселили. И мало кто из них в этом кишечнике прижился, потому что они чужеродные этому органу с его устоявшимися и нечистотами, и полезными элементами.

Последних, кстати, мало. И все это безобразие народ не воспринимает. Когда идет проект, люди смотрят, потому что это шоу. А когда эти смешные ребята из телевизора приезжают к ним в город с сольными концертами, кроме смеха это ничего не вызывает. И никто не приходит на эти концерты. Очень важно потом переродиться в другое качество, заставить людей поверить, что ты не просто чувак из ТВ-шоу. Ты – певец, музыкант. На это уходят десятилетия. Я борюсь. Это сложно».

«Не хочу быть дамским угодником»

В музыке Стасу всегда нравился хард-рок, но сам он начал исполнять попсу. «Это безобразие! – смеется Пьеха. – Я до сих пор не понимаю, кто меня заколдовал! Психологи утверждают, что в раннем возрасте у человека закладывается будущее. Я, к сожалению или к счастью, в детстве присутствовал на концертах эстрадных исполнителей. Так что, сколько бы я ни боролся со своим предназначением, это было бесполезно. Но все равно со своим коллективом мы играем и фанк, и джаз. Только эта музыка, оказывается, не нужна у нас, поэтому мы и склоняемся к попсе. А те стили, что мне нравятся, существует для того, чтобы быть элитарными. Эта музыка рассчитана на узкий круг слушателей. Ее не надо популяризировать. Ее надо слушать для души».

Стас уверен, что на эстраде, где постоянно появляются новые звезды, сам он уже занял свою нишу: «Я не претендую на какие-либо глобальные свершения и взлеты. Иду постепенно, ровно двигаюсь вверх. Самое главное, мы даем сольные концерты. Это единственное, что может привлечь внимание народа. Никакой пиар, никакие скандалы не работают так хорошо, как сарафанное радио».

Популярности способствует и участие в различных телепроектах, на украинском телевидении Стаса можно было увидеть в проекте «Голос страны». «Вообще украинская эстрада для меня очень сложна, потому что у вас много девушек в откровенных нарядах: клипы смотришь и видишь то, что было в России десять лет назад, – говорит Пьеха. – Ощущение, что просто понабрали моделей в группы, и всё! В России такие проекты уже не канают. У нас априори должен быть человек с историей, вышедший из народа, пробивший всё своей башкой, как Стас Михайлов, Денис Майданов, Елена Ваенга. А в Украине я подружился с Сашкой Пономаревым – он настоящий мужик, таких на эстраде редко встретишь. Мы хотели вместе спеть и даже уже сели, за перо взялись, но потом перешли на винцо и оставили перо», – смеется Стас.

Кстати, артиста дважды звали в шоу «Холостяк» – и в России, и в Украине. И предлагали за участие очень большие деньги: «Вы б сознание потеряли, если б сумму узнали: это и дом, и самолет. Хотя я деньги очень люблю, очень! Я считаю, что без денег нет свободы действия. Но без свободы выбора нет дальнейшей жизни! А я не хочу, чтобы всю оставшуюся жизнь меня воспринимали как казанову, холостяка, дамского угодника, который женился через телевизор. Я подумал: если приму предложение, сам разрушу всё, и никогда не достигну своей главной цели: стать в России певцом номер один! Поэтому, ну их, эти деньги! Через несколько лет я буду сам зарабатывать такие суммы».

Кроме эстрады Стасу очень хотелось бы сниматься в серьезном кино. Но у многих он ассоциируется в первую очередь с эстрадным артистом, который просто поет чужие песни. «Если бы предложили хороший сценарий, снялся бы с удовольствием, но пока предлагают одно фуфло, – говорит Пьеха. – Я даже не знаю, что именно это могло бы быть. Я не люблю все нынешние дурацкие не смешные комедии, не хочу играть самого себя или избалованного артиста. Сериальные дела мне не нравятся. Все остальное – пожалуйста! Я как-то озвучивал лягушку в диснеевском мультике “Принцесса и лягушка”. Мне очень понравилось. Там замечательная джазовая лягушка, атмосфера Луи Армстронга, Луизиана, крокодил играет на трубе, я – пою».

«Меркантильных женщин я ненавижу»

Себя он называет очень влюбчивым человеком, так что не удивительно, что жениться артист не спешит. «Конечно, я прикидываю, что с каждым годом у меня увеличивается разница в возрасте с ребёнком, который мог бы быть. Но делать его с кем попало, чтобы потом быть воскресным папой, не хочу. А выбирать сложно, когда женщины, причём в больших количествах, смотрят на тебя как на потенциального жениха», – смеётся Пьеха.

В женщинах он ценит красоту. Но все же Стас понимает, что страсть пройдёт — и всё: «Одно время я считал, что моя будущая жена должна быть тоже певицей. Так легче понимать друг друга. Потом понял, что супруги-артисты плохо вместе уживаются. Именно так я склонен считать сейчас. Но в кого на самом деле влюблюсь, не могу знать. Кого Бог пошлет! Пока я не тороплюсь. Женитьба – дело нехитрое! Хотя мне важно, чтобы у нас были общие музыкальные вкусы, я хотел бы, чтобы девушка тоже была из музыкальной среды. Хозяйственность — важно, но, если она где-то заленится, всегда сделает домработница. А вот меркантильных женщин я ненавижу. Благо мне пока везёт, я нравлюсь без особых денежных вложений».

На эстраде Стас всегда старался быть максимально естественным: «Я не крашу волосы, не одеваюсь слишком броско и вычурно. Все эти блестки, паетки, перья в задницу, стринги, ракушки и все эта белиберда – не про меня. Это не потому, что я специально гну эту линию. Я просто не смогу выйти во всем этом “боевом раскрасе” на сцену и выглядеть органично. Я буду стесняться, и мне будет омерзительно. Я одеваюсь так, чтобы мне было комфортно на сцене, а не выходить на нее, увлекшись демонстрацией последних тенденций в моде, не всегда мускулинных. Посему мне не нравится перебор, когда мужчина слишком увлечен внешностью. Да, он должен уделять внимание внешности, дабы выглядеть натуральным и естественным. Быть хорошо подстриженным с ухоженными ногтями, вымытый и чтобы приятно пах. Дальше же начинается метросексуал, а там уже и до другого “сексуала” недалеко».

В прошлом году Пьеха сменил имидж, чтобы выглядеть взрослее. «У меня ведь знаете, какая проблема? Мне сейчас 30 лет, а кажусь я моложе, – поясняет артист. – Многие думают, что мне вообще лет 20. Выхожу я и пою песню с серьезным содержанием, причем, понимаю, о чем пою. А люди думают, такой молодой, что он может об этом знать? И не верят мне, и все тут. То есть мой образ не догнал мой материал. И мне одна перспектива – взрослеть. Но это хорошо, многие исполнители, выходя из молодежного образа, теряют свой имидж. А мне можно взрослеть и взрослеть».

Правда, его новая прическа сразу приглянулась далеко не всем его поклонницам. «Прикольный случай был в Латвии, – вспоминает Пьеха. – Там народ и так меня нечасто видит. А тут приезжает Стас Пьеха небритый, в пиджаке типа “панк жив”, да ещё и стриженый. И зрительницы возмутились: “Кого вы нам прислали? Верните деньги за концерт!” Мне давно надо было сменить детскую причёску на более европейскую. Правда, мама была в отчаянии: “Ты себе поломаешь судьбу!” Я ей сказал: “У меня уже достаточно хитов, чтобы на меня шли как на певца, а не на внешность”. А вот бабушка прежнюю причёску ругала. Заявляла, что так, под горшок, только в деревне стригут!» После смены имиджа Стасу стали говорить, что он стал похож на Брэда Питта, но артист только смеется: «Ну что вы, я не такой сладенький! Для меня эталон мужской красоты — солист Red Hot Chili Peppers. Он такой мужественный, с крупными чертами лица, но при этом все же симпатичный».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Донбасс», KM.ru, «МОЁ!», «ТелеШоу», «Казань 24»

Поделиться.

Комментарии закрыты