Стас Пьеха: «Моя проблема в том, что я кажусь моложе»

0

Есть мнение, что на детях одаренных людей талант отдыхает. Своим творчеством Стас старается доказать, что это вовсе не так.

«Я до сих пор говорю, что у кого-то один папа, а у меня три»

Он родился 13 августа 1980 года, в звездной семье. Всем известно имя его легендарной бабушки Эдиты Станиславовны Пьехи и мамы – Илоны Броневицкой. Отец артиста Пятрас Герулис – джазовый музыкант, но он больше известен у себя на родине в Литве. То, что Стас будет носить фамилию бабушки, решили за него: «Мама с папой разошлись, когда я был еще совсем маленьким. Дело в том, что династия фамилии Пьеха остановилась на бабушке. И чтобы хоть как-то продолжить род Пьех, та решила дать мне свою фамилию. Теперь получается у меня две фамилии. В свидетельстве о рождении я записан как Геркулис, а уже в паспорте – Пьеха».

В детстве Стас был предоставлен сам себе: «Кто только меня не воспитывал: и Илонины сокурсники, и Эдитины поклонники. И все-таки постоянно контролировать и баловать меня было некому. Я писал стихи, рано начал курить и даже пробовал алкоголь. Было интересно, как, собственно, и многим школьникам. А потом перестал учиться – в выпускных классах я вообще был раздолбаем. Правда, потом понял, что учиться необходимо. Сейчас с мамой у нас замечательные отношения! Она в Москве, я всегда могу приехать к ней, поболтать, спросить совета, как и она у меня. А бабушка следит за моим творчеством, и мы можем с ней долго спорить о моих песнях и моем внешнем виде».

Ко всем маминым мужьям Стас всегда относился совершенно нормально: «У меня не было: один – плохой, другой – хороший, люблю того, не люблю другого. Я до сих пор говорю, что у кого-то один папа, а у меня три. У меня больше людей, которые меня любят, которых я люблю и с которыми могу пообщаться. В этом смысле у меня плюс. С моим основным папой я только в четырнадцать лет нашел общий язык, впервые увиделся с ним. До этого я его видел только на фотографиях. Просто у меня был папа, который уехал в Литву, когда я был крошечным, и я его не видел. Потом был отчим. Один родной, потому что он мой биологический отец, второй – потому что в детстве меня воспитывал. Третий был со мной весь период взросления».

Когда решил познакомиться с настоящим отцом, сел в поезд и уехал в Вильнюс. На перроне ждал его. На фотографиях я видел одного человека, а увидел другого – я сначала подумал издалека, что это профессор какого-то университета: весь в белом, как в кимоно, с большой бородой и пузом. Он режиссер по образованию, человек творческий, сложно было не узнать. Пришли домой, он говорит: “Стас, ты куришь?” – “Да”. – “Давай покурим с тобой. Хочу покурить со своим сыном”. Потом пошли музицировать, стихи прочитал. Он сказал, что я не так пою. До сих пор говорит, что я не так пою».

Вообще Стас не мечтал в детстве быть артистом – этого очень хотела Эдита, а вот самого парня такая перспектива не устраивала. «В детстве я часто смотрел по телевизору концерты бабушки, – вспоминает Стас. – Она выходила на сцену в шифоновом платье с огромной розой на плече. Ужас, думал тогда я, нет, мне никогда не стать певцом. Пацаны не поймут. Меня больше интересовали мужские профессии – военного, летчика, милиционера. Я никогда не был звездным ребенком. Большую часть времени проводил с друзьями во дворе. Что касается пения, то мой вокал можно было услышать только в туалете или в ванной. За пределы этих комнат я свое творчество не выносил».

«Важно заставить людей поверить, что ты не просто чувак из ТВ-шоу»

Ему не нравилось то, что мама и бабушка постоянно гастролировали, он их почти не видел. Потом уже Стаса отдали в хоровое училище, но тот вскоре сбежал оттуда. А со временем желание стать артистом появилось само собой. Пьеха решил поступить в музыкальное училище им. Гнесиных: «И тут меня отказывались учить из-за отсутствия… голоса и слуха! Когда я пришел на экзамен, спел приемной комиссии что-то под рояль, мне сказали, что отстой полный и вряд ли что-то получится. Но за деньги обещали попробовать. Так я поступил на платное отделение. А через полгода у меня на экзамене было 5 с плюсом!»

В то время Стас успел поработать и стилистом, ему было это очень интересно. Он учился орудовать парикмахерскими ножницами и даже делал прически маме, работал ассистентом тренера по парикмахерскому искусству. Но потом понял, что без музыки не может жить: «Я решил: либо у меня ничего не получается в этой жизни, либо мне просто необходимо попасть на “Фабрику”!»

Сейчас он вспоминает те времена без восторга, старые программы даже не может пересматривать. Стас не думает, что шоу-бизнес много получил от проекта «Фабрика звезд» и притока «свежей крови» на эстраду. «Когда из организма вымывается микрофлора после того, как мы принимаем антибиотики, мы начинаем насильственно заселять эти бактерии обратно. Начинаем пить кефир, заселяем бактериями желудок и кишечник. Вот шоу-бизнес – это кишечник нашей культуры, – говорит Пьеха. – А “Фабрика звезд” – это некие бактерии, которые искусственно туда заселили. И мало кто из них в этом кишечнике прижился, потому что они чужеродные этому органу с его устоявшимися и нечистотами, и полезными элементами. Последних, кстати, мало. И все это безобразие народ не воспринимает. Когда идет проект, люди смотрят, потому что это шоу. А когда эти смешные ребята из телевизора приезжают к ним в город с сольными концертами, кроме смеха это ничего не вызывает. И никто не приходит на эти концерты. Очень важно потом переродиться в другое качество, заставить людей поверить, что ты не просто чувак из ТВ-шоу. Ты – певец, музыкант. На это уходят десятилетия. Я борюсь. Это сложно.

Так или иначе, люди приходят на концерты старых звезд, проверенных, со знаком качества. Люди любят исполнителей с народной легендой. Вот Стас Михайлов появился из ниоткуда и собирает аншлаги. А был бы он на “Фабрике”, никто ему бы не поверил».

«Мои стихи для тех, кто хочет узнать обо мне больше»

Не так давно Пьеха сменил имидж, чтобы выглядеть взрослее. «У меня ведь знаете, какая проблема? Мне сейчас 30 лет, а кажусь я моложе, – рассказывает артист. – Многие думают, что мне вообще лет 20. Выхожу я и пою песню с серьезным содержанием, причем, понимаю, о чем пою. А люди думают, такой молодой, что он может об этом знать? И не верят мне, и все тут. То есть мой образ не догнал мой материал. И мне одна перспектива – взрослеть. Но это хорошо, многие исполнители, выходя из молодежного образа, теряют свой имидж. А мне можно взрослеть и взрослеть».

Но для этого он не читает серьезную литературу или смотрит серьезные программы, чтоб в глазах горел огонь мудрости. «Если у меня лицо морщинами покроется от научных дебатов по телевизору, я взрослее не стану, – говорит Стас. – Я (тьфу-тьфу-тьфу) ни в коем случае не хочу ускорять процесс взросления. Все должно идти своим чередом. Недавно у меня седина появилась, я думаю, вот – уже! На самом деле, это замечательно, что я такой моложавый. В 30 лет есть ребята, я смотрю, лысые, толстые, взрослые. Я бы не хотел быть таким. Я пытаюсь взрослеть взглядом, поведением, речью. Стараюсь формулировать четко свои мысли, говорить меньше, но четче. Раньше мой язык уводил меня в глухие дебри. Вот и все, остальное уже не в моей компетенции».

Стас старается постоянно держать себя в форме, он уверен, что человеку нужно постоянно заставлять себя преодолевать какие-то собственные ограничения или трудности: стараться дальше прыгнуть, больше проплыть: «Ставить некие собственные рекорды необходимо, это помогает вывести самого себя на новую ступень развития. Даже сейчас, когда я не тренируюсь в зале, у меня дома лежат всяческие эспандеры, что-то я кручу, задерживаю дыхание, когда хожу, в трубе летаю аэродинамической, отрабатываю динамику тела. Полтора года я летал на спортивных самолетах, 9 элементов высшего пилотажа у меня идет, мертвые петли и прочее. Занимался тяжелой атлетикой некоторое время, тоже поставил какие-то свои собственные рекорды. Сейчас хочу заняться боксом, хотя я опять начал худеть. Если сброшу вес, то буду совсем худенький. Впрочем, что в этом плохого? После 30 лет уже неплохо быть худеньким».

Правда, занимаясь боксом, он все же боится получить травму. Синяк под глазом для артиста, наверняка, вещь совсем не нужная. «Но не обязательно же заниматься боксом с фанатизмом. Ставить удары, бить меня в лицо постоянно, – говорит Пьеха. – Я понимаю, что профессия меня обязывает соблюдать осторожность. Если я выйду на сцену с фингалом, люди просто не поверят мне, когда я буду петь серьезную и проникновенную песню. Все нужно делать с умом. Но все-таки хочется заниматься спортом, двигаться. Я считаю, что развитие должно происходить по всем статьям: нужно и телу уделять время, и развивать душу».

Стас уже выпустил сборник собственных стихотворений. «В них моя жизнь: с солнцем и тучами, с сомнениями и озарениями, в созерцании и смятении – я учусь жить, примеряю себя к миру! – рассказывает артист. – Эта книжка для тех, кому я интересен как человек. Кто хочет узнать обо мне больше».

«Женитьба – дело нехитрое!»

Он не любит вопросов «свободно ли ваше сердце». «У меня в сердце много кто живет. Я люблю всех женщин, – говорит Стас. – Если я с кем-то встречаюсь, это не значит, что я не смотрю по сторонам. Еще как смотрю! Я очень интересуюсь происходящим и проходящим мимо меня! Я вообще в отношении женщин противоречив. Сам не знаю, чего хочу. Мне нравятся разные девушки. Думаю, мне долго придется ходить холостяком. Я очень влюбчивый. Встречу одну, казалось бы, влюбился, но стоит неделю, месяц повстречаться, начинаю понимать, что это не мое, и сразу же влюбляюсь в другую. Одно время я считал, что моя будущая жена должна быть тоже певицей. Так легче понимать друг друга. Потом понял, что супруги-артисты плохо вместе уживаются. Именно так я склонен считать сейчас. Но в кого на самом деле влюблюсь, не могу знать. Кого Бог пошлет! Пока я не тороплюсь. Женитьба – дело нехитрое!»

Кроме эстрады Стасу очень хотелось бы сниматься в серьезном кино. Но у многих он ассоциируется в первую очередь с эстрадным артистом, попсовиком, который просто поет чужие песни. «Если бы предложили хороший сценарий, снялся бы с удовольствием, но пока предлагают одно фуфло, – говорит Пьеха. – Я даже не знаю, что именно это могло бы быть.

Я не люблю все нынешние дурацкие не смешные комедии, не хочу играть самого себя или избалованного артиста. Сериальные дела мне не нравятся. Все остальное – пожалуйста! Я как-то озвучивал лягушку в диснеевском мультике “Принцесса и лягушка”. Мне очень понравилось. Там замечательная джазовая лягушка, атмосфера Луи Армстронга, Луизиана, крокодил играет на трубе, я – пою».

Недавно Стас стал еще одним звездным тренером на проекте «Голос страны». Он был рад уехать на время съемок из Москвы в Киев, уже подыскивает квартиру в украинской столице. Стас сразу сказал, что собирается искать на Украине чувственные, сексуальные, наполненные голоса: «Нас не может разочаровать человек, в голос которого мы влюбимся.  Пусть на первом месте будет талант, это то, что мы ищем».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «ТелеШоу», «Родная газета», «Теленеделя», «Казань 24»

Поделиться.

Комментарии закрыты