Светлана Пермякова: "После родов муж просил похудеть"

0

Исполнительница роли старшей медсестры Любы в сериале «Интерны» рассказала о своей диете, целибате Ивана Охлобыстина, и о том, как воспитывает свою дочь от гражданского мужа, который младше ее на 20 лет.

— Света, вы прекрасно выглядите. А ведь после родов не прошло и года…

— Я стала участницей проекта по похудению одного российского журнала — я же поправилась после родов. Дало о себе знать и кормление грудью. Чувствовала себя неуютно в своем теле. И муж Максим (ему 21 год, сейчас он — директор актрисы, с ней его познакомил… прежний супруг Пермяковой. — Авт.) постоянно говорил: «Посмотри на себя, нужно худеть». А я ему постоянно говорила: «Максим, я похудею. Придет время, и я тоже приду в норму. Я же кормлю сейчас». Я ему это говорила, а сама баловала себя всеми соблазнами гастрономическими. Лишь потом я как-то смогла сказать себе: «Стоп, дорогая. Все, я худею».

— И сколько килограммов вы уже сбросили?

— Сейчас пока минус двенадцать.

— А к чему стремитесь?

— Диетолог мне говорит: «Давай хотя бы до 75 доберемся». Но тот рубеж, до которого я сама лично доходила и на котором я остановилась — это 78 килограммов. Поэтому я сказала, что сбрасываю еще килограмма четыре, и на этом останавливаюсь! Не хочу быть сухой, неинтересной женщиной. Там же моей Любы (персонаж актрисы в «Интернах». — Авт.) уже не будет!

— Вспомнилось, как недавно к нам приезжала Кристина Асмус, и на вопрос: «Когда вы последний раз ели хлеб?» она ответила: «16 октября 2008 года».

— Да, она сидит на жесткой диете, хотя я, честно говоря, не знаю, зачем ей это нужно. Она говорит, что склонна к полноте. Бред.  Диета — это хорошо, но когда это уже зашкаливает… Я, например, не стремлюсь к каким-то модельным формам.

— Кроме диеты, вы занимаетесь фитнесом?

— Я активно занимаюсь вместе с дочкой ползаньем, приседанием, подниманием тяжести — моей Варвары. Я ношу ее на руках, бегаю с ней, прыгаю. И мне сейчас это легко все делать, а раньше 12 лишних килограммов были помехой. Сейчас мне хватает заряда на 12 часов съемок. Я сплю четыре часа и полностью готова работать. Дальше, если я буду терять вес, мне будет очень трудно.

— Вы берете Варю с собой на съемки, на гастроли?

— Конечно! После Киева мы дружной семьей уезжаем в Белоруссию. У меня там спектакли целую неделю. Слава Богу, у меня начались спектакли, все-таки театральная жизнь не стоит на месте, зритель просит, зритель хочет. И я очень хочу. Так что съемки — это съемки, но главное — театр.

— А в Москве вам кто-то помогает с малышкой? Няню наняли?

— Нет. У нас нет ни бабушек, ни дедушек. Мой папа в Перми, с мамой Максима нам тоже не повезло, она тоже не может сидеть с ребенком. У нас есть друзья, подруги, которые приходят, но все равно вся работа на нас.

— Варе уже 8 месяцев. Что дочка уже умеет делать?

— О, много уже умеет чего делать. Мы сейчас в домике живем на первом этаже, и она карабкается постоянно на второй этаж сама. Варюша уже крепко стоит на ножках, за стул держится и встает. Пытаемся говорить какие-то слоги: па, ма. Пытается на своем ангельском языке со мной общаться. Прямо вот целенаправленно на меня смотрит и что-то говорит. А я ей: «Конечно, я тебя понимаю». Я ее крепко затискиваю, и мы ходим по квартире, я ей песни пою, сказки рассказываю, она все внимательно слушает. И «Колобок», и «Теремок», и «Снегурочку». У меня каждый раз все меняется. То дед и баба Снегурочку родили, то колобок испекли, то в теремке пожили.

— Имя Варя как-то связано с именем героини сериала «Интерны»?

— Нет, это просто красивое имя. Можно было назвать и Кристиной. И имя Варвара не по святцам. Варя родилась в День княгини Ольги. По всем правилам нужно было назвать ее Ольгой.

— Какие у вас принципы воспитания?

— Все очень спонтанно. Своенравная доченька, и в принципе свой характер проявляет. Я, наверное, не такая уж сумасшедшая мама, которая наедине «залюбливает» ребенка, зацеловывает. Я не приручаю ее к рукам, хотя она хорошо знает мои руки, любит поспать на них. Но я понимаю, что когда мы на гастроли поедем или еще что-нибудь в этом роде, то не будет такой возможности — долго держать у груди. Может быть, Варвара будет и чего-то лишена, но она все «добирает» у папы. Папа тоже ее очень любит.

— А вы какие-то свои черты в дочери узнаете?

— Мимика полностью моя! Лицо, правда, папы. Я говорю: «Максим, я укачиваю на руках твою маленькую копию!» Но вся мимика моя! Это так приятно. Вот когда держишь на руках, укачиваешь, и иногда такой смех разберет — бровки, как я, сведет, глазки такие же сделает, смотрит и подмигивает. Я вижу черты своей мамы, что тоже очень приятно. Моя мама когда засыпала, у нее один глазик закрывался, я всегда говорила: «О, уже птичка спит!» Вот у Вари точно так же.

— Ваш крестный, наверное, Иван Охлобыстин?

— Нет. Крестные родители — настоятель нашего храма отец Александр, с которым я знакома уже 6 лет. И моя подруга Ольга.

— Как вы, кстати, относитесь к тому, что Охлобыстин заявил о том, что хочет принять целибат?

— Ой… я слышала об этом, но эту тему мы еще не обсуждали. Насколько я знаю, он хочет еще иметь детей. Они с супругой Оксаной думали остановиться на десяти.

— А как вас изменило материнство? Что изменилось?

— Я понимаю, что я ничего на самом деле не знаю, для меня все вновь. Я до сих пор не могу понять, не могу поверить, что у меня есть дочка. Когда-то для меня это была просто несбыточная мечта! Вот я сейчас сижу с вами, а мыслями я дома, возле нее. Хотя выходить из дома нужно. Ведь ребенок — это не груз. Многие мамы сидят безвылазно возле детей, но выходить нужно и самому, и с ребенком.

— А официально замуж выходить вы пока не собираетесь?

— Нет!  Но в принципе — никогда не говори никогда! На данный момент меня устраивает то, что есть в моей жизни сейчас. Как говорится, замуж не напасть, главное — за мужем не пропасть!

Алина Тихонова,
«Сегодня»

Поделиться.

Комментарии закрыты