Татьяна Арнтгольц: «Болезни – от зависти. Старость – от обид»

0

На съемки в Петербург Татьяна Арнтгольц ездит всей семьей. В проекте «Чистая проба» она работает вместе со своим супругом Иваном Жидковым, а полуторагодовалую дочь Машеньку любящие родители просто не хотят оставлять без внимания – поэтому берут с собой. В перерывах между съемками актриса нашла несколько минут, чтобы поговорить о жизни семейной и жизни рабочей.

– Ваше собственное детство прошло в театре, а сейчас вы приучаете Машеньку с юных лет к съемочной площадке. Семейная традиция?

– Да, мы практически всегда берем дочку с собой. Маша уже и летала с нами, и ездила. Ребенку нужны родители в любом возрасте, особенно в столь раннем.

– Получается, дочку воспитываете по примеру своей мамы?

– Безусловно, я очень многое беру из своего детства. Даже ловлю себя на том, что какие-то вещи копирую за мамой. Например, когда я читаю книжку, чувствую, что совсем как мама, пытаюсь разыграть сюжет интонациями, «оживить» голоса действующих лиц.

– Каким было ваше детство? Кто был инициатором того, что вы стали всесторонне развитым ребенком?

– Наши родители – актеры – были полностью погружены в искусство, поэтому с малых лет привили нам с сестрой любовь к нему. Мы все время проводили в театре – знали все спектакли. Если все же не театр, то это был балет или симфонический концерт. Я считаю, что именно это становится первым детским базисом, накладывает серьезный отпечаток на всю жизнь. Отчасти поэтому мы стали актрисами.

– Вы как молодая мама уверены, что если ребенка правильно воспитывать, он вырастет творческой личностью?

– Я не могу сказать, что есть золотая формула, как сделать ребенка успешным. К сожалению, можно с утра до ночи водить малыша по музеям, ходить в оперу, а ребенок вырастет уголовником. Но конкретно в нашем случае такое воспитание сыграло свою положительную роль.

– Вы очень часто говорите о себе и Ольге. Неужели с самого раннего детства вы были не разлей вода и никогда не конфликтовали?

– Серьезно – нет. Просто в какой-то момент у всех детей наступает такой специфический возраст, когда излишнее внимание очень напрягает. С нами это произошло в еще большей степени, потому что когда шли две одинаковые девочки, окружающие люди начинали активно шушукаться: «Ой, вот пошли близняшки». А когда мы возмущенно поворачивались, нас начинали буквально одолевать вопросами: «А вы двойняшки или тройняшки? А кто старше?» Это, конечно, очень напрягало, и в какой-то момент мы специально стали по-разному одеваться.

– Помнится, однажды вас даже обидели в приемной комиссии, когда сказали, что на одном курсе не нужны две одинаковые актрисы.

– Нет, это было не обидно – просто констатация факта. В этом тоже есть своя правда. Ведь на актерский факультет мечтает попасть огромная масса ребят, а тут два похожих – один в один – типажа занимают два места. А ведь на одно из них могла бы попасть еще одна девочка или один мальчик. Что поделать, конкуренция!

– А случаи конкуренции с сестрой у вас были? В успешности, популярности, звездности?

– Такого точно никогда не происходило, и я вообще не представляю, что должно случиться с нашими мозгами, чтобы мы с Олей стали конкурентами. Это мне кажется, за гранью фантастики.

– А если отвлечься от ваших отношений с сестрой, в женскую дружбу верите?

– Верю. Я, конечно, выборочна в плане друзей, но у меня есть несколько подруг, с которыми мы в близких отношениях уже 11 лет и замечательно себя чувствуем вместе.

– А своего спутника жизни как определили?

– Знаете, когда женщины говорят «мой мужчина должен обладать такими-то качествами», я считаю, что это чушь. Все решает интуиция. Мужчины часто отвечают на этот вопрос так: «Я ее увидел и понял, что это моя жена, мать моих детей». Вот именно так случилось с нами. Я увидела Ваню и поняла: это – мой человек, моя третья рука, мой третий глаз.

– В семейной жизни часто случаются кризисы. Вы не боитесь?

– Волков бояться – в лес не ходить. Что же теперь не жениться или не рожать детей потому, что мужья часто бросают семьи? Я не знаю, что будет потом. Как показывает жизнь, нельзя ни в чем быть уверенной на сто процентов, и никогда нельзя говорить «никогда». Пока я не разочарована, и не было ни единой ситуации, когда я бы в чем-то усомнилась или была чем-то недовольна.

– Сначала вы мечтали о том, чтобы быть вместе с сестрой на экране, теперь снимаетесь с мужем. С кем комфортнее работать на площадке?

– Если честно, это не имеет такого огромного значения, важно само творчество. Комфортно ли мне работать с сестрой? Очень комфортно. Мы вместе снимались в «Лапушках». Комфортно ли мне с мужем? Тоже комфортно. Как раз сейчас мы оба задействованы в проекте «Чистая проба» режиссера Алексея Праздникова. Это такой приключенческий проект, детективная история о страстях человеческих. Совсем недавно приступили к съемкам в Петербурге.

– По сюжету ваши персонажи как-то взаимодействуют между собой?

– Да, в их отношениях даже есть романтическая подоплека. Его персонаж влюблен в мою героиню, но она уже заинтересована совершенно другим человеком.

– У вас есть свой фирменный секрет, как оставаться привлекательной?

– Вот что я ненавижу, так это тонны косметики. Не понимаю женщин, которые встают в пять утра, чтобы нанести на лицо «боевой грим». Думаю, большинство мужчин со мной согласится: чем естественнее женщина, тем она прекраснее.

– Но как же быть, когда появляются мешки под глазами?

– Вот в «Пяти вечерах» Володина – в пьесе, где я работаю, – есть одна очень хорошая фраза: «Болезни – от зависти. Старость – от обид». Если внутри вас гармония, то и внешне вы будете всегда хорошо выглядеть. Не обижайтесь и не обижайте других, не завидуйте, и не будет у вас ни высыпаний на лице, ни лишних килограммов.

Ольга Лаптева,
«Вечерняя Москва»

Поделиться.

Комментарии закрыты