Татьяна Арнтгольц: «Если любишь – не ревнуешь»

0

Татьяна Арнтгольц и её муж Иван Жидков говорят, что их семейная жизнь состоит из бесконечной череды разлук и встреч. А в прошлом году и Татьяна, и Иван вообще снимались в режиме нон­стоп. Поэтому, когда неожиданно у обоих образовалось в декабре несколько выходных дней, супруги отправились в Мюнхен.

Кочевая работа

К Германии у меня особое отношение: у меня немецкая фамилия – у дедушки со стороны отца немецкие корни. И когда у нас с мужем появилась возможность отдохнуть, мне захотелось побывать в Германии. Тем более Ваня никогда там раньше не был. Мы быстренько выбрали отель – один из старейших и красивейших в городе. Но что особенно чудесно – рядом муж и дочка, для нас побыть втроем несколько дней – это величайший подарок судьбы», – радуется Татьяна.

Для маленькой Маши путешествовать – обычное дело, у нее даже есть уже собственный загранпаспорт. Впервые Таня взяла дочку с собой на съемки в Киев, когда той было полгода. И с тех пор они повсюду ездят вместе.

«Недавно я впервые уехала от Маши на две недели. Снималась в Праге – туда было проблематично взять малышку. Я чуть с ума не сошла – тосковала жутко», – рассказывает актриса. «А вот внешне и по характеру Маша вся в меня, – подхватывает Иван. – Она у нас энерджайзер: шебутная, веселая, человек-улыбка, ну прямо как я». Актерство из девочки просто фонтанирует – она его, судя по всему, унаследовала от родителей в двойной дозе. Малышка умело работает на камеру – позирует, кокетливо склонив головку набок, замирает, как настоящая модель.

«Удивляюсь, откуда что берется, никто дочку этому специально не учил, и в фотосессиях она участвует нечасто. Мне, кстати, не раз предлагали задействовать Машу на съемках, но я пока от этого отказываюсь. Хочу, чтобы у нее было нормальное детство, – объясняет Татьяна. – Так что пускай Машенька подрастет и сама решит, чего она хочет. Я считаю, ребенок имеет право выбирать, что ему интересно, а родители должны к нему прислушаться, помочь в чем-то, направить. Если Маша скажет мне: «Мам, я хочу сниматься в кино, как вы с папой», я возражать не буду.

Потому что очень люблю свою профессию». «У нас с Таней зачастую взгляды на определенные вещи не совпадают, – вступает в разговор Иван. – Я-то считаю, что женщине работать необязательно. Ей важно найти хорошего мужа, заниматься домом. И я готов сам обеспечивать семью. У меня есть ответственность перед семьей, и я стремлюсь сделать все возможное, чтобы у Тани и Маши было все самое лучшее… Так что Таня в принципе может не работать. Но мне попалась жена, которой нравится зарабатывать деньги, к тому же у нее это хорошо получается. Причем – вот ведь парадокс – я снимаюсь не меньше Тани, но Танина популярность не сравнима с моей. Думаете, меня это напрягает? Нет, конечно. Разве может быть какая-то конкуренция между близкими людьми? Я горжусь женой и радуюсь, что она успешная и востребованная актриса».

Жизнь с идеальной женщиной

В этом году Татьяне и Ивану выпала возможность поработать вместе – в сериале «Ласточкино гнездо» они сыграли супругов. «Я не думала, что буду так нервничать оттого, что Ваня рядом. Все время переживала, что он забудет текст, замучила бедного», – рассказывает Таня. «А я понял, что на фоне актрисы Татьяны Арнтгольц чувствую себя неловко. Потому что на съемочной площадке каждый счел своим долгом высказать мне восхищение Таней, какая она умница, красавица. И в какой-то момент меня чуть не затошнило от осознания того, что я живу с идеальной женщиной», – смеется Иван.

У Татьяны и Ивана небольшой срок совместной жизни – всего-то четыре года, но за это время бывало всякое: и недопонимание, и конфликты, страсти кипели. «Мы сложно притирались друг к другу, потому что абсолютно разные, – говорит Таня. – Я – человек организованный, гиперответственный. А Ванька – натура сумбурная, эмоциональная, его несет. Причем я за то, чтобы спокойно, без нервов обсуждать любые проблемы, не выплескивать друг на друга негатив. А Ваня так не умеет, просто не может совладать со своими эмоциями». «Я адски взрывуч, завожусь моментально. В пылу ссоры могу такого наговорить, что потом дико стыдно перед Таней, мучаюсь от чувства вины и прошу у жены прощения. Таня хоть и обижается на мои закидоны, но все-таки прощает меня, дурака. Понимаю, что ей со мной непросто, и очень стараюсь быть сдержаннее. Думаю, если бы мы с Таней не любили друг друга по-настоящему, давно бы уже разбежались. Когда любишь и хочешь быть с человеком, принимаешь его таким, какой он есть, многое можешь ему простить. Я смирился с тем, что мне, шпане и оторве, досталась серьезная и правильная жена». «Вот муж из себя строит непонятно кого, а на самом деле он очень семейный человек, – перебивает Татьяна. – Ванька часто повторяет, что мы с Машей для него – все. Дочку он обожает, балует ее. Вообще, мне кажется, именно Маша нас связала по-настоящему, намертво».

И хотя Машенька для родителей центр вселенной, они считают, что у них должна быть и личная жизнь. Стараются выбираться вдвоем куда-нибудь – то в кино, то в ресторан. «Ваня – стопроцентный романтик, любит удивлять. Причем он меня чувствует, угадывает мои желания, – рассказывает Татьяна. – Я, к примеру, совершенно равнодушна к цветам, потому что актерам поклонники их дарят в огромных количествах. Ваня, зная это, мне цветы никогда не покупает. А тут 8 марта мне ужасно захотелось получить от мужа весенний букет. И Ваня вдруг приносит мне охапку белых тюльпанов. Казалось бы, пустяк, но меня он растрогал до слез». «Тане, кстати, мои авантюры нравятся. Как-то я отвозил ее на машине на вокзал – ей надо было на озвучание в Питер. Зашли в купе, в котором Тане предстояло путешествовать. И мне так не хотелось ее отпускать, что я налил в бокал шампанское, которое купил жене в дорогу, и… выпил его залпом. Таня в шоке: «Ты с ума сошел, тебе же сейчас за руль». – «Махну на денек с тобой в Питер». И мы поехали вдвоем. Было классно – весна, фантастическая погода. Мы поселились в шикарном отеле, гуляли, объедались мороженым… Вот такие спонтанные приключения я обожаю устраивать».

«Самое сложное – откровенные сцены»

Таня и Иван считают, что любящие люди не могут не ревновать друг друга. «Я умом понимаю, что Таню не имеет смысла ревновать. Она не дает никаких поводов для ревности. Но все равно я же вижу, как на нее смотрят мужчины, и испытываю к ним всем глубокую неприязнь. А с другой стороны, моему самолюбию льстит всеобщее внимание к моей жене». А вот к многочисленным партнерам, с которыми Татьяна играет любовь на экране, муж ее не ревнует: «Тут мы с Таней в одинаковых условиях. Я сам целуюсь в кадре и, поверьте, ненавижу это делать. Мне сложно себе представить, что искусственный экранный поцелуй может разбудить в людях какие-то живые чувства». «А для меня откровенные сцены – это самое сложное в актерской работе, – признается Татьяна. – Каждый раз преодолеваю внутренний барьер».

Сейчас супруги задумываются всерьез об увеличении семьи. «Маша уже подросла, в начале следующего года собираемся отдать ее в садик. Так что можно рожать второго ребеночка. Ваня-то давно готов. А у меня в ближайшие полгода чередой идут съемки. Но в этом деле что-то планировать невозможно. Первый раз я забеременела, когда меньше всего этого ждала. И то время было самым прекрасным в моей жизни: я была спокойна, свободна от работы, наслаждалась своим состоянием, летала от счастья. Ужасно хочется снова испытать те космические ощущения, когда в тебе растет родное существо», – улыбается Татьяна.

Юлия Недосекова,
«ТелеШоу»

Поделиться.

Комментарии закрыты