Татьяна Лазарева: Хуже, чем Собчак, быть невозможно!

0

Татьяна Лазарева – именно та дама, про которую обычно говорят: ей палец в рот не клади. Мы осмелились и положили.

– Начну с «Двух звезд». Для любого телеведущего работа на «Первом канале» – это верх популярности, это почетно. Как вам удалось туда попасть?

– Предложение было неожиданным. Кстати, кандидатуру Ксении предложила я. В первую очередь потому, что раньше с ней никогда не работала, было интересно и необычно. С другой стороны, прекрасно понимала, что чем-то переплюнуть дуэт Пугачевой и Галкина крайне сложно. Мы взяли количеством.

– Скажите, а все эти скандалы, маленькие перепалки Собчак – Канделаки – Лазарева, подколы, это все по сценарию?

– Не все реплики, конечно, были по сценарию, но и собственно скандалов никаких не было.

– Там были очень эмоциональные фразы. Тоже по сценарию?

– Нет, мы все живые люди. Может, в начале я что-то такое себе и позволяла, потому что как человеку, который давно на телевидении, мне не все нравилось из того, что делали девушки. Более того, как человек несдержанный, я всегда пытаюсь ситуацию как-то разрулить, опять же потому, что вижу картину целиком. Однако в конце все было уже тихо и мирно, я делала свою работу, а девочки – свою. И думаю, все получилось, канал устраивало.

– Большая эмоциональность вредила вам в жизни когда-нибудь? Как вы успокаиваетесь? Как это выглядит: «Боже, мне нужно успокоиться». Или иначе?

– Я из тех людей, которым нужно считать до 10, но не успеваю часто.

– Вот я сейчас с вами сижу и понимаю, что вы очень эмоциональный человек.

– Я такая не потому, что я звезда, а потому, что ситуация со временем жесткая очень. Интервью я вообще давать не люблю. Не вижу смысла. А так одно и то же. Вот если у меня есть какой-то новый проект, тогда да. Разговор имеет смысл.

– Ваши реакции… с ними тяжело?

– Для моей профессии это имеет как свои плюсы, так и минусы. В какой-то степени для телевидения это очень хорошо, когда на экране…

– А на личную жизнь эти качества влияют?

– Ну, разумеется, в первую очередь на ней и отражаются.

– До битья посуды и криков не доходило?

– О, до битья нет – я люблю порядок в квартире. Однако, конечно, не всегда держу себя в руках. Все это устаканивается только за счет сдержанности Михаила. Мы с ним идеально дополняем друг друга.

– Он ваш стабилизатор?

– Да, даже не знаю, как он меня терпит. Хотя, наверное, привык уже. Он знает, если во мне все кипит и бурлит, то это нужно просто выслушать. У меня все, во-первых, на лице. Но он понимает, что это так же быстро проходит.

– В прессе часто сообщают про ваш развод, сложные отношения в семье и т. д. Это вообще имело место?

– Я в нашей прессе вообще не знаю пару, про которую бы этого не писали.

– Но я так понимаю, в каждом союзе наступает сложный период, кризис жанра. Такое было?

– Такого не было. Мы поженились, когда нам было уже за 30 и все мечты о «новых ощущениях» прошли. Это было осознанное решение. Так что никуда уже мы друг от друга не денемся. Прессу это раздражает. Вот прошлым летом всей семьей сидим на пляже в Испании, а тут звонят… Просят рассказать про подробности развода. Даже смешно. Видимо, совсем уже не о чем было писать.

– Я вас видел в прошлом году в Марбелии, вы выглядели абсолютно счастливой парой. Но вы ушли от ответа про кризис семейной жизни.

– Я не ушла: в каждой паре такое бывает. И у нас с Мишей было, да, мы были на грани развода. Просто в нашей паре такой момент никогда не будет переломным.

– Рай в семье?

– Ой, я боюсь даже это произносить. Нельзя понять, что это рай, без сопоставления. Без черного не увидишь белого. А у нас с Мишей всегда будут сложности. У нас много детей, мы их рожаем не для того, чтобы обсудить в прессе. Это дети, которыми мы занимаемся, которых любим. Они все разные по возрасту и характеру, а значит, воспитание простым не будет. Забот много, но мы всегда вместе. Типичная бытовуха, которая бывает у всех.

– Вы можете назвать себя верной женой? Или порой вас охватывает страсть, когда головой понимаешь, что не нужно, а сердцу и телу не прикажешь?

– За все время брака ни разу такого не было. Зато до него достаточно часто случалось. Мы же с Михаилом, до того как решили жить вместе, долго друг к другу присматривались, около двух лет. И даже в это время у каждого было полно подобных историй, но с замужеством у меня все закончилось. Когда делаешь такой выбор в 33 года, уже больше ничего не нужно.

– Как начинается день у вас в семье? Готовит ли он вам завтрак, а может, вы ему готовите? Как он вас называет? Вот такие моменты…

– Какие глупости? Какие завтраки?!

– Не думаю, что это глупости. Когда человек видит вас на экране, он представляет себе в первую очередь какой-то медийный образ, а такие тонкости позволяют увидеть человека.

– На все такие вопросы глупо отвечать. Чтобы понять меня истинную, нужно со мной жить, засыпать и просыпаться.

– Однако такие детали позволяют перестать смотреть на человека как на модную стервозную телеведущую, а увидеть ее, может быть, более тонкой, романтичной. Я сам бил себя в грудь и говорил, что к Лазаревой не поеду, что она еще более злобная, чем Ксения Собчак, теперь понимаю, что ошибался.

– Хуже Собчак… Такое может быть… В чем вопрос?

– Глядя на вас, я вижу не яркую звезду экрана и медиа, а абсолютно милого и домашнего человека. Вы считаете, что заняли свою нишу, нашли себя в работе? Иногда же бывает, что люди меняют ее. Я, например, по образованию хирург.

– К своей работе я в первую очередь отношусь как к работе, а то, что меня при этом показывают по телевизору – это лишь побочный эффект. Вот и на «Первый канал» я пришла поработать, а не прославиться. Разрулить ситуацию в баре, помочь героям, которым тяжело и трудно справиться с собой. Их нужно успокоить, я тут свою задачу понимала. Потому мне и не была понятна позиция Тины и Ксюши. Ибо для них вызывающее поведение на «Первом» – это лишь пиар.

– Ваше отношение к моде?

– Никакое. Я так загружена, что совершенно за собой не слежу. Нет времени постоять и подумать об этом. Но иногда я уже с утра одеваюсь нарядно, потому что точно знаю, что вечером мне нужно куда-то идти.

Ахмед Бозиев,
«Жизнь»

Поделиться.

Комментарии закрыты