Татьяна Полякова: «Пишу не для славы, а для удовольствия»

0

Полякова – это псевдоним жительницы Владимира Татьяны Викторовны Рогоновой. Она взяла его шестнадцать лет назад, когда написала первую книгу. Теперь их у «королевы авантюрного детектива» 74, общий тираж приближается к двадцати шести миллионам.

– Недавно на книжных прилавках появилась ваша последняя по времени книга «Найти, влюбиться и отомстить». Это начало новой серии?

– Во всяком случае, пока нет желания проститься с героями, и в голове уже крутится новый сюжет с их участием. Но серийных произведений у меня не так уж много. Я всё-таки предпочитаю разовых героев и отдельные истории.

– Как относитесь к кинофильмам и телесериалам, снятым по вашим романам?

– Любовь с кинематографом у меня не задалась. Хотя, когда в 98-м году начинали снимать картину «Тонкая штучка», сценарий которой по одноимённому роману написал мой большой друг Аркадий Яковлевич Инин, которого я очень люблю и ценю, надежды были радужные. Мы хотели сделать комедию. Несмотря на то, что режиссёр очень далеко ушёл от первоначальной идеи романа, фильм получился смешным. Я его очень люблю, хотя он довольно отдалённое отношение имеет к тому, что я написала. У меня там и героиня иная по складу, и идея романа была совершенно не та, что в фильме.

Украинские кинематографисты сняли фильм по роману «Чёрта с два» с очень хорошими актёрами, среди которых – Валерий Баринов, Алексей Горбунов, Виталий Линецкий, Сергей Никоненко. Неплохо сделан, хотя немножечко «пережарен». Я бы сделала по-другому, но меня никто не спрашивал. А потом пошли сериалы. Один «лучше» другого.

В последнем – «Алмазы на десерт» – я с трудом узнала своих героев. Беды нынешнего кинематографа, на мой взгляд, в том, что у писателя просто покупаются права на экранизацию, и дальше ты никоим образом не участвуешь ни в написании сценария, ни в выборе актёров, ни в чём. Вот поэтому многие читатели укоряют: ну как же вы позволили всё так переиначить? И испытывают некое разочарование. И я решила сидеть тихо и ждать того момента, когда появится человек, который мыслит примерно так же, как я, или то, что я делаю, близко ему. Вот тогда и сделаем фильм именно по книге. С теми акцентами, с теми героями, с теми идеями, которые в ней есть. Тогда я буду счастлива и читатели будут довольны.

– В чём секрет вашей плодовитости и работоспособности?

– В кайфе, который получаю от писательства. Есть люди, которые с ужасом думают: завтра – понедельник, на работу идти. А у меня другой подход: ура, завтра понедельник! Все разъедутся с дачи, и я с утра сяду за столик и начну. У меня такой подход не только к работе, а вообще ко всему на свете: стараюсь из всего извлечь для себя пользу и выгоду. Выгоду, естественно, не всегда материальную. Готова с нечеловеческим, обезьяньим любопытством заглядывать во все щели, наблюдать за людьми, откликаться на всё происходящее вокруг.

– Становились ли прообразами ваших героев близкие, друзья, знакомые? И если они узнавали себя, как к этому отнеслись?

– Взять реального человека и переместить его в книгу – мне такое даже в голову не придёт. Я немного суеверна и считаю, что программирование судьбы существует. Пишу-то всё-таки детективы. Вот если бы любовные романы – всех своих подруг туда переместила бы в надежде, что будет у них всё в полном ажуре и даже лучше. А в детективы – опасненько.

– В семи ваших произведениях, начиная с «Всё в шоколаде», действует одна героиня – Ольга Рязанцева. Не надоела она вам?

– Ещё как надоела! Но эта дама оказалась такой настырной и привязчивой. Она мне уже долгое время портит жизнь. Только решила, что отделалась, она снова тут как тут. Да и читатели на её стороне: постоянно задают вопрос, что с ней дальше будет? И у меня уже такое впечатление, что она где-то есть в реальности. И периодически у меня возникает желание узнать, как там у неё дела. Я имела неосторожность наделить её некоторыми своими привычками, манерой разговаривать. И читатели стали нас полностью идентифицировать, не понимая, что я и она – люди с разных планет. Больше такой ошибки не совершаю, поняв: нельзя врастать в героиню.

– До писательства у вас была какая-то профессия?

– По образованию я филолог. Но через два дня после защиты диплома родила сына и отправилась в свободный полёт. Когда пришла пора устраивать сына в детский сад, мне предложили очень хорошее место, но к нему не предлагалось место в детском саду. Поэтому, немножко почесав в затылке, я выбрала ближайший садик, пришла туда и сказала: я у вас поработаю, а вы возьмёте моего ребёнка. Была договорённость, что полгода отрабатываю и ухожу на вольные хлеба, а ребёнок остаётся. Но мне там так понравилось, что задержалась на 14 лет. И только когда надо было решать, либо я работаю профессионально в литературе, либо остаюсь автором-любителем, написала заявление на увольнение.

– С какой книги посоветуете начать тем, кто ещё не знаком с вашим творчеством?

– Думаю, начать надо с несерийной книги. Например, с «Огонь, мерцающий в сосуде». У меня есть книги откровенно смешные. Например, «Чудо в пушистых перьях». «Сестрички не промах». С комедийными персонажами, комедийными ситуациями. Я то впадаю в страсти, и тогда появляются героини типа Ольги Рязанцевой или Феньки – «Я смотрю на тебя издали», когда хочется побыть Шекспиром, всё на раздрай, сплошная трагедия. Потом в какой-то момент, «объевшись» трагедией, понимаю, что хочется чего-то весёленького, оптимистичного. И тогда пишу достаточно бестолковые вещи, которые для себя я определяю – ни о чём. Но весело.

Есть откровенно жёсткие книги. Это серия «Одна против всех» из четырёх книг. Она ближе к мужскому детективу. Как человек любопытный я пробую себя во многих субжанрах, не зацикливаясь на чём-то одном. Поэтому, думаю, при желании можно найти среди 74-х книгу себе по душе.

Людмила Обуховская,
«Крымская правда»

Поделиться.

Комментарии закрыты