Татьяна Устинова: "Сегодня я — тиражный автор"

0

Известная писательница, автор известных произведений: «Хроника гнусных времен», «Седьмое небо» и др. рассказала о своей новой книге, литературных неграх и желании быть поближе к сильным мужчинам.

— Татьяна Витальевна, ощущаете ли вы свой возраст?

— Я уже посадила дерево, родила сына и построила дом, поэтому мне можно и на тот свет. Но мне пока туда не хочется, так что подводить итоги не буду. У меня еще маленькие дети, живы родители, которых нужно лечить, выгуливать, улучшать их настроение. А еще ладить с окружающим миром, который не всегда бывает одинаково прекрасен.

— Зная вас, могу предположить, что без дела вам не сидится. Над какой новой книгой трудитесь?

— Как раз дотрудилась до последней точки в романе. У меня не было сил довести его до финала, поэтому, когда это случилось, из глаз потекли крупные слезы. Отправила детектив редактору. Она будет читать. Для меня это самый трудный момент: все-таки человек она мне близкий и редактор грамотный. Если роман плохой, она так и говорит. И эти ожидания для меня мучительны.

— А о чем детектив?

— Все действие происходит вокруг людей, которые работают на радиостанции. Для них это целая жизнь. Сама я человек радийный и люблю этот способ передачи информации. Когда слышно голоса и не видно людей, я начинаю себе воображать, как у Пушкина: «Ваше воображение дорисует остальное». Действие происходит на Чукотке — мне пришлось для этого перелопатить целые тома литературы. В романе любовь не только у главной героини, но и у ее подруги. Будут страшные приключения, опасности, пурга, собачьи упряжки… и радиостанция (смеется).

— Творческим людям тяжело себя систематизировать и ежедневно работать, что называется с 9:00 до 18:00. Как вы себя заставляете, когда писать не хочется?

— Я написала уже 30 романов, но сказать, что у меня всякий раз это получается, — не могу. Я все время срываю сроки, задерживаю рукописи, чем вызываю страшное недовольство издателей. Ругаю себя и не люблю за это, но ничего не могу поделать. Как любой пишущий человек скажу: когда мне не пишется — писать не могу. В такие моменты у меня даже слова не складываются в предложения.

— Мне всегда было интересно, что думают писатели об электронной книге?

— У меня астигматизм, я ничего не вижу, и мне с ними неудобно. Большую часть жизни я провожу за компьютером, и еще лежать с этими читалками перед сном — невыносимо. Но люди пусть пользуются — лишь бы читали. В древности вообще папирусы были. Единственное, я не согласна с тем, что в школы хотят ввести электронные учебники. Книгу нужно листать, закладывать, дорисовывать ослиные уши Петру I, иначе ребенок не запомнит даты его жизни. Для этого необходимы печатные книги.

— Вы достойно зарабатываете литературным трудом?

— Сегодня я — тиражный автор. За прошлый год в рейтинге Госкомстата среди писателей мы опять поделили первое место на троих: Донцова, Акунин и я. Конечно, я зарабатываю, но по большому счету на литературный труд в наших странах не прожить.

— Как относитесь к тому, что некоторые ваши коллеги обращаются к «литературным неграм»? Сами посудите: разве может Дарья Донцова за год написать 10—15 романов?

— Очень даже может. Просто человек их пишет иначе, чем я. Она каждый день как в школу ходит и пишет романы. Это особый дар. Я так не умею и боюсь, никогда не сумею так писать. В год у меня выходит всего два романа. Я не знаю ни одного автора, у которых были бы такие «негры»: любой нормальный писатель свою работу чужим людям не передоверит.

— Вы пишете детективы, а поэкспериментировать с другими литературными жанрами не хотите?

— За последние 50 лет детектив стал неотъемлемой частью хорошей, взрослой и умной литературы. Он сейчас набирает обороты и становится интереснее. У Шекспира тоже были бесконечные трупы, тайны, призраки, отравления ядом. Для меня как для автора нет ничего лучше детектива.

— Многие и не помнят, что вы начинали свою карьеру с работы в пресс-службе президента. Вы ушли по собственной инициативе?

— Сама бы я никогда не ушла. Это было в 1997 году. Сменился глава администрации, пришел новый человек и всех выгнал на улицу. Это совершенно нормальная ротация. Не знаю, как сейчас, но тогда там не было никакой грязи. Разумеется, мы маскировали действительность, но было жутко интересно. Мы летали в командировки, все время находились близко к сильным мира сего. А это очень завораживающее зрелище.

— А если представить ситуацию, что вам предлагают работу в пресс-службе, предположим, у Владимира Путина. Вы пошли бы?

— Я бы не просто пошла, а бегом побежала туда работать. Нет ничего интереснее, чем сильные мужчины во власти, рядом с которыми ты находишься каждый день. Близость к власти — это, конечно, иллюзия, но она очень интересная.

— Кого не спроси, все считают вас сильной женщиной. В чем сила и слабость Татьяны Устиновой?

— Боюсь, что никакой силы во мне нет. Я человек слабый и зависимый от чужого мнения и собственного отношения к тому, что я делаю. Как правило, оно всегда негативное. Мне никогда не нравится то, что я делаю. Я зависима от успехов и неуспехов своих детей и настроения мужа, состояния своего издательства и книжного рынка. Я очень ленивый человек. Для того чтобы работать, мне нужно прикладывать чудовищные усилия и каждый раз бороться с собой. Терпеть не могу необразованность, хамство и вранье. Нет-нет, у меня тьма-тьмущая недостатков. Бессонница постоянная. Вот готовлю я хорошо (смеется).

— А почему кулинарную книгу не выпустили до сих пор?

— Сапоги чинит сапожник, а пироги печет пирожник. Стихов, сонников, гороскопов и кулинарных книг писать никогда не буду. Мне это неинтересно. Рецептов полно, но делиться особенно нечем, хотя бабушки пекли много разных пирогов.

— Многие женщины изнуряют себя диетами, а вы никогда не комплексуете из-за лишнего веса. Вы как-то боретесь с этим?

— Лет восемь назад я сбросила150 кг. Это был очень долгий процесс. Сначала отправилась к эндокринологу, потом к кардиологу, терапевту, дошла даже до хирурга. Курс лечения, который они мне назначили, выполнила. Я не сижу и никогда не сидела на диетах. Все это полнейший бред. Я точно знаю, что5 кг— это не лишний вес, а дурь. Вот если у вас 100 или 50 — идите к врачу. И никаких диет — типа одна маракуйя или папайя в день. Рис, гречка вас не спасут. Вы только расшатаете все силы своего организма. Если у вас есть проблемы со здоровьем, их должны решать врачи. Повторить фигуру Натальи Водяновой все равно не смогу, да и не охота. Мне хочется шашлыка и чилийского сибаса.

Миличенко Ирина
Segodnya.ua

Поделиться.

Комментарии закрыты