Татьяна Васильева: «С возрастом я научилась ко всему относиться философски»

0

В ее жизни было много трудностей, но обо всем она забывала на сцене: «Это потрясающее чувство, когда ты понимаешь, что зритель в этот момент совершенно твой, в твоей власти. Он ловит каждое твое слово, каждый взгляд, вздох. Это ни с чем несравнимое ощущение праздника души».

Большая авантюра

Татьяна Васильева (Ицыкович) родилась 28 февраля 1947 года в Ленинграде. В детстве она мечтала только об актерской профессии. Поэтому, как только получила аттестат зрелости, тут же помчалась в Москву, сказав родителям, что поехала на экскурсию. «Вообще, поступление в театральный институт – моя самая большая авантюра в жизни, – признается Татьяна. – Сейчас даже смешно вспоминать, но под своей девичьей фамилией Ицыкович я стеснялась подать документы. На счастье, не пришла какая-то девочка по фамилии Козлова, и я сдавала творческий конкурс вместо нее. И прошла! Потом разыскала ее в Питере, попросила одолжить паспорт. Видимо, она тоже была большой авантюристкой, если поддалась на мои уговоры и дала документ совершенно незнакомому человеку. Для меня тогда вопрос так стоял – жизнь или смерть. Так что я не случайно стала актрисой, это точно!»

О поступлении Татьяна тут же известила родителей телеграммой. Испуганный отец новоиспеченной студентки немедленно выехал в Москву, заподозрив в этом какой-то подвох. Но, убедившись, что Таня действительно поступила учиться «на артистку», решил тут же забрать ее документы и вернуть непокорную дочь домой. Мол, что это за профессия такая? Однако ректор уговорил папу-пуританина не делать этого и дать возможность способной девочке учиться.

Татьяна с головой ушла в студенческую жизнь. Ей нравилось познавать все новое, незнакомое: репетиции, спектакли, ночные споры в общежитии. Она с удовольствием училась, играла в студенческих спектаклях, и мир представлялся ей в разноцветных красках. А потом пришла любовь с ее безумными страстями. Вскоре Татьяна Ицыкович вышла замуж за своего однокурсника, будущего известного режиссера, Анатолия Васильева и стала той самой Васильевой, которую знает сегодня все. По окончании школы-студии ее пригласили работать в театр Сатиры.

Спектакль «Гнездо глухаря», где она сыграла вместе с Георгием Мартиросяном, который незадолго до этого пришел работать в театр, оказался для Татьяны и Георгия своего рода судьбоносным. Они поняли, что пропали. «Любовь друг к другу вспыхнула внезапно, словно по телу прошел ток», – вспоминает актриса. Вскоре Татьяна развелась с Анатолием Васильевым и вышла замуж за Мартиросяна. А затем перешла работать в театр им. Маяковского, где с успехом играла в спектакле «Да здравствует королева, виват!» и других аншлаговых постановках.

И все же жизнь редко баловала актрису. Второй брак ее также распался, от него остались двое детей, которые были всегда для Татьяны самым большим счастьем. Сейчас Татьяна не хочет никого пускать в свою личную жизнь: «Могу лишь сказать, что в последнее время мужчин я воспринимаю только как друзей. И всегда очень дорожу такими отношениями, потому что дружить с мужчинами проще: никто никому ничего не обязан. Характерный пример: мой друг Валера Гаркалин. А насчет любовного фронта – слишком уж много было разочарований».

«Много лет ушло на то, чтобы полюбить себя такой, какая я есть!»

Отношения с театром им. Маяковского у актрисы тоже так и не сложились. Однажды Васильева опоздала на спектакль из-за съемок, и ее уволили за прогулы. Затем такой же конфликт случился с Театром Антона Чехова, которым руководил Леонид Трушкин. После этого Татьяна предпочла работать в антрепризах. «Я не считаю, что актеры в них играют плохо, – говорит Васильева. – Игра зависит от профессионализма и планки, которую ставит себе артист. Антреприза – это совершенно отдельное явление театра. Мне так легче – можно выбрать пьесу и постановщика, которые нравятся. Я не люблю исполнять приказания главных режиссеров, не люблю, когда меня ломают. Надеюсь на то, что сейчас нахожусь уже в том возрасте и статусе, когда могу сама что-то решать».

Театр всегда был ближе этой актрисе, чем кино. «Здесь все просто, – поясняет Васильева. – В том, что мне обычно предлагают в кино и на телевидении, играть совсем нечего. От таких ролей я отказываюсь. Мне нужна работа, чтобы не было противно и глупо, чтобы я могла выразиться как актриса. А совсем без работы я не могу, по натуре я трудоголик, так что меня спасает антреприза. Стационарного театра я как огня боюсь. В антрепризе все любят друг друга, все заинтересованы в результате и творчески, и материально. Там нет зависти, лести – тех столпов, на которых стоит обычный театр. При этом каждую свою роль в антрепризах я выбираю тщательно, и ни за одну из них мне не стыдно. А вот в кино таких ролей большинство. И чаще всего те картины, которые имеют успех у публики, мне категорически не нравятся, например “Самая обаятельная и привлекательная”, “Попса”. Пожалуй, мне не стыдно только за роли в фильмах “Увидеть Париж и умереть” и “Дуэнья”».

Раньше Татьяна переживала, что главные роли доставались ей крайне редко, но теперь смирилась. Так и шутит, что ее амплуа – «подруга главной героини». «Вообще, с возрастом я научилась ко всему относиться философски, – признается Васильева. – А вот в молодости очень мучилась – меня грызли комплексы, связанные с внешностью, я считала, что бездарна. И как много лет ушло на то, чтобы полюбить себя такой, какая я есть! Честно говоря, мне иногда бывает очень жаль, что я когда-то хватала чуть ли не все фильмы подряд, боялась, что меня перестанут снимать. Как только возникала какая-то пауза, сразу думала: неужели это все?!»

Она всегда отдается работе так, что зрителям кажется: Васильева каждую роль играет как последнюю. «Знаете, если ты один раз сыграл на пределе, то потом никогда не будешь играть иначе. Тебе захочется сделать еще круче! – говорит на это актриса. – Я вот ухожу в антракте со сцены, а у меня на виске такие вот две вены здоровенные, с палец величиной пульсируют. Я на себя смотрю и думаю: когда-то это лопнет, не выдержит. А остановить себя, сказать: попробуй потише – невозможно. Ты не принадлежишь себе, ты принадлежишь профессии».

При этом отдохнуть от работы Татьяне вовсе не хочется, она этого не любит и не умеет. «Зачем мне зря тратить деньги на отпуск? Обычно сижу на пляже в варежках, потому что всегда резко становится холодно, когда я куда-то выбираюсь, – рассказывает Васильева. – В такие моменты я ненавижу себя и мечтаю об одном – поскорее вернуться в Москву. И пойти на спектакль. А утром в спортзал. У меня очень четкий режим, у меня все расписано».

«Жить не могу без сладкого»

Васильева всегда уделяла много времени, чтобы держать себя в отличной форме. Она часто занимается на тренажерах, не пользуется личным автомобилем. По городу звезда передвигается исключительно на общественном транспорте. Причем в метро и автобусах Васильева никогда не присаживается на свободное место. Некоторые коллеги подсмеиваются над актрисой, но Татьяна Григорьевна не обращает на эти усмешки внимания. Она считает, что такой способ передвижения – одна из главных составляющих ее программы по поддержанию фигуры.

«Я никогда не занималась спортом и всегда ела что и сколько хотела, – рассказывает актриса. – Но когда должна была сыграть роль Евы в спектакле “Место, похожее на рай”, я вздрогнула. Костюм у Евы ню – мне надевали трико телесного цвета на все тело. Когда я его первый раз на примерке надела и увидела себя в зеркале, то поняла, что мне нужно или отказываться от роли, или разрезать себя пополам. В течение полугода похудела на 18 кг. Легко отказалась от хлеба, масла, картошки – питаюсь только раздельно. Я перепробовала кучу диет, но они особого результата не принесли. К тому же многие диеты исключают сладкое, а я не могу без него. Поэтому с утра позволяю себе мед или джем. Но при этом ежедневные тренировки: шейпинг, трекинг, тяжелая и легкая атлетика. В общем, все, что существует, кроме плавания. Я очень брезгую нашими бассейнами. Много хожу. Если у меня нет утром тренировки и я нахожусь в Москве, то надеваю спортивный костюм и в путь – часа за три точно прохожу километров восемь. И еще холодной водой обливаюсь».

Своим детям она также постоянно дает множество рекомендаций: «Мой сын очень склонен к полноте, есть проблемы с эндокринологией. Хотя пока он молод, так остро эта проблема еще не стоит. Он был очень полный, а сейчас похудел на 45 кг. Я знала, что у меня есть сила воли, но тут увидела, что и у него тоже есть стержень. Я даже не так обрадовалась похудению, как этому открытию. Сейчас при росте два метра и пять сантиметров сын весит 100 кг, иногда и 95 кг даже. Конечно, он стал красивый, высокий и стройный – похудел на шесть размеров».

Филипп окончил юридический факультет – так заставила мама. Сам он всегда мечтал быть артистом, так что получив диплом, вернулся в театр. Когда Татьяна увидела, что сын делает успехи на сцене, сказала: «Все, иди учись!» И Филипп окончил ГИТИС. Дочка Лиза училась на журфаке, но потом также начала сниматься в кино.

У Васильевой уже трое внуков. «Я очень этому счастлива! – говорит актриса. – Чувства мои самые необыкновенные – жизнь продолжается! Все эти будни, заботы, спектакли, нервы – такая ерунда по сравнению с рождением ребенка. Вот вроде бы трижды бабушка, а каждый раз как первый. Мне нравится эта роль, и, хотя график у меня расписан на несколько месяцев вперед, внукам я стараюсь уделять время. И думаю, что внучка обязательно должна разбавить эту мужскую компанию, не все же мне только их баловать».

«В моем доме каждая вещь на своем месте»

Татьяна никогда не скрывала, что она – очень сентиментальный человек. Ее может растрогать грустный фильм, хорошая книга. «Вот смотрела по телевизору спектакль “Дальше – тишина” с моей любимой Фаиной Раневской и плакала, – рассказывает актриса. – С удовольствием перечитываю “Сто лет одиночества”. Мне сейчас хочется таких долгих больших романов. А для души у меня всегда есть Хемингуэй, которого я безумно люблю и к которому все время возвращаюсь».

Еще Васильева очень любит антиквариат, когда вокруг красное дерево, старинные салфетки, статуэтки: «У меня дома мебель есть старая, русская, середины XIX века. Мне это кажется уютным, а гостей раздражает, что там негде сесть, лечь. А я считаю, что у меня каждая вещь на своем месте. Покупаю я все на блошином рынке – это одно из моих любимых мест. И в полуподвальных магазинчиках, где вещи свалены в одну кучу, иногда бывает интересно порыться».

Татьяна не слушает разговоры о том, что старые вещи якобы хранят энергетику бывших владельцев. «Я слишком сильно все это люблю, – признается актриса. – Я даже умудряюсь покупать старые платья, и у меня уже скопилась небольшая коллекция. Надевая их, я понимаю, что эта вещь, может быть, единственная в мире! Есть у меня и вечерние старинные платья. Правда, надевать их особенно некуда. Одно платье – начала XX века необычайной красоты, почти не ношенное. Хотя очень пахнет нафталином – он трудно выводится. Но это даже приятно. Надевать такие вещи я не боюсь, хотя многие от них шарахаются. Еще я раньше очень любила украшения. Носила крупные серьги, браслеты, кольца – просто с ума сходила. Потом неожиданно стала к ним абсолютно равнодушной. Да, иногда надеваю серьги, когда иду на какое-нибудь мероприятие, но теперь выбираюсь куда-то крайне редко. Лучше уж побуду дома с внуками».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «ТелеШоу», «Собеседник», «Ролан»

Поделиться.

Комментарии закрыты