Топ-100

Тимур Бекмамбетов: «Джоли уже не вернется»

0

Известный режиссер рассказал, как делал кино с молчуном Бартоном, почему картины с Безруковым и Хабенским проваливаются в прокате и о третьих «Елках».

— Тимур Нуруахитович, вы знаете, что коллеги по цеху называют вас «монополистом Нового года»: мол, захватили вы эту нишу, и под каждое 31 декабря снимаете картины на тему «Дед Мороз и чудеса под бой курантов».

— Да, я это слышал. И мне это очень странно. Действительно, снимать кино под новогодний праздник — это моя бизнес-стратегия. Взять первые две части «Елок», вторую «Иронию судьбы», «Черную молнию» и «Джентльмены, удачи!» Просто в это время люди охотнее идут в кинотеатры. Так почему бы мне не предложить им качественный и хороший фильм? Кино — как и любая другая сфера — это прежде всего бизнес. И вообще, что значит «захватил нишу»? Разве я кому-то запрещаю снимать кино на эту же тему? Нет. Так о какой монополии может идти речь?

— С интересом просматриваю ваш «Твиттер». И меня там зацепило сообщение, что вы собираетесь снимать фильм об эмигрантах.

— Это не будет полнометражная картина — скорее одна из новелл в грядущих «Елках» (фильм выйдет в декабре 2013-го. — Прим. А. П.). Уже сейчас у меня собралась множество эмигрантских историй — в основном от наших бывших соотечественников из Союза, перебравшихся в США. Люди сами мне их присылают. И вы знаете, читая их электронные письма, я понял, что жизнь порою выкидывает такие коленца, которые нам, сценаристам, даже не снились. А сам «Твиттер» мне, кстати, напоминает СМС: написал сообщение, а отправить некому (смеется).

— А почему вы сами перестали снимать фильмы как режиссер, ограничиваясь ролью продюсера? Я имею в виду русские картины, ведь для Америки вы-то как раз снимаете.

— Как раз из-за Америки и не снимал. Я слишком много сил положил на «Президента Линкольна» (картина вышла в 2012-м и при бюджете в $69 млн собрала $116 млн. — Прим. А. П.). Все началось с того, что мы с Тимом Бартоном (режиссер «Алисы в Стране чудес» и продюсер «Президента». — Прим. А. П.) купили права на книгу Сета Грэма-Смита. Мы сами наняли автора книги, чтобы он написал сценарий, вместе с ним занимались разработкой. На это ушло полгода — по голливудским меркам срок несерьезный. Потом в Москве разработали весь визуальный ряд. Дальше мы запустили подготовку — этот период занял около 4 месяцев. Еще примерно столько же снимали сам фильм. Затем — работа с компьютерной графикой. Это очень кропотливый труд, занимающий приличный кусок жизни. Но это вовсе не значит, что американский рынок мне интереснее русского. Нет. Более того, я уверен, что в ближайшее время я сниму какое-то сугубо русское кино.

— Тим Бартон — режиссер-легенда. У него целая армия фанатов.

— Я бесконечно благодарен анимационному фильму «Девять», который и свел нас вместе. Лично для меня Бартон – один из самых любимых и профессиональных режиссеров из ныне живущих.

— Правда, что он такой же странный, как и его фильмы?

— Я бы не сказал, что он странный. Тим — искренний, простой. Но при этом достаточно закрытый. По складу ума он мистик, считает, что чем больше говоришь, тем меньше понимаешь. Мне нравится его позиция — я и сам так считаю.

— С радостью узнал, что в ваших планах значится проект «Vita Nostra» (переводится как «Наша жизнь»).

— Все верно. Украинские писатели Марина и Сергей Дьяченко написали сценарий по своему роману (книга входит в список 10 лучших фантастических романов постсоветской эпохи, который был составлен по результатам голосования экспертного совета, включавшего Бориса Стругацкого. — Прим. А. П.). Я прочел этот сценарий и впечатлился. Это же совершенно необыкновенная история. Пройти мимо нее я не смог! Там идет речь о девушке, которая обучается в очень странном университете. В том заведении из студентов готовят специалистов в некой мистической области знаний. Причем чем больших успехов достигает студент, тем более пугающие вещи с ним происходят (параллельно идет обыкновенная студенческая жизнь: дискотеки, пьянки, нежелательные беременности. — Прим. А. П.). В фильме я снова исполню продюсерские функции. Кто сыграет главные роли — еще обсуждается. Как и то, примут ли в нем участие иностранные актеры. Не исключаю, что каких-то персонажей исполнят Сергей Безруков или Костя Хабенский.

— Кстати, а как вы считаете, что нынче происходит с этими некогда топовыми актерами? У Безрукова последние две картины («Матч» и «Уланская баллада) с треском провалились в прокате. А у Хабенского фильм «Сказка. Есть» вообще в прокат не попал!

— Мне сложно сказать. Может, это с ними происходит, потому что они давно у меня не снимались (смеется). А вообще, как сказал сам Сережа: «Мода уходит, а потом снова приходит». В том числе и на актеров. Лично я этих замечательных артистов приглашал в свое кино и буду приглашать. Они дисциплинированны и профессиональны.

— А что происходит с сиквелом «Особо опасного»?

— Я по-прежнему не отказался от этого проекта. В данный момент пишется сценарий. Все предыдущие версии меня не устраивали. Что касается героини Анджелины Джоли, то она, боюсь, уже не вернется. Как говорится: «Умерла, так умерла».

— Меня вот что удивляет: вы начинали с рекламных роликов для одного российского банка. Ролики снимались на историческую тему. Потом у вас был полнометражный исторический фильм «Арена» — о гладиаторшах. После чего вы вдруг ушли в современные «Дозоры» и «Елки». Неужели больше к старине не тянет?

— Вы правы — тянет. Еще как! Долгое время я думал снять с казахскими киношниками масштабный эпик «Золотой воин». Но пока дело не выгорело. Потому я хотя бы поместил доспехи воина в «Джентльменов» (этот раритет крадут главные герои-уголовники. — Прим. А. П.). Также меня очень привлекает история Китая. Там есть где развернуться и о чем поведать. Все эти династии, схватки. Может получиться мощное кино.

Алекс Панченко,
«Сегодня»

Share.

Comments are closed.