Тина Тернер: «Я научилась быть свободной независимо от мужчин»

0

Она не пела на сцене почти семь лет, но не так давно решила вернуться: «Везде, где бы я ни была, люди спрашивали меня, когда я снова буду гастролировать. Эти вопросы не прекращались. Люди хотели видеть меня. Даже Софи Лорен спросила меня: “Когда ты собираешься вернуться к работе? Ты родилась для этого. У тебя есть ответственность”. Она заставила меня чувствовать себя так, как будто я обязана это сделать».

Слезами горю не поможешь

Ее настоящее имя – Анна Мэй Балок. Будущая певица родилась 26 ноября 1939 года в семье фермера в небольшом американском городке Нат Буш в штате Теннеси. Жизнь семьи Баллок была отнюдь не легкой, однако благодаря стараниям главы семьи, отца Анны, с утра до вечера занятого на ферме, голод обходил их дом стороной. Много лет спустя Тина скажет: «Мы никогда не жили впроголодь, и я всегда знала, что многие живут хуже нас». Уже тогда окружающие начали замечать необычный голос маленькой Анны, а сама она жила мечтами: Нат Буш был однообразен и скучен. В то же время доходившие с большим опозданием до городка журналы и газеты рассказывали о другом мире — о бурлящем котле счастья и красоты. И Анна хотела жить именно в нем, таком сказочном и таком манящем. Мечты о далекой беззаботной жизни подстегивались постоянными ссорами родителей Анны, делавшими ее существование в Нат Буш просто невыносимым.

Семейные скандалы, в конце концов, закончились разрывом, и мать девочки, Зельма Баллок, навсегда покидает семью и переезжает в Сент–Луис. Для 10–летней Анны и ее 13–летней сестры Эллайн уход матери стал настоящей трагедией. «Мне никогда больше не было так больно, – вспоминает Тина, – я плакала и плакала, и казалось, это не прекратится никогда. Однако слезы не помогли. Это стало для меня первым серьезным уроком, гласившим, что слезы никогда не помогают в беде».

Почти сразу после разрыва с Зельмой отец Анны снова женился, а еще через пару лет он собрал чемоданы и, оставив дочерей на произвол судьбы, направился в Детройт. «Я просто не могла в это поверить, – вспоминает Тина. – Сначала меня покинула мать, а теперь, когда мне было всего 13 лет, от меня отказался и отец!» Девочек приютила тетя, но слаще их жизнь не стала. Вскоре Тину покинула и ее сестра Эллайн, которая уехала к матери. Девочка поняла, что оставаться одной больше не в силах: «Когда мне было уже шестнадцать, я вдруг спросила себя, а почему я должна гробить свою жизнь в Теннеси, почему не могу последовать примеру сестры и уехать к матери? Мне всегда хотелось уехать с фермы. В Теннеси было неплохо, мне нравилось встречать закаты под раскидистым деревом, слушая пение птиц и все такое, но я всегда хотела чего–то большего, мне никогда не хватало просто умиротворенной тишины полей. Именно поэтому я и уехала в Сент–Луис, к матери. В то время этот город казался мне просто огромной столицей».

На свое 17-летие в клубе «Манхеттен» девушка познакомилась с музыкантами группы «Короли ритма». Тогда же она схватила микрофон и впервые запела. «Мама не хотела, чтобы я стала певицей, – говорит артистка. – Как-то не пустила меня на концерт. Музыканты приехали за мной на розовом ”Кадиллаке”. Наобещали мировой успех, и мама смирилась».

«Курочка, которая несла золотые яйца»

С этого момента Тина забывает, что такое отдых. Гостиницы, прокуренные клубы и долгие часы в пути — вот все, что ей остается. Но поначалу ее даже увлекла такая жизнь. Ей нравилось давать по два концерта за вечер перед восторженной публикой, ей нравились большие деньги и бесконечное путешествие. Однако вскоре все изменилось. Будь то на сцене или в жизни, вокалист группы Айк Тернер все брал под свой контроль. Немного времени потребовалось, чтобы выяснить также, насколько жестоким мог быть Айк. Нередко Тина стала появляться перед публикой с кровоподтеком под глазом или разбитой губой. Многие и сегодня спрашивают певицу, как она могла оставаться рядом с таким человеком на протяжении длительного времени. «Я не знала никого другого и ничего другого. Все, чего мне хотелось тогда, – это петь», – говорит она в ответ.

Вскоре у Тины появляется от Айка ребенок. Может быть, именно он и заставил ее столько времени терпеть все его унижения и обиды. Постепенно их группа становится одной из самых популярных в Америке, однако Айку не хватает мелочи — одного суперхита, который смог бы покорить чарты и принести долгожданные миллионы. Он понимает также, что Тина — его шанс, и решает добиться полного контроля над ней. Единственный способ сделать это — жениться на певице. Он сделал ей предложение, а та слишком испугалась, чтобы отказаться. Уже через два дня в мексиканской Тихуане пара скрепляет свои отношения брачными узами. «Я ожидала шумной свадьбы, моря цветов, белоснежной фаты и праздничного торта, а вместо этого в какой–то комнатушке мне дали подписать какую–то бумагу, – вспоминает Тина. – И все. В этот момент я просто подумала: “Вот это и есть моя свадьба, о которой я столько мечтала…”»

На следующий день Тина позвонила домой и сообщила матери последние новости. Зельма была просто на вершине счастья. «Она не понимала, во что я влипла, – говорит  певица. – В любом случае уже было поздно что–то менять, и я решила не рассказывать ей, что чувствую на самом деле». Да, менять что–то было действительно поздно – теперь она стала миссис Тернер.

«Я была для Айка курочкой, которая несла золотые яйца, – признает Тина. – Он зарабатывали на мне большие деньги. Говорил, что без него я ничего не стою». С мужем они постоянно ссорились: «Как-то он выплеснул мне в лицо виски со льдом. В другой раз облил горячим кофе. Мог погасить о мое лицо сигарету. Как-то предложил мне плитку шоколада. Когда я  отказалась, ударил. Однажды я дала сдачу. Мы подрались до крови».

«Дикая королева джунглей»

После свадьбы Айк решил изменить имидж своей супруги и придумал ей новое имя. Одной из его любимых в детстве сказок была история «Шина – королева джунглей». Тина стала Шиной, воплотила в себе придуманный Айком образ дикой африканки. Затем пришла идея привлечь к действу нескольких бэк–вокалисток. В это время другой черный певец, Рэй Чарльз, стал появляться на сцене с тремя девушками, известными публике как The Raelettes. Почему бы не скопировать хорошую идею? Так рядом с Тиной появились три новые бэк–певицы. Айк создал их по образу и подобию жены: те же яркие наряды, короткие юбки, высокие каблуки и пышные амазонские прически. Назвал их, опять же по примеру Чарльза, The Ikettes. За долгие годы карьеры Тернер состав Ikettes много раз менялся, но одно правило существовало для всех: ни одна из певиц не могла выглядеть лучше, чем Тина, и ни одна из них не могла привлечь к себе внимания больше, чем она.

Однажды Айк и Тина получают приглашение от самих Rolling Stones принять участие в их турне и, конечно же, соглашаются. Через двадцать лет Тина расценит этот первый в ее жизни тур по Европе как «начало всего». «Я никогда не знала, где же мой настоящий дом, пока не попала в Европу», — говорит певица. Во время турне Тина и Айк становятся хорошими друзьями с Rolling Stones, а их собственная группа завоевывает сердца европейского слушателя. «Мы будто разрубили цепи, отделявшие нас все эти годы от массового слушателя», – вспомнит потом Айк. По его мнению, такой успех группы в Европе должен был привлечь внимание крупнейших американских лейблов.

В музыкальном плане дела шли как никогда хорошо, но в жизни Тина с каждым днем становилась все несчастнее. Но уйти от Айка, бросить все как есть, еще не хватало решительности. Поэтому пока все оставалось как и раньше: «дикая королева джунглей» на сцене в жизни была покорной и тихой, безропотно подчиняясь решениям Айка. Но однажды во время европейского тура произошел забавный случай. Один из друзей Тины отвел ее к гадалке, которая, по его словам, безошибочно угадывала будущее. «Сначала я относилась к этому как к игре, воспринимала все в шутку. Но когда эта женщина сказала, что однажды я стану великой звездой, а человек, с которым я сейчас, уйдет из моей жизни как страшный сон, я вдруг впервые за все эти годы, почувствовала уверенность в себе. Этот момент стал началом моего разрыва с Айком Тернером», – скажет Тина через много лет.

Казалось бы, парадокс: чем лучше идут дела группы, чем выше она поднимается, тем сильнее сжимают Тину тиски насилия и нечеловеческого труда. Однако одно обстоятельство не позволяло ей бросить все и заняться собственной карьерой вдали от Айка – это дети. На попечении Тины было четверо мальчиков: двое были детьми Тернера от первого брака, один ребенок остался Тине напоминанием Сент–Луисских приключений, и одного сына она родила от Айка. Все они были еще очень юны, и певице ничего не оставалось, как продолжать страдать, терпеть выходки мужа и ждать. К 1968–му ситуация в семье все более накаляется, и Тина становится постоянным клиентом местной больницы. Обычно она появлялась с незначительными порезами и кровоподтеками, но однажды дело зашло слишком далеко, и только чудом Тина осталась жива после попытки покончить с собой. Она выжила, и по сей день считает, что спасла ее лишь безграничная преданность и любовь к музыке.

После очередной драки с мужем Тина ушла от Айка, спряталась у своих знакомых, но муж нашел ее. Дверь ему не открыли, зато вызвали полицию. Когда полицейские подъехали, певица высунулась из окна и прокричала: «Я – Тина Тернер. Это Айк. Я ушла от него и не собираюсь возвращаться».

«Я научилась быть счастливой независимо от мужчин, – с гордостью скажет она позже, когда весь кошмар останется позади. – В жизни это встречается довольно редко. Меня сделал счастливой мой успех. Я не очень-то верю, что меня мог бы осчастливить какой-нибудь мужчина».

«Я не представляю себя невестой»

Певица подала на развод. Айк рассказывал знакомым, что Тина — наркоманка, но оправдывалась тем, что муж сам предлагал ей наркотики. В суде Тернер заявил, что жена должна ему $500 тыс. за сорванные концерты. Певица отдала даже вещи, которые приобрела за годы брака. «Ты забираешь все, что я заработала за 16 лет. А я забираю свое будущее», — сказала тогда она.

После развода в 1985-м Тернер получила три награды «Грэмми». Она заявила, что счастливой ее может сделать только успех, а не мужчина. Но вскоре познакомилась с директором немецкой звуковой студии ЕМ1 Эрвином Бахом. Ему было 30 лет, Тине — 48.

Они переехали в Цюрих, а в 2000-м Тернер объявила, что уходит со сцены. «Я мечтаю об уютном семейном уголке», — объяснила она. Дом в Цюрихе строили шесть лет под надзором хозяйки. Рядом построили часовню, в которой Тина медитирует. Дома она читает детективы и готовит салаты из морепродуктов. «Мы с Эрвином любим после вкусного ужина смотреть телевизор в гостиной, — делится Тернер. — А утром он приносит мне кофе в постель».

Пара официально не жената. «Я не представляю себя невестой, — объясняет Тина. — Чтобы любить друг друга, не нужна свадьба». С сыновьями певица общается нечасто. Старший Рэймонд занимался мебельным бизнесом. На деньги матери открыл несколько салонов, но обанкротился. Другого сына Рикки, который до сих пор не простил ей развода с отцом, несколько раз полиция задерживала его за угон автомобилей. Дети живут за счет матери, а бывший муж Тины не так давно умер от передозировки кокаина.

Сама же певица решила вновь вернуться на сцену – не так давно она с триумфом выступила перед 20-тысячной аудиторией и повергла в экстаз почитателей своим внешним видом. Среди сценических костюмов певицы были кожаные облегающие штаны и платья, слегка прикрывающие бедра. Один из ее поклонников сказал: «Я просто не могу поверить, что ей скоро 70. Она выглядит и звучит фантастически». «Я все еще в прекрасной форме», – уверяет Тина, а, значит, мир и дальше будет наслаждаться ее фантастическим голосом.

Подготовила Лина Лисицына

Поделиться.

Комментарии закрыты