Том Харди: «Мне нравится играть плохих парней»

0

Он вовсе не похож на хулигана, несмотря на то, что обычно одет в толстовку с капюшоном, а его тело густо покрыто разными татуировками. «Мне было 15, когда мне набили первую наколку, – говорит Харди. – Теперь у меня их много, и каждая напоминает о том, где я был когда-то, что я пережил. Что лучше к этому не возвращаться».

«Мог загреметь в тюрьму надолго»

Его полное имя – Эдвард Томас Харди, а родился он 15 сентября 1977 года в Лондоне, в семье писателя Эдварда «Чипса» и художницы Энн. Том вырос в районе Ист Шин в Лондоне. В тринадцать лет он попробовал алкоголь, а затем увлекся наркотиками. «Порой я очень удивлялся, просыпаясь утром следующего дня, – признается Харди. – Перед тем, как впасть в забвение, я все думал, что завтра не обязательно должно наступить. Потом я вставал с огромным чувством вины, и мне было ужасно стыдно за свое поведение. Многие ночи я провел за решеткой в полиции. И в какой-то момент понял, что нужно остановиться, иначе я могу попасть в тюрьму на долгий срок». В один не самый прекрасный день, отключившись в наркотическом угаре прямо на улице Олд Комптон в Лондонском районе Сохо и придя в себя в крови и луже рвоты, Харди принял решение отправиться на реабилитацию и с 2003 года не употребляет запрещенных препаратов и алкоголя.

Задумавшись над своим будущим, Том понял, что хочет стать актером, в 19 лет он отправился на телевизионное шоу «Большой завтрак» и выиграл там соревнование среди моделей, а в качестве приза подписал контракт с модельным агентством. Потом попал в Лондонский Колледж Изобразительных Искусств, но оставил его ради курса актёрского мастерства в Лондонском Центре Драмы. Правда, и там Харди вынужден был пропускать занятия, поскольку получил роль в телесериале «Братья по оружию» и военной драме «Падение Черного Ястреба». Вскоре Харди открыл собственное театральное объединение «Ружье» и добился также успеха на сцене: в 2003 году актер получил награду за лучший театральный дебют и главную роль на сцене Национального Драматического Театра.

«Я хотел бы, что бы мой отец каждый день гордился мной, – говорит Харди. – Я увлекся актерским ремеслом, поскольку больше ничего в жизни не умел, и в этом занятии нашел для себя способ самодисциплины и мотивацию, которая ежедневно побуждает меня работать все больше и больше». Появление в фильме «Камера пыток» открыло для него серию не очень крупных, но значимых ролей, в которых Тому удалось показать глубину и стойкость характеров его персонажей: он сыграл Билла Сайкса в экранизации «Оливера Твиста», бандита в боевике «Рок-н-рольщик» Гая Риччи, а затем Чарльза Бронсона – одного из самых опасных преступников.

«До этих съемок я сильно похудел для фильма “Стюарт: прошлая жизнь” – там пришлось играть наркомана, – вспоминает Харди. – Потом мне предложили роль Бронсона, и я понял, что придется усиленно набирать вес – 15 килограммов за две недели! У меня не было времени сделать это должным образом, поэтому я просто ел много сахара, пиццы и мороженого, и все же я не смог довести свои руки и ноги до его стандарта. Перед съемками мне довелось встретиться с самим Бронсоном. Ему уже почти 60 лет, 32 года он провел в одиночной камере. Даже его охранникам не позволяется находиться с ним в одной комнате – вот настолько опасным считают этого человека».

«Эта работа стала для меня чем-то вроде катарсиса»

Большинство персонажей, которых Том играл на киноэкране – образцы жестокости, а сам актер от этого далёк: «Я много времени провожу на диване, когда смотрю со своим сыном Луи мультфильмы про Пожарного Сэма. Но до тех пор, пока я не сыграл Бронсона, в Америке в мою сторону и смотреть никто не хотел, не говоря уже о карьере, а эта работа дала мне зеленый свет по дороге на Запад, в Голливуд, туда, где я всегда мечтал работать».

В августе 2009 года Том появляется в экранизации романа Эмили Бронте «Грозовой перевал», исполнив роль Хитклиффа, который влюбляется в подругу своего детства Кэтрин. Девушку сыграла Шарлотта Райли, и отношения актеров быстро вышли за рамки профессиональных. Они начали встречаться, а через год после знакомства Том сделал Шарлотте предложение. До этого он уже был женат – девушку звали Сара, она вышла за Харди, когда оба были совсем молоды. Брак оказался непрочным: жена не вынесла того, что Том постоянно пил. Актер начал встречаться с Рэйчел Спид, у них родился сын, но это не помешало Харди оставить девушку ради Шарлотты.

Одной из самых заметных его актерских работ в последнее время стал фильм «Воин». Для роли Томми, бывшего морского пехотинца, которого кидает из одних неприятностей в другие, и что после возвращения из Ирака пытается наладить контакт с отцом-алкоголиком (Ник Нолти) и братом (Джоэл Эдгертон), Тому Харди приходится словно вновь переживать некоторые негативные моменты из его тяжелого прошлого. Он, может быть, и не боец в прямом значении этого слова, но с внутренней борьбой Том отлично знаком: «Я всегда борюсь сам с собой, ведь в моей жизни всякое бывало. Основываясь на этом внутреннем конфликте, я начал пытаться быть лучше. Я, как и все, провожу жизнь в борьбе, пытаясь сделать все лучшее, что в моих силах».

По сюжету фильма отец готовит Томми для участия в турнире по смешанным боевым искусствам, и по мере того, как он прокладывает себе путь к призу, парень понимает, что ему предстоит столкнуться в финале не только со своим соперником- братом, но и с силами, разлучившими их. Все действие этой драмы являет собой гимн искуплению и силе человеческого духа, а эти понятия находят глубокий отклик в душе исполнителя главной роли.

«Работая над печальной стороной образа Томми, я чувствовал себя в его шкуре как дома, – рассказывает актер. – Но, в то же время я осознавал, что мне на этой территории уже не место. Мне-то не нужно рассказывать о злоупотреблении властью и нарушении естественного хода вещей в семьях, в которых есть алкоголик, я это все прекрасно знаю из собственного опыта. На самом деле, эта работа стала для меня чем-то вроде катарсиса, я чувствовал, что должен приоткрыть завесу над этой трагедией как для тех, кому не понаслышке известно, каково жить с алкоголиком, так и для тех, кто об этой страшной стороне жизни и понятия не имеет».

Том продолжает нерадостный рассказ по мере того, как вспоминает моменты из фильма, которые мог бы соотнести со своей собственной жизнью: «Разного рода нелады в семьях алкоголиков, проблема развития покинутых, оставленных без внимания детей, потеря материнской заботы в определенном возрасте, потеря авторитета отца, недоверие к человечеству, а затем – прощение и перемены к лучшему. И исцеление, восстановление, оживление. Движение вперед, в будущее. Томми – не очень-то счастливый человек, так что и я, вживаясь в его роль, не был особо весел. И да, я отдал, наконец, дань своему прошлому».

«Я должник Нолана»

Несколько лет назад Кристофер Нолан пригласил Харди в свой проект «Начало». Съемки были захватывающими, многие экшн-сцены предполагали лыжную подготовку – это означало, что актеры должны уметь хоть как-то передвигаться по склону. Том вспоминает: «Крис спросил меня, могу ли я кататься на лыжах, у меня был минутный соблазн ответить “да”, как и у любого актера в данной ситуации: “Итак, Том, ты умеешь кататься на лошади? – Конечно. – Управлять самолетом? – Еще бы. – Кататься на лыжах? – Профессионально”. Но я не сказал этого, я знаю, что не смог бы спуститься даже ради спасения собственной жизни, и это бы выяснилось, как только мы оказались бы на склоне».

Нолан подтверждает все это: «Том никогда мне не говорил, что умеет кататься. Когда я напрямую спросил его об этом, была такая выразительная пауза, как будто он решал сказать да или нет, что я понял, что нет. Однако он приехал в Канаду раньше нас, взял несколько интенсивных уроков. В результате у него неплохо получалось, что оказалось очень полезно перед камерой».

Том сыграл Имса, одного из главных персонажей, а популярность фильма добавила славы и актеру. «Я должник Кристофера Нолана, – рассказывает Харди, – Сотрудничество с ним поставило меня на устойчивую профессиональную платформу, способствующую развитию моей карьеры. За это я ему безумно благодарен, он дважды поверил в меня». Во второй раз – когда Нолан пригласил Тома в заключительную часть трилогии о Бэтмене – «Темный рыцарь: возрождение легенды».

«Мне понравился персонаж Бэйна, мне вообще всегда нравилось играть плохих парней, – говорит Харди. – Крис Нолан не был уверен, что меня заинтересует эта роль, потому что во время съемок нужно было ходить в маске несколько месяцев. Сначала он вообще не говорил мне ничего о Бэйне, кроме того, что тот был тем еще злодеем. Но я сказал ему: так, мне нужна эта роль. Ты хочешь, чтобы я путешествовал с тобой по всему миру в компании каскадеров, с кучей оружия, которое мне хотелось бы подержать в руках, и я при этом должен всего лишь носить маску? Я в деле!»

Правда, в маске пришлось пострадать от жары: «Мы все просто раскалялись, было трудно дышать. Но когда ты думаешь о парнях, которые находятся в Афганистане или Багдаде, и о снаряжении, которое им приходится надевать, проскальзывает мысль о том, что у тебя не так все и плохо. Сразу было трудно говорить текст, потому что на мне была маска. Я никого не слышу, и никто не слышит меня. Вот такие дела, – смеется Том. – А затем начинается волшебство.

Я люблю работать с Кристианом Бэйлом. Да мне со всеми нравится работать. И снова встретиться с Крисом Ноланом тоже было приятно. Все члены команды этого проекта очень приветливые люди, настоящие профессионалы. Когда работаешь с Крисом, ты не ощущаешь никакого подавления личности с его стороны. Это прекрасно. Поэтому все играют свои роли в атмосфере доверия и спокойствия».

«Я не соревновался с Леджером»

У Тома не было опасений из-за того, что в новом фильме Нолана ему пришлось вступить «на арену» после Джокера Хита Леджера: «Это бы означало, что я соревнуюсь с кем-то выдающимся, а ведь вопрос не в том, чей талант выше и чья работа круче. Задача в том, чтобы стать лучше, насколько это возможно, а не лучше по сравнению с кем-то. То, что сделал Леджер – удивительно. Это так. Но у меня есть своя роль, которую я должен был сыграть и я это сделал».

Чтобы сыграть Бэйна, Харди пришлось вновь набрать мышечную массу. Увидев его героя на экране, британский боксер Дэвид Хэй был настолько впечатлен физическим состоянием актера, что не преминул об этом заявить журналистам: «Том находится в отличной форме. Он выглядит как настоящий танк». И добавил, что с радостью провел бы с ним свой следующий бой: «Думаю, что могу его ушатать. В целом, я и Том Харди – вышел бы отличный поединок, стопроцентно, – добавил боксер. – Он может быть моим следующим соперником».

Хотя в такую возможность никто не верит. Да и у Тома сейчас новые съемки – в «Безумном Максе – 4». Режиссером проекта выступает Джордж Миллер, который снимал первые три части. Он сразу утвердил Харди на роль, по его мнению, безумный Макс в продолжении фильма должен быть моложе, чем Мэл Гибсон, но всё же звезду решили оставить в проекте, памятуя о вкладе последнего в успех киноистории. Когда-то съёмки в «Безумном Максе» принесли Мэлу Гибсону мировую известность, а создателям фильма более 10 млн. долл. мировых сборов при бюджете 350 тыс. долл.

Долгое время фильм удерживал первенство в Книге рекордов Гиннесса по наивысшему соотношению прибыли и бюджета, уступив его лишь в 2000 году фильму «Ведьма из Блэр». Постановщик «Макса» Джордж Миллер после громкого успеха стал получать выгодные предложения, а в 2006 году получил «Оскара» за режиссуру мультфильма «Делай ноги». Сможет ли Том Харди повторить подвиг Мэла Гибсона и собрать отличную кассу, мы узнаем уже в следующем году».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Tom-hardy, «ФильмПро» , «Новости кино» , Film-effects

Поделиться.

Комментарии закрыты