«Трижды казачка» Клара Лучко

0

Манеры аристократки – спокойная доброжелательность, готовность помочь, выдержанный характер в сочетании с редкой утонченной красотой, горделивой посадкой головы и лишь одной «слабостью» – многочисленными шляпками – делали ее одновременно недоступной и любимой. Своей. Народной.

«Долг – основное в жизни каждого»

Клара Лучко родилась 1 июля 1925 года в селе Чутове Полтавской области. Еще с детства она обладала боевым, жизнерадостным и независимым нравом. Ее родители были «районщиками» – партийными работниками, которых направляли в самые глухие и заброшенные места. «Долг – основное в жизни каждого человека» – так внушали ей близкие. Именно так Клара и строила свою жизнь.

Один кошмар из детства вспоминала Лучко много позже. В 1937 году ночью к дому подъехал черный «воронок». Родители в страхе открыли двери. Вошедшие военные велели отцу Степану Григорьевичу собирать вещи, мама Анна Ивановна попросила показать ордер на арест. Семью Лучко трагедия миновала: чекисты ошиблись номером квартиры.

Добрым гением для Клары и ее родных была сестра матери – баба Киля. Она посвятила свою жизнь воспитанию внучки, а потом столь же самозабвенно заботилась о дочке Клары Степановны – Оксане. Почти неграмотная, мудрая и добрая Киля, обожавшая своих воспитанниц, учила просто – своим примером. Врать нельзя, ругаться нельзя, обижать людей нельзя. Если вдруг ее подлавливали на резком слове, заявляла: «от мени можно, а теби – ни». Баба Киля прожила с Кларой Степановной до самой своей смерти, переехав за любимицей в Москву. И все норовила привести с улицы в дом какого-нибудь несчастного, обогреть, накормить.

Главным развлечением Клары в детстве было кино. Она смотрела фильмы со своим кумиром, Тамарой Макаровой, представляя себя на экране такой же красивой, с такими же локонами, пластикой и женственностью. Хотя женственной Клара-подросток не была. «Вышкой» дразнили самую высокую и худую девочку в классе с «нестандартной» длинной шеей. Когда началась война, семью Клары эвакуировали в Среднюю Азию, именно там Лучко узнала, что в Алма-Ату перевезли и ВГИК, куда она мечтала попасть. Поступила с первого раза, несмотря на сложные экзамены и абсолютное незнание теории. И учиться было несложно – способности ее заметили, только несколько лет существовала одна проблема: Клара не могла избавиться от украинского акцента. В конце концов, преподавательница пригрозила отчислением, и студентке пришлось ночами заучивать огромные тексты на литературном русском и проговаривать их часами, искореняя глухое «г». Натренировав язык, Лучко продемонстрировала успехи учителю на экзамене по технике речи, и та не могла поверить, что за такой короткий срок девушка смогла «заговорить» так чисто.

«Никогда не показывать, что тебе плохо»

Родители Клары были категорически против профессии дочери – они-то видели в ней врача или юриста, но никак не актрису. «Мама хотела, чтобы я осталась в Полтаве, ведь я была единственной дочкой, – рассказывала Лучко. – Когда поступила во ВГИК, пришлось перебраться в Москву, где я жила в общежитии, в ужасных условиях. Потом нашлась какая-то знакомая родителей из Полтавы, которая жила в Москве, ей написали про меня, и она разрешила мне жить у нее в Сокольниках. У меня там был свой диван! Но ехать из ВГИКа в Сокольники в десять вечера было очень страшно и долго – трамвай, метро, затем снова трамвай, и через два часа я добиралась до дома. А утром снова два часа до ВГИКа. Но я была так счастлива, что живу в Москве, что учусь у самого Герасимова! На протяжении всей моей жизни случалось много и плохого, и хорошего, но у меня выработалось одно правило, которое я неукоснительно выполняла: никогда не показывать, что тебе плохо. Чтобы никто не смог подойти и, “сочувственно” заглядывая в глаза, сказать: “Ну как, Клара, тяжело тебе?”»

Институт Лучко окончила с красным дипломом и характеристикой «тургеневская героиня». Трудности во время учебы не отбили у Клары охоту стать знаменитой, но это сделал ее первый режиссер и первая роль. Лучко пригласили сыграть в картине «Родина капитана». Об этом фильме, как о «блине комом», Лучко вспоминала всю жизнь: ей не нравилась ни сама лента, ни собственная игра. А потом разочаровавшаяся Клара получила роль тетушки Марины в «Молодой гвардии», хотя мечтала о другом.

«Мама должна была играть Ульяну Громову, – рассказывает дочь актрисы Оксана Сергеевна. – Но на роль назначили Нонну Мордюкову. Мама переживала, но потом признала, что решение было верным. Она никогда не горевала долго и никогда не боролась за роли». Актерская фортуна была к ней щедра. И первым подарком был фильм «Кубанские казаки». Потом Лучко говорила, что она «трижды казачка» – по рождению, по этому фильму и по «Цыгану». Тогда едва оправившимся от войны людям картина несла радость и надежду. А юная Лучко – Даша Шелест – проснулась знаменитой.

«Кубанские казаки» подарили ей и встречу с будущим мужем, отцом ее дочери Сергеем Лукьяновым. Он был безумно влюблен во все украинское. К слову, супруг был старше избранницы на 16 лет. В каждый свой приезд в Полтаву обязательно покупал целую сумку свистулек, сувениров и потом раздаривал московским друзьям. Но этого ему было мало, и однажды он попросил тетю жены: «Баба Поля, вышейте мне настоящую украинскую сорочку». И она выполнила заказ – на полотне, как в песне поется «червоними і чорними нитками». А ее мама и Кларина бабушка Анна Платоновна по старинной выкройке сшила сорочку руками. Когда зять увидел эту красоту, пришел в неописуемый восторг. Сорочка стала самой любимой его вещью.

Но в 50-х театр им. Вахтангова, где работал Сергей Лукьянов, был на гастролях в Англии. Там и состоялось знакомство актера со знаменитым Лоуренсом Оливье. Когда тот пригласил Лукьянова к себе домой, Сергей, естественно, надел свою самую красивую сорочку. Ту самую, вышитую и сшитую руками полтавских женщин. Оливье, увидев, в чем одет его гость, тут же растерял все свои английские манеры. «Это мне!» – сказал, показывая на сорочку. Сергей Лукьянов, не моргнув глазом, снял с себя любимую вещь и отдал новому другу.

Клара была счастлива с мужем, вместе они прожили пятнадцать лет. Их брак оборвала ранняя смерть Сергея Владимировича. У него было больное сердце, и в самом расцвете своего таланта он ушел из жизни. Актриса пыталась заглушить тоску упорной работой.

«Женщина тысячелетия»

Мировую известность Лучко получила, сыграв в одном фильме сразу несколько ролей – Виолу, Себастьяна и Цезарио в экранизации «Двенадцатой ночи» Шекспира. С этой картиной Клара ездила на фестиваль в Англию, где фильм под микроскопом рассматривали шекспироведы – оценивалась чистота экранизации, близость к сюжету и верность шекспировским традициям. Говорят, критики очень удивились, когда узнали, что в «Двенадцатой ночи» девушка играет еще и две мужские роли – редкий случай, во многих экранизациях этого произведения близнецов играют женщина и мужчина. Картину признали одной из самых лучших, ее дублировали на английский язык и показали на родине Шекспира, а Лучко запомнили, и теперь ее имя можно найти в британских энциклопедиях. В 2000 году в Кембридже определялись лучшие актрисы тысячелетия. И выбор пал на Клару! Ей прислали сертификат «Женщина тысячелетия», где было написано: «Отнеситесь серьезно, потому что следующее награждение состоится лишь через 1000 лет».

В 1955 году фильм «Большая семья» Иосифа Хейфица получил приз за лучший актерский состав на Каннском кинофестивале. Однако всех актрис из этой картины затмила Клара Лучко. Вместе с коллегами она приехала представлять картину «Возвращение Василия Бортникова». Это было первое путешествие молодой актрисы на такое значимое мероприятие. Важной поездке предшествовали нехитрые сборы «казачки»: девушку пригласили на фестиваль, а ехать-то не в чем! Помогла Людмила Целиковская, одолжившая Лучко несколько своих платьев, которые Кларе оказались велики минимум на два размера. Впрочем, в Каннах это никого не смутило, и Лучко присвоили звание «Королева фестиваля». Между его участниками даже возник спор: настоящий ли румянец у русской прелестницы? Тогда один журналист подошел с платком к девушке и потер ее щеку. Спор был разрешен, а Клара еще пуще залилась румянцем. Знаменитости также не обделили Лучко вниманием: Пабло Пикассо подарил актрисе блюдо, а Фернан Леже написал ее портрет.

Новый виток популярности Кларе Лучко принесло участие в телесериале Александра Бланка «Цыган». На утверждении актрисы на роль настоял автор сценария – Анатолий Калинин. Хорошо знающий душу казачьего Дона, удалую, гордую и простосердечную, он рассмотрел эти качества в актрисе за несколько лет до того, как был запущен сценарий. Лучко с радостью включилась в работу. Клавдия была. Не было Будулая.

Роль прочили Джигарханяну – но он был занят на других съемках. Приезжал и никому не известный актер из Армении, узкоплечий, неказистый. Режиссер фильма Александр Бланк уже склонялся к этой кандидатуре: «Понимаете, – объяснял он актерам, – он похож на Иисуса Христа. Будулай – идеальный герой, и это важно». Картину спасла Лучко, вспомнив о молдавском актере Михае Волонтире. И фильм состоялся. Но сначала была киноэкспедиция на Дон, в станицу Пухляковская.

«Те съемки, – рассказывает Алексей Никульников, исполнитель роли Вани, приемного сына героини Лучко, – остались в памяти как один из самых светлых периодов моей жизни. Вот я, 17-летний студентик Ростовского театрального, на съемках, а вокруг – маститые и заслуженные. Сказать, что я боялся – не сказать ничего. И основным моим другом, советчиком, собеседником стала Клара Степановна. Так получилось, что я рано остался без материнского внимания. Клара Степановна одарила меня таким искренним теплом, что с тех пор я считаю, что у меня две мамы, две женщины, так много для меня сделавшие и одинаково родные».

Московские актеры с трудом привыкали к сельскому быту – учились доить коров, купать коней. Тонкая красота Лучко на жгучем южном солнце приобретала крестьянские черты. Не щадя, актриса огрубляла руки, не чуралась никакой грязной работы. Гостеприимные станичники ревниво рассматривали гостей и комментировали, как те «играют ихнюю жизнь». Лучко выдержала их суровый экзамен. «Меня спрашивали: “Ты, говорят, у нас Клавдию играешь?” – смеялась позже актриса. – Да, говорю, я. “Ну что ж, ничего, подходяща. Вот туто для казачки маловато” – и показывали на грудь.

Актеры так вживались в роли, что порой эмоции били через край. Так, например, в знаменитой сцене драки за Будулая Катьки-Аэропорт и Клавдии актрисы едва не покалечили друг друга: на репетиции попытались хлестнуть друг друга полотенцами – получилось неубедительно, в ход пошли мокрые простыни. «Дрались молча, потому что слова забыли, – вспоминала Нина Русланова. – Дрались до синяков, плакали, смеялись, все в полную силу». Плакали и глядевшие на площадку станичницы. «Что же вы плачете?» – спросили их. «Это про одинокую нашу бабью судьбу», – ответили женщины.

«Доверие и любовь обманывать нельзя»

Никогда не афишировалось, что Лучко много сил отдавала благотворительности. Ее актерский дар любили «наверху» – она пользовалась этим. И просила: квартиры, лекарства, выбивала деньги на операции. Только для других. Щедрая душа, она не знала покоя – бесплатные концерты в тюрьмах, колхозах, где «живых» артистов и в глаза-то не видывали.

«У нас был концерт в богом забытом колхозе в Липецкой области, – вспоминал Алексей Никульников. – А Клара Степановна в дороге расхворалась, и сильно – температура под 40, жар, на ногах не стояла. Я просил ее отменить выступление. А она как-то очень жестко, что в общем-то было ей несвойственно, сказала: “Алеша, зрители собрались, чтобы меня увидеть. Люди ждут. Доверие и любовь обманывать нельзя”».

А однажды на концерт в Каширу ее вез водитель-лихач. Он врезался в груженую фуру. Незадолго до этого в автокатастрофе погибла замечательная актриса Майя Булгакова, с которой Лучко сдружилась на съемках «Цыгана». Клара Степановна с трудом вышла из покореженной машины, но пересесть в «скорую» отказалась – у нее была творческая встреча. Читала со сцены стихи, улыбалась, шутила. Когда дали занавес, почти упала на руки коллегам. У нее было тяжелое сотрясение мозга.

И неудивительно, что ей приходили такие письма: «Здравствуйте, дорогая Клара Степановна. Я пишу Вам, чтобы Вы знали – в Хабаровском крае, в маленьком забытом поселке есть человек, который любит Вас так, как любят самых близких людей. Меня зовут Таня, мне 17 лет. Я живу у бабушки, отец давно уехал, а мать стала пить и бить меня. Я видела все фильмы с Вашим участием, хотя мне редко разрешают смотреть телевизор. И всем сердцем к Вам прикипела. Я все время смотрю на Вас, разговариваю с Вами, рассказываю о своих бедах. Иногда мне кажется, что моя мама – это Вы».

«Клара была принципиальным, но отзывчивым, любящим и открытым для дружбы человеком», – говорит Дмитрий Федорович Мамлеев, второй муж замечательной актрисы. Они познакомились в гостях и прожили вместе долгую и счастливую жизнь. Актриса умерла на руках у мужа. Шла на кухню готовить ему завтрак и упала. Это случилось 26 марта 2005 года.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Сегодня» , «Собеседник» , «Теленеделя»

Поделиться.

Комментарии закрыты