Кристина Орбакайте: «Мужчины – они с Марса, а женщины – с Венеры»

0

В прокат вышел фильм «Любовь-морковь-3» (режиссер Сергей Гинзбург). Кристина Орбакайте поделилась своими ощущениями – как она перевоплощалась сначала в мужчину, а потом в ребенка.

– Известный критик театра и кино Татьяна Москвина в своей книге негодует, что «режиссеры, рвущие на части популярные физиономии, не замечают выдающегося дарования Кристины Орбакайте и ее судьба в кино полновесно так и не сложилась». Согласны ли вы с этим мнением?

– Что касается моего драматического таланта, то я еще в самом расцвете сил и лет! Есть надежда, что моя актерская профессия (по образованию я актриса) будет развиваться и развиваться. На мой взгляд, для актрисы большая творческая удача, если она сыграла три роли в комедии, как это произошло со мной. Все три роли – характерные, интересные и такого диапазона – и женщина в зрелом возрасте, и мужчина, и ребенок. Не секрет, что комедийный жанр подвластен не каждому. Считаю, что наша трилогия «Любовь-морковь» получилась удачной и, что самое главное, будет любимой у народа всех возрастов. Заглядывая вперед, скажу, что следующая моя роль в кино – драматическая.

– Каково это – ощущать, когда в женском теле где-то поселилась мужская душа? И есть ли она вообще у мужчин – душа?

– Во-первых, мы не играли в тела. И кстати, у меня не было мужской небритости или усов. А душа мужчины – это скорее образ, чем реальность. Поскольку мы играли в паре с Гошей Куценко, то для одного актера совсем несложно перенять повадки другого, будь это мужчина или женщина.

– После роли в первом фильме «Любовь-морковь» вы разобрались с устройством мужских мозгов?

– Каждая роль в художественном фильме – это перевоплощение. Мужчины мыслят иначе, чем мы, женщины, – и это факт. Ведь мужчины – с Марса, а женщины – с Венеры. В частности, благодаря фильму и своему жизненному опыту мне удалось лучше понять мужскую природу. Теперь в каких-то вопросах к противоположному полу отношусь с большим пониманием, где-то уступлю, а где-то и промолчу.

– А как вы думаете, почему на Руси издревле любовь сравнивали с каким-то овощем – то морковкой, то картошкой, то томатами?

– А ведь действительно: прошла любовь – завяли помидоры. Возможно, любовь сравнивали с каким-нибудь овощем потому, что чувство это хотя и прекрасное, но скороспелое, недолгое и невечное для большинства из нас. К тому же в России фруктов было маловато – разве только яблоки, поэтому и все народные пословицы связаны с овощами да, может, еще с яблоками. А может, любовь в России никогда не была сладкой, как малина, а все больше горькой, как репа.

– Вы верите в то, что достаточно просто протянуть любимому руку, хотя уже все идет на спад?

– Конечно, в жизни и в любви все сложнее, чем в песне и в кино. Но надо помнить, что в твоей руке, возможно, кто-то нуждается, и быть готовым ее протянуть в необходимую минуту.

– Алла Борисовна когда-то сочиняла музыку под мужским псевдонимом Борис Горбонос. А вы способны в какой-либо ситуации выдать себя за мужчину?

– Пока все делаю под своим именем. С мамой у нас разные истории, поэтому лучше нас и не сравнивать в творчестве. У меня достаточно много ролей в кино и в театре, где у меня разные имена. На сегодняшний момент у меня точно нет необходимости скрываться под мужским псевдонимом. Каждая роль, новое имя меня чем-то обогащает, заставляет задуматься и наверняка накладывает какой-то отпечаток на мою личность.

– Фотохудожник Екатерина Рождественская сделала ваш портрет в образе Греты Гарбо, найдя между вами некое сходство. Голливудская звезда была таинственной женщиной – молчаливой, скрытной. Есть ли у вас общие черты с божественной Гарбо?

– Грим, костюм и свет делают роль и образ. А зная историю Греты Гарбо, было несложно изобразить ее. Я, в отличие от Греты, не ушла со сцены в возрасте 35 лет – так что уже одной ее черты у меня нет. Надеюсь, что во мне есть некая загадка, как в каждой женщине, а может, и человеческая тайна. А есть и много открытости, возможно, наивности, доверчивости, которые помогли мне перевоплотиться в одном из фильмов «Любови-моркови» в ребенка.

– Ваш старший сын Никита сыграл главную роль в фильме «В гостях у сказки» и забавную роль в фильме «Ёлки». Вам понравились эти работы?

– К сожалению, фильм «В гостях у сказки» так и не вышел на экран и я его полностью не видела. А вот в «Ёлках» Никита мне понравился. В роли таксиста я не увидела того Никиту, которого знаю с рождения, а увидела незнакомого для меня человека, его героя.

– Младший сын Дени просто создан для того, чтобы сниматься в кино. Готовый артист?

– В нашей семье каждый выбирает свою судьбу сам, и родители ничего не навязывают. Естественно, надо учиться, заниматься, мечтать. Никиту потянуло в кино, в музыку. А у Дени в его 12 лет свои пристрастия.

– Кристина, объясните, зачем вы выбрали такой трудный путь – каждый день доказывать, что вы певица, что у вас дар? После роли в фильме «Чучело» Ролана Быкова на актерском поприще вам было бы и легче, и свободнее, и комфортнее.

– Очень даже нужно доказывать и в кино, и на сцене – постоянно. А что уже пройдено, то пройдено, и нет смысла оглядываться назад. Бог видит, как я хотела быть только актрисой и посвятить всю себя кино и театру. Но так сложилась моя судьба, что в тот момент, когда я созрела для того, чтобы быть актрисой, наступил глобальный кризис в кино, и ничего не снималось вообще. И тогда мне представилась возможность попробовать себя в качестве певицы. Хотя критика в отношении меня была беспощадной, но в глубине души я почувствовала, что со временем смогу сделать на сцене что-то новое, отличное от других и таким образом обрести свое лицо. Время показало, что интуиция меня не обманула. Да и кино предоставило шанс – доказать, что не зря я получила диплом актрисы театра и кино.

Анжелика Заозерская,
«Собеседник»

Поделиться.

Комментарии закрыты