Валентина Легкоступова: «Не устала от “Ягоды-малины”»

0

Начиналась ее история с мистики. Еще до рождения дочери цыганка нагадала матери Валентины, что будущий ребенок станет звездой. Возможно, предсказание строилось на том, что оба родителя были профессиональными артистами. Куда ж их чаду идти, как не на сцену?

«Я стала петь раньше, чем говорить»

Валентина родилась 30 декабря 1965 года в Хабаровске, ее отец Валерий Легкоступов – баянист и композитор, мама Галина Симонова – профессиональная певица. Родители познакомились в Хабаровске, куда отец приехал из Крыма подработать. В местном хоре он обратил внимание на самую красивую певицу и потом увез ее с собой. «В детстве я стала петь, наверное, раньше, чем научилась говорить, – рассказывает Валентина. – Еще в Хабаровске по дороге в детский сад на весь автобус исполняла: “Эх, Коля-Николаша, где мы встретимся с тобой?” Уже в Феодосии, куда мы переехали, а мне тогда было три года, в нашем южном дворике сооружала из ящиков “эстраду”. Стучала во все двери, приглашая на концерт “народной артистки Советского Союза” Вали Легкоступовой. Мои концерты могли продолжаться часами».

Отец решил отдать дочку в музыкальную школу. Когда девочку спросили: «На чем ты хочешь играть?», она ответила: «На скрипке». «Вот и проходила 12 лет с футляром! – смеется Легкоступова. – Вообще, скрипка – это инструмент, который дает всю эмоциональную палитру, а многие музыкальные штрихи вообще невозможно сделать, кроме как на скрипке».

Валя отлично училась в музыкальной школе, затем в Симферопольском музыкальном училище. Не сомневалась, что надо продолжать учебу в Москве и в девятнадцать лет поехала покорять этот город. На удивление легко поступила на только что открывшееся эстрадное отделение Института имени Гнесиных. Конкурс был сумасшедший, вместе с Легкоступовой пробовались Валерия, Ирина Отиева. Комиссию возглавлял Иосиф Кобзон, которого Валентина очень боялась. Но все прошло замечательно.

А через год Легкоступова поехала на Всесоюзный конкурс молодых исполнителей в Юрмале, где заняла второе место. «Но на большую сцену я вышла гораздо раньше, – рассказывает артистка. – Еще в музыкальном училище занималась джазовой музыкой, в семнадцать лет у меня уже была сольная программа. В институте по совету Кобзона параллельно с учебой начала работать в Тульской филармонии. Каждый месяц выступала с десятками концертов».

«Все испытания даются нам не просто так»

Свой взлет на эстрадный Олимп в 80-х Валентина Легкоступова не считает предопределенным, хотя и готовилась к этому все предыдущие годы. По словам певицы, «любой успех на сцене – лотерея». В том смысле, что может выпасть счастливый билет, если повезет. Фортуна повернулась к ней лицом композитора Вячеслава Добрынина, который предложил 20-летней певице исполнить свою новую песню. Премьера «Ягоды-малины» состоялась на «Голубом огоньке» в ночь на новый 1987 год. Песня сразу приобрела бешеную популярность. И с тех пор вот уже много лет является визитной карточкой певицы.

«Если мне с телевидения звонят с просьбой принять участие в какой-то программе, я даже не спрашиваю, какую песню петь, – улыбается Легкоступова. – Потому что совершенно точно – “Ягоду-малину”. Ну, обижаться не за что. Эта песня сделала меня популярной. Я безмерно благодарна за это и не устаю ее петь. Дай Бог каждому такую песню». А вообще репертуар Легкоступовой разнообразен: тут и эстрада, и фольклор, и джаз, и классика в современной обработке, и вокализ – пьесы для голоса без слов.

Но с экранов артистка пропала. Кому помешал свет ее звездочки, Валентина говорить не хочет категорически, но молва связывает угасание творческой карьеры певицы с именем Аллы Пугачевой. Якобы та однажды сильно расстроилась, узнав, что Раймонд Паулс доверил «ягоде-малине» исполнить песни, предназначенные для самой Примадонны. После этого сотрудничество с композитором расстроилось, Легкоступову перестали звать на телевидение. Певица была вынуждена распустить свой коллектив — двадцать человек: музыкантов, балет, администраторов. А в 90-х ей сказали, что её песни – «не формат».

На Пугачеву Валентина обиды не держит: «Я желаю этой замечательной певице здоровья, счастья, долголетия – и творческого, и жизненного, – чтобы все в ее жизни было хорошо! Считаю, что никогда не надо ни на кого затаивать злобу и обиду. Как господу Богу угодно, так он и распорядился. Значит, так нужно было. Все испытания нам даются тоже не просто так», – разъясняет свое миролюбие Легкоступова. Впрочем, она не настолько смиренна, чтобы сносить безропотно удары судьбы: «Я не отношусь к категории тех людей, которые, получив удар с одной стороны, подставят другую щеку».

Пускай сама в ответ и не даст сдачи, но отношения с обидчиком разорвет. Может, поэтому у неё немного друзей в шоу-бизнесе, где интриги – обычное дело, а независимость взглядов зачастую воспринимаются как помеха для карьеры. Но эстраду артистка не оставляла, причем сейчас Легкоступова идет к своему слушателю не только со старым творческим багажом. Он пополняется, хотя с каждым годом все труднее найти хорошую красивую песню: «Приходится рыться в багажах тех лет и работать с композиторами того времени, потому что молодых талантливых авторов мало. Во-вторых, если они и выдают новую песню за свое произведение, то, как правило, это по кусочкам “тыренные” мелодии, а они не являются произведением как таковым. Это опять же от общей необразованности и легкомысленного отношения к профессии. А на моих концертах звучат и народные вещи, и классические обработки инструментальных произведений».

В начале 2000-х Легкоступова занялась преподаванием, она работает на отделении эстрадно-джазового вокала Российской академии музыки имени Гнесиных. «Своих учеников я обожаю, лелею, пестую. Но – очень жесткая я в профессии! Жесткая. Потому что считаю, если ты выходишь на сцену, то должен досконально знать все, должен быть суперпрофи, – заявляет Валентина. – Поэтому на занятиях с моих учеников буквально семь потов сходит. Каждый – это алмаз, требующий определенной огранки, и я в ответе за их судьбу. Вообще, талантливым ребятам сегодня сложно найти работу по профессии. Поэтому, когда они приходят ко мне в класс на первое занятие, я сразу без прикрас объясняю, что их может ждать в дальнейшем. Сейчас балом правит бизнес, а не шоу, и очень трудно человеку, обладающему талантом, пробиться сквозь этот бизнес».

«Не хотела, чтобы дочка стала певицей»

Муж Легкоступовой – тоже артист, пара понимает друг друга с полуслова. «Мы познакомились на концертах, когда со мной выступал его отец, известный звукоимитатор Юрий Григорьев, – говорит Валентина. – Алексей – джазовый трубач, окончил эстрадное отделение Российской академии театрального искусства, какое-то время выступал с группой “Веселые ребята”. Как-то раз Юрий Григорьев позвал Алексея помочь организовать презентацию своей юмористической программы. Я тоже принимала участие в этом мероприятии. Алексей – настоящий мужчина, на него во всем можно положиться. С таким, как говорят, можно пойти в разведку. Порой кажется, что знаю Алешу всю жизнь».

Валентину не остановило, что у него в то время была семья. Но артистка признается, что пока он не развелся, близких отношений не было: «Алеша не захотел вести двойную жизнь и во всем честно признался жене. Они расстались по-хорошему. Сын Алексея от первой жены бывает у нас. У меня ведь тоже был первый брак. Мы с Игорем поженились, когда я еще училась в музыкальном училище. Родилась дочка, которую я назвала Анэттой в честь дочери Раймонда Паулса. Но сразу после ее появления я подала на развод. Я не терплю компромиссов, поэтому и решилась. Считаю, что поступила правильно, и нисколько не жалею о своем поступке. Не умею прощать предательства. Хотя пережить пришлось много. Роды оказались очень тяжелыми, врачи буквально вытащили меня с того света. Потом весила восемьдесят с лишним килограммов. Не могла смотреть на себя в зеркало, рыдала: как в таком виде смогу выйти на сцену? Но взяла себя в руки и вернула форму».

При этом на второго ребенка Валентина решилась легко. Абсолютно ничего не боялась, потому что считала, что женщина обязательно должна иметь нескольких детей. Так и появился сын Матвей, он живет в деревне, где у Легкоступовой с мужем есть загородный дом. «Парень влюблен в компьютеры. Но у него есть врожденные актерские качества, поскольку и папа, и дедушка – тоже эстрадные артисты, – говорит Валентина, – Думаю, из него получится хороший человек. Во всяком случае, мы с мужем на самотек ничего не пускаем и следим за тем, как развиваются наши дети».

Анэтта поступила на эстрадное отделение Академии имени Гнесиных. «Она замечательный человек. Добрая, отзывчивая. И с голосом у нее все в порядке. Это я как профессионал говорю. К сожалению, не могу ей больше ничем помочь, кроме того, что научить владеть профессией. За это отвечаю. А как дальше будет, опять же – лотерея, если ей удастся вытащить свой счастливый билет. Мы предполагаем, а Бог располагает, – говорит Легкоступова. – Я очень не хотела, чтобы Анэтта стала артисткой. Раны, которые наносят творческие профессии, очень глубоки. Как я вижу со стороны, молодых исполнителей сейчас просто используют. Берут их никому не известных, вкладывают деньги, а потом выбрасывают, как использованный материал. После таких манипуляций травмы приводят, как правило, к очень печальным последствиям».

«Сейчас на сцену идут все, кому не лень»

Несколько лет назад Валентине позвонили с телевидения. Журналист Вадим Такменев спросил: «Почему вы отказались принимать участие в шоу?» Легкоступова удивилась: «О какой программе идет речь?» «Ну как же, “Ты – суперстар”, мы вас пригласили, а вы не согласились». Тут артистка призналась, что впервые слышит об этом проекте. Оказывается, кто-то, просто даже ей не позвонив, уже вычеркнул ее фамилию.

«Участвовать я огласилась не раздумывая, – признается Легкоступова. – Это был шанс напомнить о себе – ведь если не показывают на ТВ, то ты вроде и не популярна. В проекте приняли участие Алена Апина, Азиза, Анне Вески, Алексей Глызин, Ольга Зарубина, Михаил Муромов и другие. У нас сложились отличные отношения. К своим коллегам всегда отношусь с большим уважением. После шоу зауважала себя еще больше. И, кроме того, участие в проекте добавило мне узнаваемости. Многие думали, что меня уже нет на свете!»

Валентину не удивляет интерес к песням 80-х годов: «Во-первых, есть поколение, которое, как бы смешно это ни звучало, но оно выросло на этих песнях. Люди вместе с нами взрослели, переживали эпоху перемен, тяжелые и радостные моменты. А что касается качества музыки, то в наше время непрофессионалов просто не могли выпустить на сцену! Это был обязательный фактор в профессии, без этого ты не мог устроиться на концертную работу в филармонию. А сейчас на сцену идут все, кому не лень, и критерием профессионализма является наличие толстого кошелька. Я не могу быть равнодушной, потому что это публика, которую я очень люблю, и мне не все равно, что она слушает, мне не все равно, с кем выходить на одну сцену. Меня пугает, скажем так, легкомысленное отношение нового поколения артистов к профессии. А ведь профессия певца очень сложная – в нее нужно вложить много труда, знаний, и еще ее нужно ценить. Но это, к сожалению, делают далеко не все».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам KM.ru, Amurpress.ru, «Новая неделя»

Поделиться.

Комментарии закрыты